?

Log in

No account? Create an account
Вахтенный журнал стареющего пирата

> Свежие записи
> Архив
> Друзья
> Личная информация
> Вахтенный журнал стареющего пирата

Март 17, 2007


Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
08:56 am - «ВАСЕ С ПРИВЕТОМ. ЦЕЛУЕМ! ГРЕКИ». Часть пятая - бонусная.
«ВАСЕ С ПРИВЕТОМ. ЦЕЛУЕМ! ГРЕКИ». Часть первая.
«ВАСЕ С ПРИВЕТОМ. ЦЕЛУЕМ! ГРЕКИ». Часть вторая.
«ВАСЕ С ПРИВЕТОМ. ЦЕЛУЕМ! ГРЕКИ». Часть третья.
"ВАСЕ С ПРИВЕТОМ. ЦЕЛУЕМ! ГРЕКИ". Часть четвёртая.

Как читатель, наверное, успел заметить, все ранее описанные шутки и розыгрыши неизменно своей цели достигали, метко разя кого в сердце, кого в печень, а кого и в мочеточку. Но жизнь, это жизнь и успешность вокругархеологического гэга - вещь столь же непостоянная, как курс «убитых енотов» в соседнем обменнике. Поэтому, чисто для контраста, расскажу вам ещё одну крайне поучительную историю, которую условно можно назвать:

ЗМЕЙ И БЕЛАЯ ДАМА

Эпиграф:
Национальной особенностью русских следует считать неосознанную тягу к запугиванию окружающих, что часто обращается против самого пугающего самым неожиданным, я бы даже сказал мистическим образом…
/Профессор С.Ф. Платонов, «Систематический курс русской истории»/

«Жил-был в норе под землёй хоббит…» - так когда-то начал своё произведение незабвенный ДжыРыРы Толкиен. Мы можем стартовать в том же фэнтезийном стиле: «Однажды, в одной Такой-Сякой археологической экспедиции была Фудзияма».

…Нет, конечно, не та Фудзияма, которая «маде ин Джапан», а та, которая курган с кратером полутораметровой глубины на вершине. Даже и не с кратером, а со старым, обвалившимся и оплывшим раскопом. Но со стороны получившаяся курганная впуклость смотрелась 100%-ным кратером потухшего вулкана, правда, изрядно заросшего высоченной травой, крапивой и лопухами. Возвышалось это чудо ландшафтного искусства практически на берегу Таманского залива, отделяя, тем самым, оный от россыпи вольготно раскинувших свои тенты экспедиционных брезентух.

Таким образом, если вы приближались к Такой-Сякой экспедиции со стороны станицы Сенной, то сначала встречали лагерь, потом поднимались на Фудзияму, а потом падали в тёплое и липкое Чёрное море. Если же вы аки Иисус могли бегать «мартинсами» по волнам и приближались к Такой-Сякой с зюйда, то достопримечательности шли в обратном порядке: море-Фудзияма-лагерь. Углубление на Фудзияме быстро стало местом ежевечернего паломничества студентов-практикантов и главным тусовочным местом лагерных тинейджеров. Накорячившись за день на раскопах, они вечером взбирались на курган, разжигали в кратере костёр и до самого утра пели разухабистые (и не очень) песни, пили виноградное вино, пекли в золе картошку или просто лежали на спине, разглядывая отражающиеся в морской глади звёзды. Поскольку сразу после затянувшихся «фудзиямовых оргий» сообразить, с какой стороны от кургана лагерь, а с какой - море многие новички в темноте не могли, начальник экспедиции по ночам стал вывешивать у своей палатки ориентир – фонарь. Однажды это привело к ЧП. Пьяный в жопу студент истфака МПГУ перепутал фонарь с всполохами навигационных огней стоявшего в заливе сейнера и вместо родной палатки с разбега влетел в морские волны. Влетел, изумлённо пощупал их руками и… истошно заорал, что лагерь затопило!

После этого случая, начальник экспедиции заменил в фонаре обычную лампу на красную, чем естественно дал повод для множества самых скабрезных предположений своих подчинённых.

…Теперь, когда вы уяснили особенности географического положения Фудзиямы, уточним, что последующие события будут происходить в июле 1991-го года, когда СССР ещё и не думал распадаться. Потому не было ничего удивительного в том, что с востока к Фудзияме прилепился ещё один лагерь – на фоне экспедиционного маленький, чистый и опрятный. Этот десяток понтовых чешских палаток (каждая – с двумя выходами) был населён блондинистым выводком эсто-о-о-о-нских пионе-е-е-ров, сосланных в Краснодарский край на летнюю практику.

(Читай: обжираться на халяву немытым виноградом и абрикосами, чтобы после этого с глубоким чувством выполненного интернационального долга круглосуточно дристать под каждой встречной чинарой.)

Иногда таллиннские пионервожатые переставали зубрить со своими подопечными сказки Бонч-Бруевича о богатырских деяниях Ленина и контрабандно разживались одной бутылкой красного креплёного на восемь рыл. После этого их соседи - археологи до самого утра начинали страдать бессонницей, вызванной душераздирающим пьяным пением на эстонском бессмертных строк «Калевалы» под расстроенную гитару.

Но вернёмся в лагерь экспедиционный. Из всей, имевшей в нём быть, разной разности и полезной полезности для дальнейших событий нам понадобятся три действующих лица и одно лицо виртуальное.

Первым из них будет собственно Змей - 22-летний жеребец с первыми следами щербатости во рту. Себя Змей считал бардом и романтиком, хотя общественность чаще видела в нём бездельника и жлоба. Наибольшую известность Змей себе снискал тем, что:
- ни разу не учился ни в одном вузе больше одного года (успешно поступив в институты 4 раза, в итоге реципиент так и остался без высшего образования);
- мог в одну харю выпить совершенно неимоверное кол-во вина-пива-водки, особенно - если пил на чужие деньги;
- пользовался совершенно бешеным успехом у женского пола, до 30 лет успев официально жениться 5 раз. И 5 же раз развестись.

Вторым будет начальник экспедиции с говорящим прозвищем Спонсор. Причём, прозвище своё означенный чел обрёл вовсе не из-за того, что содержал экспедицию на собственные тенге-таньга-рупии-пиастры, а потому что этим самым термином - «спонсор» буквально бредил, с радостным визгом бросаясь на шею любому мало-мальски состоятельному джентльмену. Однажды Спонсор пытался раскрутить на финансирование Такой-Сякой экспедиции даже одного вора в законе. Блатной папа какое-то время вслушивался в серенады, обещающие внести его погонялово на скрижали мировой археологии, потом суетливо сунул дяде-менестрелю сотню гринов и стремительно удалился, справедливо рассудив, что имеет дело с буйнопомешанным. По слухам, татуированный с ног до головы дядя всерьёз опасался, как бы его не покусали…

Кстати, о «покусали».
Третьим действующим лицом будет любимая игрушка Спонсора – немецко-овчарочный кобель с брутальной кличкой Рекс. Признаться, много я видел овчарок на свете, но Рекс однозначно всех их переплёвывал в номинации «Мегачмо», ибо был удивительно глуп и туп. Например, посещая со своим хозяином кухонные закрома, Рекс до тех пор внюхивался в аппетитные запахи, пока его нос не влезал прямиком в горящую конфорку плиты. Визг, крик, кастрюля с борщом улетает в потолок, а оттуда рикошетом – всем на голову!.. Куда-то присаживался Рекс всегда таким образом, чтобы его хвост получал максимальную вероятность быть отдавленным или прищемленным. Передвигаться мимо кобелька следовало со скоростью беременной улитки, иначе в Рексе срабатывал инстинкт интерцептора, и пёс с низкого старта устремлялся на перехват. Причём, устремлялся на полном серьёзе, широко разинув утыканную зубами пасть и грозя избранной жертве при прямом мануальном контакте нешуточной деструкцией. Эта последняя рексова фобия вынуждала Спонсора пунктуально арканить собачку за какие-нибудь тяжёлые предметы во избежание глобального покуса всех окружающих. Так что стандартно Рекс наблюдался заякоренным за какой-нибудь кол, вокруг которого кобель с лаем и носился за бабочками и кузнечиками до тех пор, пока наматывающийся на кол поводок не кончался. Кстати, носился всегда строго против часовой стрелки. Когда придушенный поводком пёс с маху утыкался мордой в деревяшку, Рексу и в голову не приходило попробовать начать движение по часовой стрелке… С другой стороны, Спонсору не приходила в голову благодарная идея напялить на Рекса намордник, так что в плане логики собака и её хозяин друг друга стоили.

Итак, однажды в лагерь прибыла…

Стоп! Что я забыл?.. Я забыл рассказать о четвёртом лице – виртуальном. О Белой Даме.
Каждая общность людей создаёт свою культуру. И свой фольклор.

Иудеи придумали Иисуса, коммунисты – Светлое Будущее, юристы – Справедливость, мамы – Бабая, дети – Чёрную Причёрную Руку в Чёрной Причёрной Комнате, а археологи – Белую Даму.

Вышеупомянутая особа по легенде была бестелесной сущностью одной утопившейся от несчастной любви фемины. Утопившейся, но не нашедшей в этом успокоения и возвращённой в наш мир для наказания осквернителей могил и хронических алкоголиков. Таким образом, по совокупности признаков преступления, главной целью адского создания вынужденно становились археологи. Ибо регулярно в силу своей профессиональной деятельности тревожили могилы, а также до, во время и после этого много пили. Вообще, должен отметить, не пить на Таманском полуострове, где плотность винодельческих предприятий далеко превосходит любые местные посевные площади, нельзя ни физически, ни психологически. Другое дело, что некоторые творческие натуры в экспедиции умудрялись допиваться до столь скотского состояния, что начинали наяву видеть не только Белую Даму, но даже её свиту – Зелёных Человечков и Красных Тараканов. Что при этом Белая Дама делала со своими жертвами точно не знал никто, но глядя утром на поражённых жуткой абстиненцией, сизым носом и тремором конечностей, все сходились на том, что ничего хорошего.

Ну что ж, всё это было присказкой. Самое время перейти к сказке.

Итак, однажды в лагерь прибыла на археологическую практику очередная смена первокурсников. В течение двух-трёх дней новички вживались в экспедиционный образ жизни и знакомились с местными традициями, а потом Змей по собственному почину и развлечения для решил устроить им «посвящение в настоящие археологи». Так-сказать – инициацию.

Для осуществления задуманного инициатор инициации всю ночь приглушённо и зловеще бубнил новосёлам Фудзиямы страшные байки про Белую Даму, в нужных местах выдавая красноречивые драматические паузы или роковые концовки в стиле «а на утро его так и не нашли!..» Посчитав на этом предварительную психологическую обработку контингента законченной, вечером следующего дня Змей запасся невесть откуда взявшейся чистой простынёй, свечой, зажигалкой и залёг в засаду. Как только на протоптанной к вершине Фудзиямы тропке показалась одинокая и беззащитная девичья фигурка, облачённый в хламиду из простыни Змей восстал из кустов и, подсвечивая себя тусклым огоньком свечи, издал призывный вой:
- Ууууууууааааааааааааыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыбляяяя!!!..
…К глубокому разочарованию инициатора инициации все его потуги изобразить из себя Белую Даму, дабы ввергнуть потенциальную жертву в ужас и неконтролируемую дефекацию, пропали втуне. Девушка была слишком поглощена столь ответственным делом, как волочение на Фудзияму пятилитровой канистры с портвейном, чтобы отвлекаться на какие-то там воющие кусты. К тому же ветер с моря задул змееву свечу…
Посчитав, что именно последнее обстоятельство стало главной причиной провала первой психологической атаки, Змей заменил свечку на свой самый мощный в лагере галогенный фонарь и повторил акцию:
-Ыыыыыыыыыыыыуууууууууууууууууууууууаааааааааааааааёё!!!..
Эффекта снова не было.
Парочка сползающих с Фудзиямы первокурсников к этому моменту уже столько усосала портвейно-калорий, что не обратила бы внимания не то, что на Белую Даму, но даже и на галопирующего Медного всадника.

Не лишённый склонности к логическому мышлению, Змей провёл очередной разбор полётов и пришёл к выводу, что осечка на этот раз вызвана слишком большим расстоянием до объектов воздействия. Стало быть, расстояние требовалось сократить.

И Змей расстояние сократил, подобравшись к тропинке на Фудзияму в упор и прячась за тентом палатки начальника экспедиции. Чего в азарте своём Змей не предусмотрел, так это того, что последние минут двадцать за всеми его цвето-музыкальными манипуляциями из-под полога брезентового шатра с нарастающим интересом наблюдал дружище Рекс, привязанный на ночь хозяином к центральному колу палатки. Если бы Спонсор знал, к чему приведёт это обстоятельство, он бы свободный конец рексового поводка забетонировал... Но Спонсор ничего не подозревал, погрязши во сне, посапывании и храпе.

И то, что должно было рано или поздно случиться, произошло.

С вершины Фудзиямы крайне осторожно и вкрадчиво спускалась где на двух, а где на четырёх конечностях накачанная винищем по самые брови 18-летняя студентка Карина по прозвищу Картавая Каря. Она уже почти достигла «улицы красных фонарей», когда из-за палатки Спонсора выскочило нечто белое и раскоряченное…

В ту же секунду Рекс сам себе сказал: «Фас!» -, и тёмной молнией прыгнул оскалом прямо в слепящий луч галогенного фонаря.

-АААААААААААААААА!!!.. БЛЯЯЯЯЯЯНАХХХХ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!.. – раздалось в ночи. Это Змей увидел летящие к нему фосфоресцирующие клыки Рекса. Увидел и, голенасто подбрасывая ноги, помчался куда-то в темнеющую даль.

-Гав! – удовлетворённо выдал Рекс, входя во вкус забавы и переходя с режима интерцептора на форсаж. Через секунду поводок кончился, но матёрый кобель этого даже не заметил, в лёгкую вывернув центральный кол палатки и усвистав его вслед за собой.

Лишённый опоры шатёр шумно обрушился на Спонсора, заставив заполошно проснуться. Со сна не разобрав, что произошло, однако, вспомнив инстинкты, наработанные на срочной в танковых войсках, начальник экспедиции выбросился из руин своей палатки, как из горящего танка. Первое, что после этого увидел технично откатившийся в сторону Спонсор, было кроваво подсвеченное валяющимся на земле красным фонарём задумчивое девичье личико. Личико икнуло и сказало: «О’уеть!» …Потом Карина подумала и добавила: «До’рый вечер!»
Спонсор автоматически буркнул в ответ: «Ага, добрый…» Потом осмотрелся. Вокруг стояла тихая и звёздная таманская ночь. Лишь в направлении моря затихал какой-то странный вой, да с Фудзиямы доносилось приглушённо-хоровое:

Об этом, товарищ, не вспомнить нельзя –
В одной экспедиции жили друзья.
И доктор повесил в палатке у них
Огромную клизму, огромную клизму, огромную клизму
Одну – на двоих!..


…Тем временем Змей бил рекорды бега зигзагом с препятствиями. Как позже свой кросс прокомментировал сам скороход: «Адреналин хлестал в штаны со страшной силой!» По следам белой простыни громадными прыжками нёсся заливисто подбадривающий бегуна лаем Рекс, за которым, в свою очередь, длинный поводок с грохотом мотылял двухметровый деревянный кол. Если б не этот дрын, поминутно цепляющийся за все неровности земной поверхности, собака давно бы Змея догнала. С вполне предсказуемыми для змеевой жопы последствиями…

Спустя считанные секунды «Белая Дама», не выпускающая фонаря, непрерывно голосящая и трёхметровыми скачками перемахивающая через кусты и колдобины, обогнула подошву Фудзиямы с запада и вынеслась к морю.

…На берегу под шёпот волн целовалась влюблённая парочка, а чуть дальше интимно купалась голышом пара разбитных девах. Неожиданное появление лающей Рексом, гремящей колом и орущей Змеем процессии произвела на них такое неизгладимое впечатление, что все четверо едва не убежали пешком по волнам в Керчь…

Скоро берег кончился и, чтобы не сломать себе ноги в тёмных буераках старых раскопов, Змей вынужденно взял левее, тем самым, замыкая олимпийский круг вокруг Фудзиямы. Естественно, что данный маршрут не мог не привести марафонца к лагерю прибалтов.
Те только-только допили бутылку и допели «Калевалу», только-только легли спать, как над ними пронеслась на бреющем белопростынная тень матерящегося орла.

Потом в центре пионерлагеря брякнулся уроненный галогенный фонарь.

…А спустя секунду в крайнюю палатку вломилось нечто, напоминающее лающего мохнатого носорога. В один миг в палатке всё было перевёрнуто вверх дном, пионеров вытряхнуло из спальников, а потом стремительно потащило куда-то по кочкам со скоростью железнодорожного экспресса. Рекс пронёсся сквозь одну палатку, вторую, третью, нанизывая их одна за другой на свой поводок. Тут кол в конце поводка начал работать стопором и, подцепив четвёртую палатку, Рекс понял, что тащить такую груду барахла вперемешку с брыкающими и орущими от ужаса прибалтами, становится утомительно. Пёс забился в пятую палатку, выгнал оттуда фамильной улыбкой Баскервиллей население и… уснул, утомлённый праведными трудами. Снаружи прочухавшиеся пионервожатые метались по снесённому лагерю и кричали, чтобы никто не вздумал вставать, т.к. «возможно повторное торнадо»…

…Змей же, убедившись, что алкающее его задницу существо отстало, чуть сбавил темп и прибыл в экспедиционный лагерь уже ленивой иноходью, отдуваясь и энергично вытирая пот со лба излохмаченной о встречные кусты-ветки простынёй. Вспотел он так, что одежду можно было просто выжимать.

Рядом с дощатой хибарой столовой рыскал в поисках своей пропавшей невесть куда псины Спонсор. Что особенно удивило Змея, так это то, что начальник экспедиции искал свою собственность не только под лавками, но машинально на всякий случай переворачивал кастрюли и даже заглядывал в пустые миски и кружки. Рекс туда мог поместиться разве что в мелкошинкованном виде…
Спонсора же удивил внешний вид запыхавшегося марафонца поневоле:
- Ты чего такой мокрый?
- Ээээ… Да вот… Ночью купался.
- В одежде?..
- Дык это… Заодно и постирался.
- А простыня зачем?
- Вытирался. Вместо полотенца.
Спонсор хотел спросить, почему в таком случае Змей не прихватил в качестве полотенца сразу целую палатку, но передумал:
- Гм?.. А почему простыня такая дырявая?
- …Порвал!
- Логично. Кстати, что это там за крики у прибалтов?
- Празднуют... – наобум бухнул Змей, потом наморщил лоб, собирая воедино свои куцые познания об истории Эстонии и выдал: - …День Красного Вяйнемяйнена!
- Да?! – ошарашенно переспросил Спонсор. – Не знал. Надо будет поздравить… Кстати, ты тут моего Рекса не видел?
- Нет! – отрезал Змей так лучась правдивым выражением глаз, что мог в темноте сойти за неоновую вывеску.
- Жаль… А кол от моей палатки куда делся?
- Не могу знать! – неожиданно для самого себя выпалил Змей, вскинул руку со скомканной простынёй к виску, чётко выполнил команду «кру-гом» и во избежание дальнейших расспросов сбежал на Фудзияму.

На кургане уже выпили, поели, спели и теперь, лёжа вповалку вокруг тухнущего костра, медитировали на звёзды. Неожиданное появление «вдруг, откуда ни возьмись» пышущего паром, жаром и потом Змея вызвало среди присутствующих некоторую ажитацию:
- Змей, ты что? В Москву бегал?!
- Если бы... - огорчённо отмахнулся потерпевший. – Пока вы тут глотку драли – Я ТАКОЕ пережил!.. Вы ничего не слышали?
- Нет.
- И не видели?
- Нет.
- Суки вы после этого!.. – не совсем куртуазно облегчил душу Змей, в два глотка выдул остатки портвейна и огорчённо ушёл вниз. Дрыхнуть. Прочим же спать не пришлось, потому, как через пять минут после исчезновения Змея над Фудзиямой нарисовался силуэт Спонсора, донельзя удручённого одновременной утратой кола и собаки. По просьбе начальника экспедиции народ с фонариками до самого утра прочёсывал склоны Фудзиямы и сопутствующие окрестности.

В своей палатке нашли спящего мёртвецким сном Змея.

На берегу обнаружили стоящего по колено в море парня, увешанного тремя дрожащими от страха бабами. Причём, две из них были совершенно голыми.

На месте лагеря прибалтов нашли самих прибалтов и какой-то Содом-с-Гоморрой – заполошные крики, мечущиеся лучи фонариков, ругань и стоны на фоне поваленных, скомканных палаток.
- Нет, на праздник Красного Вяйнемяйнена не похоже. – отрезюмировал умудрённый жизнью Спонсор, наблюдая происходящее в пионерлагере метров с сорока – Больше тянет на «Зарницу» для идиотов. С другой стороны, откуда мы знаем, как они там в своей Эстонии играют в «Зарницу»? Чужая страна – потёмки…

Подойти поближе и поинтересоваться у детей Эстонии, что на самом деле произошло и не видели ли они собачку Спонсора почему-то так никто и не догадался…

Так что ни кола, ни Рекса к рассвету не нашли.

На утро по случаю ночного кипеша и последующих безрезультатных бдений начальник экспедиции объявил выходной и тоскливо уселся в столовой заливать боль утраты коньяком. Естественно, его невольным собутыльником оказался единственный на весь лагерь за ночь хорошо выспавшийся человек – Змей. Они вдвоём почти успели уговорить бутылку, когда со стороны лагеря прибалтов показались трое пионервожатых.
Один помахивал зажатыми в руках колом и галогенным фонарём, а двое других волокли на поводке глухо скулящего Рекса с замотанной брезентом мордой.
- Ваш-шаа собак-каааа?.. – с таллиннским прононсом спросили у Спонсора.
- Моя! – одуревший от счастья начальник экспедиции бухнулся на колени, обнял овчарку и поспешно освободил её от импровизированного намордника. Рекс лизнул хозяина в лицо. Потом перевёл взгляд на разом одеревеневшего Змея и радостно тявкнул. Пёс за ночь хорошо выспался, потом объелся украденной у пионеров колбасой и теперь был совсем не прочь продолжить весёлое ночное развлечение.
Против был Змей.
Он бочком-бочком выбрался из-за стола и, стараясь стать совершенно невидимым, стал красться к выходу из столовой. Рекс решил, что это многообещающее начало и, дав «Белой Даме» фору шагов в десять, стартовал, расшвыряв в стороны опешивших пионервожатых, заодно не забыв повалить своего хозяина.
Змей мчался как ураган.
За ним, исходя неистовым лаем и визгом, рвался Рекс, крайне обиженный тем, что Спонсор успел ухватиться за поводок и теперь волочился на пузе за своей собакой, не переставая верещать: «Стой, падаль! Стой!!!..» Сзади всех семенили растерявшиеся прибалты, время, от времени пытаясь ухватить начальника экспедиции за ноги, но исходя из понятий этикета и субординации, не решаясь это сделать без прямого приказа.
Наконец, метров через двадцать Рекса удалось остановить и накрепко привязать к цистерне с питьевой водой.
Змей беспрепятственно пробежал два километра до самого Сенного.
Спонсор, узнавший принесённый прибалтами фонарь, связавший этот факт с неожиданным побегом его владельца и сделавший соответствующие выводы, допил с пионервожатыми коньяк, не переставая после каждой рюмки монотонно повторять: «Поймаю тварь и удавлю». Причём, явно при этом имел в виду не Рекса.

После обеда, когда весь лагерь наконец-то продрыхся и оживлённо обсуждал ночное происшествие, со стороны Сенного показался понуро бредущий с видом кающейся за минет монашки Змей. По его последующим словам главным доводом в пользу возвращение послужила мысль, что «при многочисленных свидетелях Спонсор на мокруху не пойдёт». Вспомогательным же доводом служили две торчащие из под мышек бутылки.

Увидев Змея, Спонсор подавился и какое-то время беззвучно хватал ртом воздух, очень при этом походя на рыбу, выброшенную на берег. Дальше «рыбу» прорвало и Змей узнал массу нового и неожиданного о себе и своих родственниках. Из-под цистерны хозяину согласно подвывал Рекс.

…Сначала Змея хотели с треском и грохотом выгнать из экспедиции, но после второй бутылки начальство передумало и загнало гадёныша дежурным на кухню. Там Змей съел все запасы сливочного масла, высыпал на плиту килограмм соли, а из мешка картошки настрогал кубики. После этого Змея таки выгнали, но тут очень вовремя полевой сезон кончился и «Белая Дама» вместе с практикантами победно уехала в Москву. Говорят, глядя вслед уходящему поезду, начальник Такой-Сякой экспедиции на перроне Анапского вокзала рыдал от счастья…
Музыка: Страна Лимония

(67 комментариев | Оставить комментарий)

Comments:


Страница 1 из 3
<<[1] [2] [3] >>
[User Picture]
From:fortunatus
Date:Март 17, 2007 06:30 am
(Link)
:))))))
Отличная история!

"Нет, на праздник Красного Вяйнемяйнена не похоже"
В цитатник!
[User Picture]
From:u_96
Date:Март 17, 2007 06:31 am
(Link)
Это не история, это ЖИЗНЬ. ;D
[User Picture]
From:alwin
Date:Март 17, 2007 06:45 am
(Link)
Ага, у нас так монетеу искали в выходной день.
Тоже не шибко удачная шутка получилась. :/
[User Picture]
From:u_96
Date:Март 17, 2007 06:56 am
(Link)
Сочувствую. :)
(Удалённый комментарий)
[User Picture]
From:u_96
Date:Март 17, 2007 06:56 am
(Link)
Приятного аппетита!.. ;)
[User Picture]
From:clear_moon
Date:Март 17, 2007 06:52 am
(Link)
Давно так не смеялся. К концу повествования уже ржал и подхрюкивал. :)))))))
Спасибо!
[User Picture]
From:u_96
Date:Март 17, 2007 07:02 am
(Link)
На здоровье. С Днём СятоПатрика, так-зять!.. ;)
From:nikoberg
Date:Март 17, 2007 07:28 am

Жаль, что это

(Link)
последняя история....
[User Picture]
From:u_96
Date:Март 17, 2007 10:20 am

Re: Жаль, что это

(Link)
Ну, я бы не был столь категоричен... ;)
(Удалённый комментарий)
[User Picture]
From:wolfschanze
Date:Март 17, 2007 08:07 am

Отсюда

(Link)
[User Picture]
From:haeldar
Date:Март 17, 2007 08:11 am
(Link)
вымер весь

НУ НЕЛЬЗЯ ЖЕ ТАК!!!
[User Picture]
From:u_96
Date:Март 17, 2007 10:21 am
(Link)
А, собстна, почему "НЕЛЬЗЯ ЖЕ ТАК"?..
[User Picture]
From:sigon
Date:Март 17, 2007 09:09 am
(Link)
Спасибо, я плакаль и валялся под столом :)
[User Picture]
From:helli_holly
Date:Март 17, 2007 09:22 am

ооо!

(Link)
я плакал!
[User Picture]
From:landser83
Date:Март 17, 2007 09:24 am
(Link)
Спасибо, развеселили:)
[User Picture]
From:glorfindeil
Date:Март 17, 2007 10:21 am
(Link)
Замечательно, а где же про Мексику?
[User Picture]
From:u_96
Date:Март 17, 2007 10:23 am
(Link)
Ну, не всё же сразу. Надо ж чуток поломаться и вас потомить... ;D
[User Picture]
From:hewlam
Date:Март 17, 2007 11:38 am
(Link)
хорошо :)
[User Picture]
From:and_too
Date:Март 17, 2007 01:52 pm

:)))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))

(Link)
"Мама, держи себя в руках!" (с) моя дочь Лиза

Я думала, что громче, чем давеча в "Белфасте", смеяться не смогу. Ага. Чичас. Шутки шутками, но с кресла я таки неиллюзорно свалилась:)
[User Picture]
From:u_96
Date:Март 17, 2007 07:55 pm

Re: :)))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))

(Link)
Надеюсь, то, чем свалилась - осталось в работоспособном состоянии?.. ;)
[User Picture]
From:woodroof
Date:Март 17, 2007 05:10 pm
(Link)
Чёрт, я чуть всех не разбудил.
Спасибо!!! :)))
[User Picture]
From:u_96
Date:Март 17, 2007 08:04 pm

Заботливо

(Link)
Мммм... Вы все части прочитали? ;)
From:ex_topbot30
Date:Март 17, 2007 05:20 pm
(Link)
Вы попали в top30 на яндексе самых обсуждаемых тем в блогосфере. Теперь копия вашего поста доступна в ленте по ссылке - link
Почитать текст со всеми комментариями можно тут
Это Ваш 2-й ТОПовый пост за последний год. Посмотреть статистику автора можно тут
Этот "бот не имеет отношения к Яндексу" © НадежныйИсточник
[User Picture]
From:u_96
Date:Март 17, 2007 07:56 pm
(Link)
Обуеть! Дайте два...

> Go to Top
LiveJournal.com