Вот Такие Мы Лихие Мужеложству Вопреки!

Пара слов об одном из иностранных "партнеров"...

original
Эрдоган стал главным бенефициаром нападений исламистов в Европе
...Соединение бренда глобальной исламской империи и вполне конкретных силовых инструментов влияния создает очень опасную комбинацию. Агрессивные заявления Эрдогана порождают опаснейший прецедент одобрения религиозного радикализма на политическом уровне. Это новая реальность в международных отношениях, и к ней ЕС и страны Европы оказались явно не готовы...

И ТыДы https://riafan.ru/1329890-erdogan-stal-glavnym-beneficiarom-napadenii-islamistov-v-evrope
Вот Такие Мы Лихие Мужеложству Вопреки!

Боброутро...

uid_4181bc5da66103b6325a36d771112e081565888801834_width_1920_play_0_pos_0_gs_0_height_926
“Кто не курит и не пьёт…” Про ЛГБТ, “косяки” и Черчилля
...Поймите меня правильно — не хочется проводить каких-то параллелей между беготнёй с радужным флагом и потреблением табачной продукции, но, боже мой, я ещё успел покурить сигареты на борту самолётов американских авиакомпаний — можете СЕЙЧАС такое представить?! А ведь было, было… И всем тогда тоже казалось, что это навсегда, что “джина выпустили из бутылки” — кури не хочу!..

И ТыДы https://fitzroymag.com/right-place/kto-ne-kurit-i-ne-pjot/
Вот Такие Мы Лихие Мужеложству Вопреки!

Мимоходом...

idioty-pohoronyat-zelenskogo-ekspert-dal-neuteshitelnyy-prognoz-dlya-prezidenta-ukrainy-novosti-dnya_1
Зеленскому грозит отставка из-за провокации с Конституционным судом Украины
Анализируя положение Зеленского, невольно приходишь к мысли, что тот не столько является президентом страны, сколько продолжает играть роль на съемках сериала про президента. Он болезненно ищет одобрения своим действиям и неадекватно воспринимает любую критику. Это сложно объяснить, если мы пытаемся увидеть в нем президента, но вполне логично, если представить Зеленского на сцене в ожидании аплодисментов...

И ТыДы https://riafan.ru/1328848-zelenskomu-grozit-otstavka-iz-za-provokacii-s-konstitucionnym-sudom-ukrainy
"...За себя и за того парня!" (с)

Из баек Тауэра

Томас Блад - настоящий полковник!..
4164
...В Кровавой башне мне показали место, где погибли принцы Эдуард и Ричард, а также галерею с башенками и с видом на реку; по этой галерее прогуливался во время заключения в Тауэре сэр Уолтер Рэли. Неподалеку отсюда находится сокровищница Короны, помещение которой совершенно не приспособлено для приема большого количества посетителей.

Сами сокровища хранятся в восьмиугольном сейфе из стали и стекла, в котором лежат бесчисленные бриллианты, рубины, изумруды и другие драгоценные камни. От них исходит характерное для драгоценностей яркое, будоражащее сияние. На мой взгляд, наиболее значимыми предметами сокровищницы являются три королевские короны. Во-первых, это корона Святого Эдуарда Исповедника, или Корона Англии. При коронации нового монарха ее на мгновение возлагают на голову коронуемого. Оригинал этой короны некогда принадлежал саксам и исчез без следа во времена Республики (1649–1660 гг.) Нынешняя корона — изготовленная по распоряжению Карла II копия, более изящная по форме, но далеко не такая ценная по значению и с исторической точки зрения, как Имперская церемониальная корона, в которой король открывает парламентские сессии и участвует в других торжественных церемониях общегосударственного значения.

Этот драгоценный венец усыпан массой бриллиантов, жемчужин и других камней, едва ли не каждый из которых может поведать собственную романтическую историю. В центре расположенного на маковке короны бриллиантового креста находится большой сапфир. Когда-то он был вставлен в кольцо, которое Эдуард Исповедник носил во время коронации. Там, где сходятся арки короны, подвешены две жемчужины, которые в свое время служили серьгами королеве Елизавете. Огромный необработанный рубин принадлежал Черному принцу. Скопления бриллиантов, усеявшие своды арок короны, выполнены в виде дубовых листьев с желудями из жемчуга. Это напоминание о дубе близ Боскобела, в ветвях которого укрылся Карл II, спасавшийся от солдат Кромвеля.

Третья корона — это Имперская корона Индии, изготовленная в 1912 году для короля Георга V, которого короновали в Дели как императора Индии. Необходимость в этой короне возникла по причине того, что закон запрещает вывоз за пределы страны как Короны Англии, так и Имперской церемониальной короны.

Учитывая бесценность всех этих предметов, не может не вызвать изумления то обстоятельство, что королевские регалии пропадали по меньшей мере дважды — а потом их случайно находили, словно забытые очки или связку ключей! Впрочем, это вполне в английском духе. К примеру, как можно потерять скипетр? Будь скипетр у меня и внезапно исчезни, я, разумеется, предположил бы, что его украли (и, вероятнее всего, оказался бы прав); но потерять скипетр — совершенно непостижимо! Тем не менее прекрасный «скипетр с голубем» был именно потерян, а нашелся по чистой случайности в 1814 году — в Тауэре, в старом посудном шкафу. Еще более невероятна история с исчезновением большого Державного меча, непременного атрибута коронации, с рукоятью и ножнами, украшенными бриллиантами и изумрудами. Трудно себе представить, что такую вещь можно потерять. Однако во времена правления королевы Виктории Державный меч не могли найти в течение нескольких лет. В конце концов кто-то заглянул в давно не используемый шкаф — и увидел на полке старинный футляр с оружием. Когда футляр открыли, внутри обнаружился пропавший меч.

Просто удивительно, что сокровищницу Короны ни разу не обокрали, при столь небрежном отношении к охране бесценных реликвий. Впрочем, в годы правления Карла II полковник Блад предпринял попытку украсть корону, чуть было не закончившуюся успехом. Теперь на страже монарших регалий стоят такие хитроумные достижения научно-технического прогресса, что потенциальный вор как минимум будет насмерть поражен электротоком, рискни он разбить стекло — эту, казалось бы, единственную преграду на пути к вожделенной добыче.

***

Полковник Блад был безрассудным ирландцем. Когда Карл II вернул себе трон, Блад, как и многие другие солдаты удачи, обосновался в Лондоне. Это был отчаянный головорез, готовый на любую авантюру.

Во времена Карла II знаки королевской власти хранились без соблюдения тех мер предосторожности, которые принимаются сегодня. Железная клеть с регалиями стояла на первом этаже Башни Мартина. Верхние этажи были отведены под жилые помещения хранителя драгоценностей. Этому старику по имени Тэлбот Эдвардс было почти восемьдесят лет. В течение некоторого времени ему не выплачивали жалование, что во времена Карла II было обычным делом. Поэтому Эдвардсу разрешалось взимать плату с тех, кто желал посмотреть на драгоценности Короны. Разве что когда кто-нибудь входил в помещение, где хранились ценности, Эдвардс запирал дверь на замок.

В апреле 1671 года безобидный на вид сельский пастор посетил Тауэр вместе со своей женой. Они сказали, что приехали в Лондон, чтобы посмотреть сокровищницу Короны. «Пастором», разумеется, был полковник Блад, а «женой» оказалась его сообщница. Когда старый Эдвардс начал рассказывать о знаках королевской власти, «жена» вдруг почувствовала себя плохо; добросердечный хранитель предложил гостям подняться наверх: мол, миссис Эдвардс поможет даме прийти в себя.

Так Блад и его сообщница «вошли в доверие» к своей жертве, как выразился бы современный мошенник. Через день или два «пастор» подарил миссис Эдвардс пару перчаток в знак благодарности. Постепенно знакомство переросло в дружбу, «пастор» и его «жена» стали частыми гостями в доме четы Эдвардс, у которых была незамужняя дочь и сын, находившийся в то время во Фландрии. Созрела мысль устроить брак мисс Эдвардс с племянником «пастора», которому последний приходился опекуном. Семейство Эдвардсов благосклонно отнеслось к этой идее. Был назначен день, в который «пастор» должен был представить своего «племянника». В этот день, как только стало темнеть, Блад верхом прибыл в Тауэр. Его сопровождали четыре сообщника. Один из них остался с лошадьми у ворот Святой Екатерины, а Блад и трое других, в том числе «племянник», должны были похитить знаки королевской власти. Бладу надлежало похитить корону, его пожилому сообщнику, бывшему «железнобокому» по имени Паррот предстояло прикарманить державу, а третий жулик должен был вынести в мешке скипетр, распиленный натрое. «Племяннику» вменялось в обязанность нести охрану. Старый Эдвардс тепло встретил гостей у Башни Мартина и сообщил, что миссис и мисс Эдвардс спустятся через минуту. Блад пояснил, что его друзья сами не из Лондона, поэтому нельзя ли им заглянуть в сокровищницу Короны. Старик тотчас открыл дверь в помещение, где хранились драгоценности, и воры вошли внутрь — все, кроме оставшегося охранять лестницу «племянника», который скромно заметил, что предпочитает блеск глаз своей невесты сверканию любых самоцветов! Внутри воры сбили Эдвардса с ног и вставили ему кляп. Блад схватил корону и деревянным молотком сплющил арки, чтобы регалия поместилась в карман. Паррот взял державу с ее огромным рубином, а третий сообщник принялся распиливать скипетр. И в этот миг случилось событие настолько невероятное, что никакой романист не посмел бы вставить подобный эпизод в свое сочинение! Домой вернулся молодой Эдвардс, который, как считалось, пребывал во Фландрии. Юноша вскользь подивился присутствию незнакомца, но не стал задерживаться, ибо торопился увидеть мать и сестру.

«Племянник» же, встревоженный появлением постороннего, подал сигнал тревоги. Воры открыли дверь и вышли наружу — с короной и державой. Полураспиленный скипетр они оставили в сокровищнице. Тем временем Эдвардс сумел выплюнуть кляп и принялся звать на помощь.

В Тауэре началась суматоха. Спрятав корону под пасторским облачением, Блад пустился наутек. Крича: «Ловите мерзавцев!», он постарался усилить неразбериху и сбить с толку стражников. По счастливой случайности, командир отряда стражников капитан Бекенхэм догадался, что истинный вор — именно Блад, и устремился в погоню. У ворот Святой Екатерины к капитану присоединилась толпа простолюдинов, которые и схватили воров. Бекенхэм вступил в схватку с Бладом, тот попытался выстрелить прямо в лицо капитану. К счастью, пистолет дал осечку, а в следующее мгновение Блада схватили. В пылу схватки никто не заметил, что от короны отломились и упали в грязь несколько драгоценных камней. Впоследствии выяснилось, что жемчужину подобрал трубочист, а бриллиант прихватил некий подмастерье. Прочие выпавшие из короны драгоценности так и не были найдены.

Парроту также не удалось ускользнуть; в кармане его брюк нашли державу — без одного рубина. Впрочем, позднее камень отыскался в одежде вора. Когда мошенников уводили, Блад бросил через плечо капитану Бекенхэму: «Что ж, затея была неплохая. Жаль, что дело не выгорело. Мы хотели заполучить корону».

Самое удивительное в этой истории — то, что произошла она в эпоху, когда даже мелкое воровство каралось смертью. Возможно, понять причины случившегося поможет продолжение этой истории. Спустя несколько дней Блад был вызван в Уайтхолл, где его удостоил приватной беседы Карл II. Было бы чрезвычайно интересно узнать, о чем они говорили; так или иначе, Блад вернулся с королевской аудиенции владельцем поместья в Ирландии и 500 фунтами годового дохода! Карла II до сих пор подозревают в том, что, в очередной раз испытывая насущную потребность в наличности, он нанял Блада и поручил тому украсть корону! Согласно другому популярному в те времена слуху, король хвастался, что нет такого человека, который сумел бы украсть корону, а Блад попытался сделать это, чтобы привлечь монаршее внимание к своей персоне.

В конечном счете Блад пал жертвой судебного разбирательства, предпринятого на основании заявления герцога Бэкингемского, который выставил полковнику претензии на сумму 10 000 фунтов. Перспектива выплаты такой суммы оказалась для полковника невыносимой. Блада похоронили в Вестминстере, при этом никто не сомневался, что смерть — всего-навсего очередной фокус полковника; уж слишком дурной была его репутация. Поэтому суд разрешил эксгумацию, личность Блада установили по характерному шраму на большом пальце. Спустя столетия, когда строилась Виктория-стрит, прах Блада вновь потревожили. Эпитафией полковнику Бладу суждено было стать двум язвительным строчкам, сохранившимся на листовке в коллекции Британского музея:

"Хвалу взнеси фортуне, вспарившей над тобой, —
Короны похититель похищен был судьбой".

/Генри Воллам Мортон, "Лондон. Прогулки по столице мира"/

P.S. От себя добавлю, что существует версия, согласно которой Блада с короной повязали в одном из лондонских пабов.
Вот Такие Мы Лихие Мужеложству Вопреки!

Мда...

Представляю, что будет твориться в английских пабах вечером 3 ноября...
Безымянный
На территории Великобритании с 4 ноября на месяц вводится карантин, закроются пабы, рестораны, непродовольственные магазины, заявил премьер-министр Великобритании Борис Джонсон.
Вежливость

...

Прощай, старина. Ты был не великолепным, нет. Ты просто был лучшим.
Sean-Connery-wallpaper
Вот Такие Мы Лихие Мужеложству Вопреки!

Еще раз бобродень

Vaisseau_le_Ville_de_Paris_en_1764_a_Rochefort
Вторжение, которое провалилось. Американская революция. Часть X
...Орвилье подал в отставку сразу же после того, как сошёл на берег. Новым командующим Брестской эскадрой стал дю Шаффо. В октябре возникла мысль возобновить операцию, но дю Шаффо, Гишен, Кордова, Хастон и Арсе —командиры дивизионов — были резко “против”. Настал сезон штормов, к тому же на флоте много больных, да и корабли сильно повреждены.

9 ноября Кордова с 20 кораблями направился обратно в Испанию к Кадису.

Наиболее точную эпитафию этой попытке вторжения в Англию сформулировал “Британский Ежегодник” 1780 года:

Пожалуй, никогда ещё не собирались вместе такие силы флота. И уж точно никогда они не добивались столь малого (Never had perhaps so great a naval force been assembled on the seas. Never any by which less was done.).

И ТыДы https://fitzroymag.com/right-place/vtorzhenie-kotoroe-provalilos/
Вот Такие Мы Лихие Мужеложству Вопреки!

Бобродень...

К вопросу о том, откуда создатели фильмов Pirates of the Caribbean: The Curse of The Black Pearl и Battleship могли скоммуниздить идею разворота на якоре имеющего ход и ведущего бой корабля. ;)
Combat_d'Ouessant_juillet_1778_par_Theodore_Gudin
Громкое дело у Уэссана/ Американская революция. Часть IX
...Последовал залп — и за борт полетела грот-мачта англичан. Тогда Маршалл приказал кинуть якорь (корабли сражались около берега в мелководной бухте — глубины были небольшие). Используя его как рычаг, англичане развернули свой фрегат и дали пару продольных залпов по носу противника. Этими выстрелами были сметены за борт все расчеты французских 6-фунтовок на верхней палубе и убит старший лейтенант “Бель Пуля”, но теперь уже француз, используя лучшую манёвренность, смог пройти с кормы и дать продольные залпы по “Аретьюзе”. От больших потерь англичан спасло только то, что на их верхней палубе к этому моменту почти никого уже не было. Ну, не считая покойников, конечно…

И ТыДы https://fitzroymag.com/right-place/gromkoe-delo-u-ujessana/
Вот Такие Мы Лихие Мужеложству Вопреки!

Из баек Английского банка

c1ac2cfc-bank-of-england
...Другой эпизод датируется примерно 1740 годом. Говорят, один из директоров банка приобрел ассигнацию достоинством в тридцать тысяч фунтов, что соответствовало стоимости поместья, которое он только что купил. По возвращении домой он был вынужден на минуту отлучиться из своего кабинета, ассигнация же осталась на каминной полке. Когда он вернулся, то обнаружил, что ассигнация исчезла, хотя в кабинет никто не входил. После тщательных, но безрезультатных поисков директор пришел к выводу, что бумага упала в огонь, и рассказал о случившемся другим директорам, которые выпустили вторую ассигнацию, ничуть не сомневаясь, что их коллега вернет первую, как только ее найдет. Спустя тридцать лет, когда наследники директора вступили во владение его поместьем, в Английский банк пришел человек и предъявил ассигнацию на сумму в тридцать тысяч фунтов, которая, как он утверждал, попала к нему из-за границы. Банк попытался доказать, что стоимость бумаги равна нулю и что она недействительна. Наследники директора отказались нести какую-либо ответственность. В конечном счете банку пришлось выплатить деньги и покрыть убытки. Вспоминая эту историю, невозможно избавиться от мысли, что сегодня такое просто нереально! Спустя много лет выяснилось, что архитектор, который купил и снес дом директора, чтобы построить на его месте новый, нашел ассигнацию на сумму тридцать тысяч фунтов, застрявшую в щели дымохода...
/Генри Воллам Мортон, "Лондон. Прогулки по столице мира"/