?

Log in

No account? Create an account
1-я бригада подлодок Балтфлота в июне 1941-го. - Вахтенный журнал стареющего пирата — ЖЖ

> Свежие записи
> Архив
> Друзья
> Личная информация
> Вахтенный журнал стареющего пирата

Апрель 27, 2007


Previous Entry Поделиться Next Entry
07:48 am - 1-я бригада подлодок Балтфлота в июне 1941-го.
Сведения о трагической судьбе подлодок 1-й бригады мы можем найти в отчёте составленом командиром 1-й бригады ПЛ КБФ Героем Советского Союза капитаном 1 ранга Н. П.Египко, который 5 августа 1941 года представлен начальнику 3-го отделения Особого отдела 2-й бригады ПЛ КБФ.

Очевидно Египко, пережив тяжелые поражения первых дней войны, когда его бригада в июне-июле 1941 года потеряла едва ли не половину лодок, пребывал в состоянии "ступора". Судя по стилистике документа и наличию в нем множества ошибок, в том же состоянии писался и данный отчет. Египко наверняка знал о судьбе командующего Западного фронта генерала Д.Г.Павлова и ряда других высших офицеров РККА, расстрелянных "за позорящее звание командира трусость, бездействие власти, отсутствие распорядительности, развал управления войсками, сдачу оружия противнику без боя и самовольное оставление боевых позиций". Может быть, когда он писал эти строки, Египко думал: расстреляют ли его прямо здесь и сейчас, или все-таки выведут на улицу?

Данный документ выявлен К.Б.Стрельбицким в Архивном отделении ЦВМА (ф.18, д.7370, л.л.71-75) и опубликован в сборнике "Тайны подводной войны-7".
Указанные Египко исходные, (напр. №1700 21.06) означает принятие 17 час. 00 мин. 21 июня 1941 года:


"Секретно экз. №

О подлодках 1 бригады ПЛ КБФ в Либаве.

В момент начала военных действий Германии против СССР в Либаве находилось 15 подлодок С-1 и С-3 стояли в доке были разабраны система погружения и дизеля С-9 и Л-3 только вышли из дока Калев и Лембит Спидола и Ронис последние комиссией были признаны не пригодными для плавания и намечались для использования как зарядовые станции и семь подлодок типа "М".
Старшим командиром Либавской группы был назначен Командир 3-ДПЛ т. Аверочкин.
С 23 мая 1941 г., на пятый день моего командования бригадой несмотря на не подготовленность Рижского порта я с двумя отмобилизованными плавбазами и восмью подлодками типа "С" прибыл в Усть-Двинск где и находился в начале войны. До начала войны по плану технического отдела КБФ должны быть подлодки С-7, С-8 идти в Кронштадт в гарантийный ремонт и С-10, С-5 в док Либава, Калев и Лембит в Таллин. Я не желая одновременно много разоружать подлодок и тем более ремонтирующиеся подлодки С-1 и С-3 завод Тосмаре в срок не выпускал, а так же желая к предстоящим маневрам 15 июля представить как можно большее число подлодок Я несколько раз обращался к командующему КБФ с ходатайством о переносе ремонта на после маневров на что командующий мне разрешил всилу чего с началом войны эти шесть подлодок не оказались разобранными.
В 1.00 22 июня получили шифровку с указанием, что Германия провоцирует войну Накапливает войска на границе Необходимо усилить темпы БП и привести части, корабли в боевую готовность меньше говорить о военной опасности, а больше делать чтобы корабли были боеспособные (№-1700 21.06).
В 4 час 22-го получил указание то Начальника Штаба КБФ о рассредоточении подлодок по реке, принять подлодкам все виды снабжения немедленно перевести подлодки 4-ДПЛ в Усть Двинск, а 3-ДПЛ в Виндаву (№-0100 22.06). На этом основании я дал указание Командиру 3-ДПЛ в Либаве о принятии всех запасов и переходе (№0430 22.06).
В 14 час то Командира 3-ДПЛ получил донесение о готовности к выходу (№-1200 22.06).
В 15 час 15 мин дал приказание Командиру 3-ДПЛ и в копии Командиру ЛВМБ подлодкам выходить по готовности, на переходе учитыват обстановку военного времени Переход до Ирбенского пролива при боевом обеспечении ЛВМБ (1515 22.06). В 15 час 20 мин обратился к Начальнику Штаба КБФ с просьбой о приказании Командиру ЛВМБ, ВВС и ОЛС"у прикрыть переход подлодок.
С 16 час 30 мин сообщил Командир 3-ДПЛ, что Командир ЛВМБ не выпускает подлодки протестует моему приказанию. Я после обратился к Начальнику Штаба КБФ за приказанием Командиру ЛВМБ. После 19 час 20 мин получил от подлодок Л-3, М-79, М-81, и М-83 высланы на позицию Подлодки С-9, М-77, М-78 высланы Усть-Двинск, Калев - Виндаву.
В 21 час 30 мин получил сообщение от Командира 3-ДПЛ, что подлодки С-1, С-3, М-71, Спидола и Ронис не могут выйти (№-1925 22.06.
В 22 часа Комдиву 3 дал приказание всеми мерами ускорить выход подлодок из дока и переход остальных подлодок (№-2205 22.06). В 23 часа дал повторное приказание Командиру 3-ДПЛ подлодкам немедленно выходить (2315 22.06).
В 2 часа 15 мин 23 июня получил кодограмму от Командира БерБазы 1-БПЛ из Либавы, что подлодки С-1 и С-3 вышли из дока (№-0115 23.06.) В 17 час 23 июня получил шифровку от Зам Начальника Штаба КБФ на имя Командира Либавской ВМБ и копия мне, что подлодки С-1 и С-3 готовы к выходу из дока и перебазированию в Усть-Двинск (№-0808 23.06).
Командир 3-ДПЛ 23 июня по телефону из Виндавы мне доложил, что с подлодками своего дивизиона прибыл и в Либаве своим заместителем оставил Командира ПЛ С-1 Капитана 3-го ранга Морского. В этот же день не имея связи с Либавой я послал в Либаву нарочного к Командиру С-1 с приказанием всеми мерами ускорить ремонт и перевод под охраной ЛВМБ остальные подлодки в Усть-Двинск о чём сообщил так же Начальнику Штаба КБФ (№-1710 23.06).
Уже 23 июня телефонная и телеграфная связь с Либавой и Таллином не существовала. 24 июня прекратилась с Либавой и радиосвязь. В 2 часа 24 июня даю приказание Командиру Бер Базы 1-БПЛ - Донести о готовности подлодок к переходу в Усть-Двинск, но ответа не получил (№-0200 24.06). После обратился к Начальнику Штаба КБФ с просьбой приказать Командиру ЛВМБ открыть радиовахту для связи с 1-БПЛ на подлодках С-1 и С-3 (№-1830 24.06), но связь так и не была восстановлена.
В 2 час 30 мин 25 июня получаю радио от Начальника Штаба КБФ, что С-1 взорвана личным составом в Либаве, а С-3 атакована ТКА вероятно погибла (№-0103 25.06). Это первое сообщение о подлодках Либавы после нарушения связи с Либавой. Одновременно с этими событиями я начал давать указания подлодкам высланным командиром ЛВМБ о возвращении с позиции из расчета наличия топлива на переход Усть-Двинск. После подлодки Л-3, М-81 и М-79 возвратились в нашу базу. М-83 имея повреждения несмотря на мои приказания следовать в Усть-Двинск почему то зашла 25 июня в Либаву Два дня из пушек стреляла по противнику и после 27 июня взорвана личным составом.
В настоящее время при моей попытке узнать кто дал приказание подрывать подлодки так и не узнал. По заявлению Командира М-79 Старшего лейтенанта Автомонова при уходе на позицию на его лодку был назначен Командир М-71 обеспечивающим командиром. При вопросе Командира М-71 тов Костылеве к Командиру 4-ДПЛ А как быть с моей лодкой М-71 Комдив ответил, что если что случится, то мы подорвем её. Как видно Командир 4ДПЛ и Командир 3-ДПЛ в первые дни войны не имели обстановки фронта поэтому посылали обеспечивающих командиров. Сам Командир 4-ДПЛ пошёл обеспечивать на переход в Усть-Двинск Командира М-78 на которой погиб в районе Виндава. В итоге этих событий в Либаве были подорваны личным составом подлодки С-1, М-71, М-80, М-83, Спидола и Ронис. С-3 не могла погрузиться идя без обеспечения погибла у Ужава.
До настоящего времени не известно где находится весь командный состав Береговой Базы и всех подорванных подводных лодок т к они все очевидно ушли на сухопутный фронт, что затрудняет установить точно обстановку в Либаве в первые дни войны.
Командир 1-й Бригады подлодок КБФ
капитан 1-го ранга: - (Н.Египко).
Отп. В 3-х экз.
"

Тем не менее, для представления общей хронологии поволю себе процитировать весь ход боевых действии по обороне города:

Либава (Лиепая) среди советских военно-морских баз стала первой на пути Вермахта в 1941 году. После подписания договоров о взаимопомощи между СССР и Прибалтийскими республиками сюда пришли корабли Краснознаменного Балтийского флота. В ходе советско-финляндской войны здесь базировалась часть сил КБФ. Либавская военно-морская база (командир капитан 1 ранга Клевенский М.С.) по прежнему являлась маневренной и организационно входила в Прибалтийскую Военно-Морскую базу (командир контр-адмирал Трайнин П.А.). В ее задачи входили: оборона с моря и воздуха, поддержание оперативного режима и защита морских коммуникаций в своей зоне, обеспечение базирования кораблей, авиации и частей флота. Понимая близость войны, руководство Наркомата ВМФ 19 июня 1941 года объявило по флотам оперативную готовность №2. Она предусматривала: 4-часовую готовность к выходу в море боевого ядра флота и 6-часовую готовность к вступлению в боевые действия остальному составу флота, форсирование ремонта кораблей, несение дозора у всех баз и систематическая разведка на мире, авиация флота рассредоточена на оперативных аэродромах. Об этом командир Либавской Военно-Морской базы М.С.Клевенский известил своего оперативного начальника - командующего Прибалтийским Особым военным округом и командира 67-й стрелковой дивизии, отвечающего за оборону базы с суши. Незадолго до начала войны командованию КБФ и руководству Наркомата ВМФ удалось убедить И.В.Сталина убрать из Либавы Отряд легких сил в составе крейсера "Киров" и дивизиона эсминцев. Был уведен в Таллин проходивший ремонт в Либаве минный заградитель "Марти". Покинули базу 1-й и 2-й дивизионы 1-й бригады подводных лодок с плавбазами "Смольный" и "Иртыш". Предпринимались попытки к вывозу из Либавы топлива. В мае-июне 1941 года была проверена готовность базы и 1-й бригады подводных лодок к боевым действиям, проведено тактическое учение по совместной обороне Либавы силами военно-морской базы и 67-й стрелковой дивизии. Незадолго до германского нападения был разработан план взаимодействия артиллерии 67-й дивизии и военно-морской базы на случай войны. Проводились учения ПВО, город был затемнен. Поздно вечером 21 июня флот был переведен на оперативную готовность №1.
К 22 июня 1941 года на Либаву базировались 3-й и 4-й дивизионы подводных лодок ("Калев", "Лембит", "Ронис", "Спидола", "Л-3", "М-71", "М-77", "М-78", "М-79", "М-80", "М-81" и "М-83"), 1-й дивизион базовых тральщиков (был отозван для контрольного траления у острова Гогланд в Финском заливе), 5 торпедных катеров и 13 сторожевых катеров "МО". Кроме того, в Либавском порту находилось 19 транспортных судов. На заводе "Тосмаре" в ремонте стояли подводные лодки "С-1", "С-3" (находились в среднем ремонте) и "С-9" (должна пройти доковый ремонт), эсминец "Ленин" (в ремонте с разобранными машинами и снятой артиллерией). В ночь на 22 июня за несколько часов до первой бомбардировки в Либаву для ремонта прибыл базовый тральщик "Т-204" ("Фугас"), (командир старший лейтенант В.Л.Гиллерман).
С суши город прикрывали части 67-й стрелковой дивизии (командир генерал-майор Н.А.Дедаев), входившей в состав 8-ой армии Прибалтийского Особого военного округа. В нее входили 56-й, 114-й и 281-й стрелковые полки, 94-й легкий артполк, 242-й гаубичный артиллерийский полк, 11-й отдельный разведывательный батальон (имел на вооружении 16 малых плавающих танков Т-38 и 10 бронеавтомобилей БА-10, - командир капитан Шапошников), 99-й истребительно-противотанковый дивизион, 389-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион, 83-й отдельный саперный батальон, 36-й отдельный батальон связи, 64-й автобатальон, 72-й медико-санитарный батальон, 194-й полевой пункт связи, 56-й полевой автохлебозавод, 583-я полевая касса госбанка. Части дивизии были разбросаны на 150-км полосе вдоль побережья Курляндии между Либавой и Виндавой, так, например 114-й стрелковый полк (командир полковник Муравьев) и артдивизион (командир капитан Коллегов) находились в районе Виндавы, стрелковый батальон 56-го полка - у Павилосты. Саперы были заняты строительством оборонительных рубежей по рекам Ница и Барта, им в помощь был выделен стрелковый батальон 281-го полка. Зенитно-артиллерийский дивизион находился на окружном полигоне под Ригой. По различным данным численность личного состава 67-й дивизии в Либаве составляла от 5.300 до 7.000 человек.
Либавскую военно-морскую базу (комендант береговой обороны полковник В.И.Герасимов) и город прикрывали стационарные 23-я и 27-я батареи КБФ (по 4Х130-мм орудия каждая, командиры лейтенанты С.Е.Гордейчук и М.Н.Савин). Они прикрывали Либаву с севера и юга. Непосредственно в базе находилась флотская 180-мм тяжелая батарея №18 (командир капитан В.П.Лисицкий), установленная на железнодорожной платформе (4Х180-мм орудия). За два дня до начала войны в Либаве было развернуто пять батарей 45-мм орудий. ПВО базы состояло из шести зенитных батарей. Общая численность личного состава базы составляла около 4.000 человек.
Охрана государственной границы возлагалась на 25-ю погранзаставу (начальник лейтенант Запорожец) 12-го погранотряда (начальник майор Якушев), штаб которого располагался в Руцаве.
Утром 22 июня 1941 года части 291 пехотной дивизии Вермахта (командир генерал Курт Херцог, в состав дивизии входили 504, 505, 506 пехотные полки и 291 артиллерийский полк, всего около 17.000 человек), сбив пограничные заслоны, перешли государственную границу СССР. К 9 часам утра немцы после упорных уличных боев выбили пограничников из Паланги. Уже к полудню 22 июня они вошли в Руцаву. Пограничники были буквально сметены с лица земли, (личный состав погранотряда насчитывал 1.190 человек). Немецкая авиация подвергла Либаву бомбардировке (к 22 часам 22 июня зафиксировано 13 налетов с участием 135 самолетов, 3 самолета было сбито). К окончанию первых суток войны немцы вышли на подступы к Либаве. В это время защитники базы кроме частей 67-й дивизии имели: 32-й караульный батальон, курсантов либавского Военно-Морского училища ПВО им. Фрунзе (начальник генерал-майор береговой службы И.А.Благовещенский), 23-ю и 27-ю батареи береговой обороны КБФ, 18-ю железнодорожную батарею КБФ, 7-ю отдельную железнодорожную роту, флотский полуэкипаж (260 человек), 148-й истребительный авиационный полк из состава 6-й смешанной авиадивизии - 63 самолета), 43-ю морскую авиаразведывательную эскадрилью (командир капитан И.Я.Вахтерман; состояла из самолетов МБР-2 и базировалась на озеро Дурбе в 15-20 км от города), 43-й (командир майор В.Х.Русских) и 84-й (командир старший лейтенант В.С.Сорока) отдельные зенитно-артиллерийские дивизионы ПВО, пулеметную, прожекторную и телеграфную роты. В Либаве создан Штаб Гражданской Обороны города в главе с секретарем Либавского городского комитета Компартии Латвии М.Я.Букаса. На городских предприятиях были созданы рабочие отряды. Кроме них в городе сформированы батальон городского и советского актива (командир Дундар), отряд милиции, ОСОАВИАХИМа, комсомольский отряд (командир Имант Судмалис).
Командование распределило имеющиеся в наличие силы по трем участкам обороны. Южный участок (комендант командир 281-го стрелкового полка подполковник И.К.Есин) проходил по правому берегу Барты и Гробиньскому шоссе. Здесь держали оборону два батальона 281-го стрелкового полка и батарея 94-го артиллерийского полка. Огневую поддержку осуществляла 18-я железнодорожная батарея. Прикрытие с воздуха возлагалось на 502-ю зенитную батарею.
Восточный участок (комендант капитан 3 ранга Орлов) занимали батальон 56-го стрелкового полка, курсанты училища ПВО (около 100 человек), моряки полуэкипажа и отряд подводников при поддержке батареи 94-го артиллерийского полка, 27-й батареи береговой обороны, 503-й и 841-й (командир старший лейтенант Ф.К.Тимашков) зенитных батарей.
Северный участок (комендант капитан Пышкин) защищал 32-й отдельный караульный батальон при поддержке 23-й батареи береговой обороны и 842-й зенитной батареи.
Резерв защитников города составлял около 1.000 человек.
К исходу дня 22 июня противник прорвался к берегам Барты и завязал бои с подразделениями 281-го стрелкового полка. Встретив упорное сопротивление, враг начал обходить советские позиции, двигаясь в направлении Приекуле. В бою погиб подполковник Есин.
Авиация противника господствовала в воздухе. Аэродром 148-го истребительного авиаполка был разбомблен, оставшиеся самолеты перелетели в район Риги, оставив базу вообще без какого-либо авиационного прикрытия.
На приморском фланге на морских подступах к базе были развернуты подводные лодки "Л-3" (командир капитан 3 ранга П.Д.Грищенко), "М-79" (командир капитан-лейтенант И.В.Автомонов), "М-81" (командир капитан-лейтенант Ф.А.Зубков) и "М-83" (командир старший лейтенант П.М.Шалаев), а базовый тральщик "Т-204" ("Фугас") под одной исправной машиной выполнил 6 минных постановок, выставив 206 мин. В ночь на 23 июня Либаву покинули 8 транспортных судов и танкер "Железнодорожник". В 23.20. в Усть-Двинск отправились подводные лодки "С-9" (командир капитан 3 ранга С.А.Рогачевский), "Калев" (командир капитан-лейтенант Б.А.Ныров) и "Лембит" (командир капитан-лейтенант В.А.Полещук). Спустя полтора часа базу покинули "М-77" (старший лейтенант Н.А.Хлюпин) и "М-78" (командир старший лейтенант Д.Л.Шевченко, на борту командир 4-го дивизиона подводных лодок капитан-лейтенант С.И.Матвеев). На переходе "М-78" была торпедирована в районе Виндавы немецкой субмариной "U-144" (командир капитан-лейтенант Гердт фон Миттельштадт). Весь экипаж "малютки" и комдив погибли.
Утром 23 июня подразделения 505-го полка 291-ой дивизии Вермахта овладели Приекуле (70 км от границы). Выйдя на Гробиньское шоссе, немцы были контратакованы силами двух батальонов 56-го стрелкового полка при огневой поддержке 94-го артиллерийского полка и были временно отброшены. Немцев поддерживал огнем бронепоезд "Panzer Zug №6" группы армии "Север". Получив повреждения от ответного огня береговых батарей Балтийского флота, он был вынужден отойти от линии фронта.
Вскоре защитники Либавы под напором противника отступили к линии старых фортов у восточной окраины города.
Пользуясь тем, что железнодорожное сообщение с Ригой еще какое-то время сохранялось, многие семьи начсостава сумели выехать из Либавы. В столицу Латвии успели перебросить железнодорожную батарею "№18". Вместо нее в помощь защитникам базы подошел 389-й отдельный зенитный дивизион 67-й дивизии, который в момент начала войны находился на полигоне под Ригой. Две его батареи расположили у командного пункта дивизии, одну - у шоссе Гробиня-Либава. Сделав около 100 боевых вылетов, на озеро Киш под Ригой улетели морские летчики капитана Вахтермана.
Была усилена оборона Либавы. Городское ополчение заняло позиции вокруг базы. Батальон судоремонтного завода "Тосмаре" под командованием А.Петерсона (450 человек) занял оборону у фортов и вдоль городского канала. Отряд металлургов под командованием Э.Муциеника (250 человек) разместился на позициях у рощи Аспазия. Участок обороны от Гробиньского шоссе до Лиепайского озера заняли отряд ОСОАВИАХИМа и комсомольцы. Северный участок обороны занимал сводный отряд моряков под командованием батальонного комиссара Дьяченко. Чтобы не допустить внезапной высадки десанта противника в районе Лиепайского озера, на его берегу расположились группы разведчиков-наблюдателей. Пресекая вылазки местной "пятой колонны" отдельные отряды патрулировали улицы города.
Во второй половине дня враг предпринял попытку ворваться в город по железной дороге. Дежурный по станции Гавиезе (19 км от Либавы) И.Н.Огоньков обнаружил на одном из проходящих товарных эшелонов немецких солдат. Он сообщил об этом по телефону помощнику военного коменданта станции Либава лейтенанту Антонову. Тот направил на встречу противнику паровоз. Столкновение решило исход дела.

К вечеру немцам удалось прорваться к железнодорожным мастерским и заводу "Тосмаре", где ремонтировались 5 подводных лодок и эскадренный миноносец "Ленин". Рабочие отряды, перейдя в контратаку, ликвидировали угрозу, но старший в группе ремонтирующихся кораблей командир эсминца "Ленин" капитан-лейтенант Ю.М.Афанасьев посчитав, что прорыв угрожает захвату кораблей, отдал приказ на их уничтожение. (Возможно, причиной тому был взорвавшийся минный склад). В ночь на 24 июня не имевшие возможность покинуть базу были взорваны экипажами подводные лодки "М-71" (командир капитан-лейтенант Л.Н.Костылев), "М-80" (командир капитан-лейтенант Ф.А.Мочалов) "С-1" (командир капитан-лейтенант И.Т.Морской). "Ронис" (командир капитан-лейтенант А.И.Мадиссон), "Спидола" (командир старший лейтенант В.И.Бойцов). Эскадренный миноносец "Ленин" с разобранной машиной и снятой артиллерией так же был уничтожен собственным экипажем. Был взорван ледокол "Силач". Экипажи кораблей сошли на берег и влились в ряды защитников города. Их возглавили заместитель командира базы П.И.Поручиков и заместитель начальника политотдела Дьяченко. Впоследствии Афанасьев пожалел о своем, в общем, правильном решении. Вырвавшись из Либавы, он был обвинен в трусости и паникерстве и был расстрелян.

На исходе суток 23 июня Либаву покинули тральщик "Фугас" и сторожевые катера охраны водного района. Командир находящейся в ремонте подводной лодки "С-3" капитан-лейтенант Н.А.Костромичев отказался взрывать свой корабль. Около 23 часов 23 июня не закончив ремонт, и не имея возможности погружаться, подводная лодка вышла из Либавы. На её борту находился экипаж подводной лодки "С-1" (38 человек) и рабочие завода "Тосмаре" (около 20 человек). Около 6 часов утра следующего дня у маяка Ужава подводная лодка была перехвачена германскими торпедными катерами "S-35" и "S-60" и после полуторачасового ожесточенного артиллерийского боя потоплена. По данным противника в плен попало три человека, (некоторые источники говорят о пленении 20 человек), а по данным советской стороны немцы расстреляли людей, плавающих в воде людей из автоматов. Тело командира лодки капитан-лейтенанта Костромичева прибило к острову Саарема, где было похоронено.

В ночь на 24 июня защитники базы перегруппировали свои силы. 56-й стрелковый полк при поддержке 94-го артполка и дивизиона 242-го артполка занял оборону севернее озера Тосмаре. Восточнее Лиепайского озера расположились курсанты училища ПВО, разведбат 67-й дивизии и отряд моряков-пограничников. Командиром участка назначен полковник Томилов. Южный участок продолжал удерживать 281-й стрелковый полк.
Весь день 24 июня на подступах к Либаве шли упорные бои. Немцы предприняли несколько попыток прорваться в город. К исходу дня немцам удалось севернее Либавы выйти на побережье Балтийского моря. Гарнизон базы оказался отрезанным от основных сил Красной Армии.
25 июня противник усилил натиск. Немцы стремительной атакой попытались войти в город, застав врасплох его защитников. Утром погиб руководитель обороны Либавы генерал-майор Н.А.Дедаев. После его смерти в командование обороной базы вступил начальник штаба дивизии полковник В.М.Бобович. Для усиления осаждавшей город группировки к Либаве была переброшена 207-я охранная дивизия. Немецкие пехотинцы и моряки из морского штурмового подразделения под командованием капитан-лейтенанта фон Диста, атаковали советские укрепления по узкой полоске суши. Однако успеха достигнуть не смогли. Решительный штурм, предпринятый капитан-лейтенантом Шенке с его 530-м батальоном морской пехоты, также провалился. Существенную помощь защитникам города оказала подводная лодка "М-83" (командир старший лейтенант П.М.Шалаев). С 22 июня она находилась в базовом дозоре у Либавы. 25 июня в результате атаки авиации (по одним данным атаковали немецкие самолеты, по другим - советские типа МБР), подводная лодка получила повреждение перископа и вынуждена была вернуться на базу в момент, когда немцы атаковали позиции советских войск. Вторично получив повреждения и не имея возможности уйти, подводная лодка открыла артиллерийский огонь по наступающему противнику из палубного орудия. По окончании боезапаса экипаж взорвал "М-83" на глазах у противника, а сам влился в ряды защитников города. Защищая Либаву почти весь экипаж "М-83" погиб. Вырваться из окружения удалось всего двоим - штурману лейтенанту Антипову и электрику краснофлотцу Тарабанову.
При поддержке дивизионной артиллерии защитники базы не раз контратаковали. Прежде чем немцы сумели перегруппировать свои силы, гарнизон при поддержке танков предпринял попытку прорыва. Некоторым из контратакующих удалось прорваться к самым позициям немецкой артиллерии. Бои за город носили исключительно ожесточенный характер, в Либаве погибли оба немецких офицера командовавшие морскими штурмовыми подразделениями.
Командование Северо-Западного фронта пыталось деблокировать гарнизон Либавы. Посланный на помощь защитникам города 114-й полк 67-й стрелковой дивизии, дислоцировавшийся в момент вторжения врага в районе Виндавы был окружен и под натиском противника стал отходить к Риге. Не удалась попытка прорыва к Либаве 28-го мотострелкового полка 28-й танковой дивизии под командованием подполковника С.Н.Шеразедишвили и батальона курсантов Рижского пехотного училища под командованием полковника В.Д.Чистова при поддержке бронепоезда. В районе Скрунды и Рудбаржи наши подразделения были остановлены и после ожесточенного боя вынуждены были отойти.
26 июня немцы сумели прорваться к судоремонтному заводу "Тосмаре", стали теснить обороняющихся на восточном участке. Силы защитников были на исходе. Госпитали были переполнены. На батареях оставалось на более 10 снарядов на орудие, а у зенитчиков немногим более 30 % боекомплекта. Остро ощущался недостаток патронов. Вечером было решено прорываться на соединение с основными частями Красной Армии. План предусматривал нанесение удара в направлении Виндавы. С этой целью было сформировано два отряда. В первый отряд (командир майор Кожевников) вошли уцелевшие части 56-го стрелкового полка, 32-й охранный батальон, 84-й отдельный зенитный дивизион, личный состав 23-й береговой батареи, подразделения северного боевого участка и работники порта. Этот отряд должен был прорываться вдоль морского побережья. Если он встречал крупные силы противника, отряд поворачивал на Кулдигу, а затем на Виндаву. Второй отряд (командир полковник Бобович) шел на прорыв несколько правее. В него входили остатки 281-го стрелкового полка, 242-й гаубичный артполк, 43-й и 393-й зенитные дивизионы, подразделения восточного и южного участков обороны. Естественно, перед прорывом в городе по возможности, уничтожалось запасы топлива и другое военное имущество. До начала войны на складах в Либаве находилось 493 мины (по другим данным 3.532 мин и защитника), 146 торпед, 41 трал, 3.000 глубинных бомб, 9.761 тонна мазута, 1.911 тонн соляра, 585 тонн бензина, 10.505 тонн угля (по другим данным всего 15.000 тонн горючего).
В 2.30. 27 июня защитники города пошли в прорыв. Моряки 23-й и 27-й береговых батарей выпустили по врагу последние снаряды и взорвали орудия. Защитникам Либавы удалось пробить брешь в кольце окружения и силами одной из боевых групп прорваться к дороге у побережья. По признанию немцев, атакующие создали критическую ситуацию, закрыть "окно" удалось им с большим трудом. Первая колонна сразу после начала прорыва попала под сильный огонь противника и была рассеяна. Майор Кожевников погиб. Часть рабочих отрядов отошла к Новой Либаве и продолжала бой. В конечном итоге батальонам немецкого 505-го пехотного полка и нескольким штурмовым пехотным группам удалось прорвать южные рубежи обороны. Бои завязались на городском торговом канале, в парке Райниса, у обоих мостов. Вторая колонна в районе Струтениеки опрокинула противника и проложила себе путь на Шкеде. В бою погиб полковник Бобович. Командование принял на себя начальник оперативной части штаба дивизии майор Меденцев. Из окружения пробились около 2.000 человек. В составе одной групп прорыва был и генерал-майор береговой службы И.А.Благовещенский - начальник Военно-Морского училища ПВО и его курсанты. 7 июля он вместе с несколькими курсантами был задержан местным населением - членами организации Айзсарг в 60 км севернее Либавы у местечка Справа и передан немецкому командованию. В плену он вел себя недостойно и встал на путь активного сотрудничества с врагом. Вскоре Благовещенский генерал-майор власовской РОА, член КОНРа. После войны он попал в руки СМЕРШ и повешен 1 августа 1946 года вместе с А.А.Власовым.
В этот же день советские войска повторили попытку прорваться на помощь гарнизону Либавы. Сводный отряд пробился до Айзпуте, авангард - до Айстере, но дальше путь был закрыт.
В ночь на 27 июня группа офицеров штаба Военно-Морской базы во главе с капитаном 1 ранга М.С.Клевенским на двух торпедных катерах покинули Либаву. В пути в районе маяка Ужава их встретили четыре германских "шнельбота" из состава 2-й флотилии (командир корветтен-капитан Кемнаде) "S-59" (командир обер-лейтенант Мюллер), "S-31" (командир лейтенант Хааг), "S-60" (командир обер-лейтенант Вупперман), возвращавшиеся после успешной атаки советских кораблей в Ирбенском проливе (был тяжело поврежден ЭМ "Сторожевой", потерявший носовую часть). Командир "ТКА №47" получил приказ отвлечь противника, и это ему удалось - "ТКА №17" ушел от врага. В ходе боя "ТКА №47" получил множество попаданий и потерял ход. Видимо, командиры "шнельботов" сочли его обреченным, поскольку удалились, не добив "гэ-пятый" и не попытались захватить с него пленных. Наши моряки сумели на самодельном плоту достичь берега, где были захвачены в плен. Брошенный катер спустя некоторое время обнаружен и захвачен немцами, получив временное и неофициальное название "Антон". Трофейный катер был зачислен в состав Кригсмарине, но, вероятно, в строй не вводился.
Последним из Либавы вышло судно "Виениба" с раненными в сопровождении торпедных катеров "ТКА №27", "ТКА №37", "ТКА №67" (командир старший лейтенант И.С.Иванов, на борту начальник штаба базы капитан 3 ранга Радкевич). В результате налета авиации транспорт и "ТКА №27" погибли.
Немцы вошли в город, в котором еще двое суток шли уличные бои. 29 июня Либава пала. Часть защитников Либавы под командованием Иманта Судмалиса на автомашинах прорвалась к литовской границе и ушла к партизанам. Во многих источниках указывается, что уличные бои в города продолжались до первой недели июля (См. В.Ф.Трибутц "Балтийцы вступают в бой" Калининград, 1972, с. 59.), что сомнительно, так как уже 4 июля на Либаву стали базироваться немецкие торпедные катера 3-й флотилии с плавбазой "Адольф Людериц". В Либаве в руки врага попало несколько складов, в которых находились 2.300 тонн различных грузов и 8 торговых судов. Был так же захвачен окружной госпиталь, в котором находились раненные и большое количество медикаментов. По советским данным в боях за город немцы потеряли свыше 2.000 солдат и офицеров, 2 железнодорожных эшелона, около 10 танков, 20 бронетранспортеров, 15 самолетов.
1 июля 1941 года база была расформирована.
Либава стала первым пунктом в зоне наступающей немецкой группы армии "Север", где нацисты встретили организованное массовое сопротивление советских войск. По признанию немцев, организация обороны Либавы находилась на высоком уровне, солдаты имели хорошую боевую подготовку и отважно сражались. К сожалению, советское командование дало прямо противоположную оценку руководству обороны Либавы.

Согласно Директиве ГЛАВПУ РКВМФ №51сс от 8 августа 1941 года о повышении передовой роли коммунистов и комсомольцев в боях с врагом и усилению борьбы против трусов и паникеров: "Бывший командир Либавской ВМБ контр-адмирал Трайнин, бывший начальник штаба Либавской ВМБ капитан 1 ранга Клевенский, и командир Виндавского укрепсектора полковник Герасимов проявили позорящее звание командира трусость и паникерство, преступное бездействие власти, допустили развал управления частями базы. Трайнин, Клевенский и Герасимов отданы под суд военного трибунала". В отличие от капитан-лейтенанта Афанасьева им повезло. Выездной сессией Военной Коллегии Верховного Суда СССР 12 августа 1941 года они были осуждены без поражения в политических правах с лишением воинских званий к различным срокам заключения. Трайнин получил 10 лет, Клевенский - 8, Герасимов - 5. 11 сентября 1941 года Президиум Верховного Совета СССР, рассмотрев ходатайство осужденных о помиловании, принял решение: "Амнистировать всех троих, восстановить в воинских званиях и направить в действующую армию".
67-я стрелковая дивизия как понесшая большие потери в боях за Либаву 19 сентября 1941 года была расформирована. Новое формирование дивизии - 27 сентября 1941 года. Боевой путь 67-я Севская дважды Краснознаменная, орденов Суворова и Кутузова II степени стрелковая дивизия закончила 9 мая 1945 года. (с)
-----------------
Материал позаимствован отсюда
Настроение: это стоит обсосать

(2 комментария | Оставить комментарий)

Comments:


[User Picture]
From:vatsons
Date:Апрель 27, 2007 06:15 am

Ох уж эти айзсарги...

(Link)
"В составе одной групп прорыва был и генерал-майор береговой службы И.А.Благовещенский - начальник Военно-Морского училища ПВО и его курсанты. 7 июля он вместе с несколькими курсантами был задержан местным населением - членами организации Айзсарг в 60 км севернее Либавы у местечка Справа и передан немецкому командованию"

В организацию айзсаргов (защитники - лат.) входили националистически настроенные элементы. Они не были кадровыми военнослужащими, но упорно и дисциплинированно занимались военной подготовкой. Ополченцы, одним словом.

Сейчас в Латвии ополчение называется Земессардце (Защита земли). В неё в последнее время стали приглашать школьников из русских школ.

А в начале 1993 года между очень слабыл ещё правительством Латвии и слегка офонаревшим руководством России возникли очередные "непонятки" по поводу сроков окончательного вывода войск РФ из Латвии. И тогда некий местный латвийский патриот по фамилилии Ручс (ныне заьытый всеми) во главе таких же, как он, энтузиастов задежал двух российских гнералов, ехавших по Риге в "уазике" без охраны. На возмущённо матерящихся мужиков новоявленные айзсарги надели наручники, о чём радосто "доклали наверх". Наверху же обклались от страха, поскольку балда-Ручс дал России просто уникальную историческую возможность крутануть штурвал истории взад. Россия не успела ещё токончить угрозы решить вопрос с помощью Рязанских десантников, как обои "енаралы" были с извинениями отпущены.
[User Picture]
From:u_96
Date:Апрель 27, 2007 12:42 pm

Re: Ох уж эти айзсарги...

(Link)
>некий местный латвийский патриот по фамилилии Ручс

Угу. Слышал про это. Я тогда как раз, скажем так, работал неподалёку... В Балтийске.

> Go to Top
LiveJournal.com