u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Categories:
  • Mood:
  • Music:

«…Отдамъ распоряженiе стрелять по шведскiмъ броненосцамъ..." (с)

В качестве продолжения повествования о жизненном пути Н.О. фон Эссена.

Только слепоглухонемотупой отечественный историк ничего не слышал о т.н. «цусимском синдроме», поразившем русский флот после цусимского нокаута образца 1905 года. Исходя из существования именно этого пресловутого «синдрома», многое множество флотофильских бумагопользователей изговняло многое множество бумаг, в стремлении описать вопиющую зашуганность военно-морского командования Российской империи в годы Первой мировой. После ознакомления с большинством исторических работ советских времён появляется стойкое ощущение, что всё русское морское официрьЁ к 1914 году пришло с признаками мании преследования и комплексом институтки-неврастенички, бурно делающей в панталоны при малейшем мышином шорохе. Не далеко от советских времён, кстати, ушёл и приснопамятный А. Больных, с пафосом мудрого Гудвина изрекающий: «…Ужасные картины постоянным кошмаром мелькали в воспалённых мозгах офицеров российского Моргенштаба». Главное обвинение – полное отсутствие инициативы у флотского командования и боязнь ответственности.

Так вот, господа Больных & Ко, со всей полнотой ответственности рекомендую вам пойти к ближайшему магАзину и на вырученные от продаж своих нетленок деньги купить много-много петушков на палочках, дабы потом обсосаться ими до заикания...

В противовес вашему куражу приведу всего-лишь два примера из начала Первой мировой на Балтике.

Пример первый – краткий.
Многие наверняка помнят, что война там началась с дивной кадрили вокруг постановки центрального минного заграждения. 28 июля 1914 г. командующий флотом Балтийского моря вице-адмирал Николай Оттович фон Эссен без согласования с командованием в лице морского министра адмирала И.К. Григоровича самостоятельно начинает заваливать минами западные подходы к Кронштадту. В ответ Эссен получает от Григоровича мощный «фитиль», но не расстраивается, а под свою ответственность приказывает погасить большую часть маяков в Финском и Рижском заливах. К этому моменту в Гельсингфорсе бригада линейных кораблей («Цесаревич», «Слава» и «Император Павел I») вместе с флагманом флота - крейсером "Рюрик" уже сдала учебный боезапас и приняла боевой, в устье Финского залива развернулась в дозорную линию бригада крейсеров («Громобой», «Баян», «Паллада» и «Адмирал Макаров»), а в Порккалла-Удд пришёл отряд минных заградителей адмирала Канина («Амур», «Енисей», «Нарова» и «Ладога»). По флоту объявлена готовность №1.
Photo Sharing and Video Hosting at Photobucket
Николай Оттович фон Эссен

В полночь с 30-го на 31-е Канин под парами ждёт сигнала ставить мины, а из Гельсингфорса, прикрывая минзаги, в море уже выходят "Рюрик" и бригада линкоров. Всё чудненько, вот только разрешения на постановку мин морской министр не даёт, несмотря на то, что Эссен как дятел Вуди упорно долбит его в темечко своими депешами: «Считаю необходимым теперь же поставить заграждение. Боюсь опоздать». Через час: «Прошу сообщить о политическом положении. Если не получу ответа сегодня ночью, утром поставлю заграждение».
Ответа не было.
Григорович молчал, словно сдох, потому как сам на тот момент всё ещё не получил санкции от главнокомандующего на постановку мин. А тот санкции не давал, так как сам ещё прибывал в сумлениях и душевном раздрае, а потому на все «алё, шеф?..» Григоровича просил отстать и не мешать ему грызть августейшие ногти.

Штаб Балтфлота начинает лихорадить. Эссен со своим начальником оперативной части Колчаком какое-то время орут друг на друга в рамках морского этикета, а потом, плюнув на всё, решают мины ставить без всяких указюлек сверху. 31 июля в 2 часа ночи от Вердера снимается на постановку активного минного заграждения у немецкого Мемеля полудивизион особого назначения (эсминцы «Пограничник», «Сибирский стрелок», «Генерал Кондратенко» и «Охотник»). Таким образом, Эссен лично начинает войну против Германии за 17 часов до официального объявления войны. …Идущие к Мемелю эсминцы имеют чёткий приказ – выставить минные банки любой ценой, «даже если встречных немцев таранить надо будет».

В 4.00 Эссен отправляет Канину радио с приказом на выход в море. Своё решение комфлота прокомментировал Колчаку так: «Если войны не будет – будем стреляться». Но Эссену нечеловечески везёт – в 4.18 Николай таки даёт «добро» на мины Григоровичу, тот немедленно репетует это сообщение Эссену, а тот ехидно показывает текст радиограммы Колчаку. Колчак резюмирует: «Это вышло чрезвычайно удачно!..» В 6.56 Канин начинает сыпать мины за борт. Вместо предвоенного норматива в 6 часов минзаги закончили постановку за 4 часа 20 минут, нашпиговав глубины Балтики более чем 2000 мин. Полудивизион особого назначения тоже справился со своей задачей, причём так ювелирно, что немцы даже не засекли русские корабли.
Ну, как вам такая «боязнь ответственности» у Эссена и штаба Балтфлота?.. ;)

Ах, да. ТОЛЬКО в 19.00 посол Германии граф Пурталес вручает русскому министру иностранных дел Сазонову официальную ноту с формальным объявлением войны.

…А вот второй пример – длинный.
Огромное напряжение Балтийского флота, вызванное ожиданием боя с превосходящими силами противника, в первые дни войны усиливалось неясностью позиции Швеции. Швеция хотя и заявила о своём нейтралитете, тем не менее, по имевшимся сведениям, проводила частичную мобилизацию армии и сосредотачивала свой довольно «увесистый» по меркам Балтики флот у острова Готланд. Сопоставляя эти сведения с полученным ранее сообщением от начальника Моргенштаба о том, что шведское правительство взяло на себя перед Германией обязательство выступить против России, если Великобритания вступит в войну, Эссен принял решение нанести опережающий удар по шведскому флоту и тем самым не допустить соединения его с германским.

С объявлением Великобританией войны Германии Эссен 5 августа направил своего «флажка» кавторанга Руденского в Петроград с письмом к главнокомандующему 6-й армией (к нему Балтфлот перешёл в оперативное подчинение с началом войны), в котором просил разрешения превентивно разнести вдребезги и пополам шведский флот, сосредоточенный у Готланда. Подлинника письма я не видел, но вот черновик в своё время нарыл, так что держите отрывок из эссеновского шедевра:

«Проектъ письма Его Превосходительству шведскому адмиралу, которое полагаю передать оному по случаю обнаруженiя шведскаго флота в северной части Балтiйскаго моря.

Ваше Превосходительство.
Хотя въ настоящей войне между Россiей и Германiей шведское правительство и объявило нейтралитетъ, и ничто, повидимому, не нарушаетъ дружескихъ отношенiй между нашими государствами, я все же не могу не обратить Вашего вниманiя на то, что въ перiодъ, ближайшiй передъ началомъ войны, на родине Вашей былъ целый рядъ манифестацiй въ пользу вооруженiя для борьбы съ Россiей. Учитывая это обстоятельство, а также принимая во вниманiе трудность своевременнаго полученiя точныхъ известiй объ истинныхъ намеренияхъ Швецiи и ея вооруженныхъ силъ, я обращаюсь къ Вамъ, Милостливый Государь, съ предложенiемъ провести весь шведскiй флотъ въ Карлскрону, съ покорнейшей просьбой не выходить оттуда во все время продолженiя войны Россiи съ Германiей.
Какъ военный, Вы поймете мое распоряженiе моимъ кораблямъ при встрече с какимъ бы то ни было военнымъ судномъ въ пределахъ Балтiскага моря и его заливовъ – немедленно его уничтожить.
Прошу считать, адмиралъ, это мое заявленiе дружественнымъ актомъ, устраняющимъ печальную возможность возникновенiя случайныхъ военныхъ действiй между нашими флотами и нацiями.
Примите, Милостливый Государь, мои уверенiя въ отличномъ уваженiи.

Н.О. фонъ Эссенъ
».

Ниже – приписка:

«Ежели угодно будетъ шведам ответiть отказомъ на предложенiе объ оставленiи ихъ флотомъ Балтiйскаго моря в наше распоряженiе до конца военныхъ действiй между Россiей и Центральными державами, то во исполненiе плана, составленнаго флагъ-капитаномъ оперативной части, капитаномъ 1-го ранга Колчакомъ, отдамъ распоряженiе стрелять по шведскiмъ броненосцамъ, пока те не будутъ потоплены.

Милостливый Государь, прошу срочно телеграфировать свой ответъ на эту депешу в Гельсингфорсъ
».

На это письмо главнокомандующий дал такой устный ответ: «Для выяснения позиции Швеции предполагается вручение ей коллективной ноты послов держав согласия с ограниченным сроком ответа. В случае неблагоприятного оборота командующему флотом будет дана условная телеграмма, о которой он просит в своём письме».
Ответ главкома Эссена не удовлетворил и он потребовал очередного разъяснения «политической ситуации». Главком с умным видом молчал. Эссен повторил запрос. Главком молчал. Тогда Эссен, опасавшийся, что «шведские корабли разбегутся по портам – лови их потом», 10 августа вышел с бригадами линкоров и крейсеров + первой минной дивизией (20 эсминцев) из Гельсингфорса к Готланду с намерением, как выше было написано «стрелять по шведскiмъ броненосцамъ, пока те не будутъ потоплены».
…!!!
По получении шокирующего сообщения о поступке Эссена, главком едва не опоросился и сразу забросал командующего Балтфлотом радиограммами следующего содержания: «Верховный главнокомандующий не допускает активных действий при настоящей политической обстановке. Главная задача флота Балтийского моря – прикрыть столицу, что теперь достигается главным образом его положением в Финском заливе. Когда можно будет, то верховный главнокомандующий даст указание, куда идти. Проект письма признан вызывающим и незаслуженным оскорблением шведов, лояльно относящихся теперь к России». Скрипнув зубами, Эссен вернул корабли на Центральную минно-артиллерийскую позицию и поставил их на якорь в районе острова Нарген.

Резюме произошедшего от Золотарёва и Козлова в их книге «Три столетия Российского флота»:
«Таким образом, адмирал Н.О. Эссен, будучи неискушенным в вопросах политики человеком и лишенным соответствующей информации о военно-политической обстановке на театре, принял опрометчивое решение, граничившее с авантюризмом. Если бы Н.О. Эссена вовремя не удержали, то его необдуманные действия могли бы вовлечь Швецию в войну. А это, в свою очередь, привело бы к резкому ухудшению военно-политической обстановки на Балтийском море и значительному осложнению решения задачи защиты столицы с моря.
В связи с августовским походом Балтийского флота ставка ограничила деятельность морских сил, запретив им предпринимать какие-либо действия за пределами Финского залива».

Ну, со столь негативной оценкой поступка Эссена я, положим, не совсем согласен… Впрочем, в данном случае это не главное. Главное то, что флот на «поводок» в Финском заливе посадил не сам комфлота, а непосредственно ставка. Так что, господа, инициативы у флотского командования было хоть мешками грузи!..

Вот вам и «цусимский синдром», обуявший «всех русских морских офицеров». ;D


еще фото (162.8 Kb)

Флагманский корабль Н.О. фон Эссена - броненосный крейсер "Рюрик".


еще фото (88.3 Kb)



еще фото (65 Kb)



еще фото (76.3 Kb)



еще фото (94.3 Kb)
Tags: Эссен
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 86 comments