u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Categories:
  • Mood:

Когда-то очень давно...

Теперь кажется, что вообще в другой жизни, я каждым летом в промежутках между экспедициями успевал недели на две зависнуть в родном рязанском Сапожке у деда и бабушки. У них было в книжном шкафу не так много книг, но каждая из имеющихся прошла строжайший дедов отбор и была, что называется, "штучным товаром".

Пушкин, Гоголь, Стругацкие, "Занимательная кибернетика"...

В доме бывшего офицера-фронтовика даже книги стояли предельно ровно и плечом к плечу. Как солдаты на плацу. И пахли Тройным одеколоном.

...Раньше всех поднималась утром бабушка, засветло готовя деду завтрак: каша, крепкий чай с лимоном и немерянных размеров бутерброды со свежайшим сливочным маслом.

Потом, под мерный бой трофейных немецких настенных часов вставал дед. Вставал рывком, даже в свои 70-т по-прежнему спрыгивая с постели одним прыжком.
10 минут на туалет, обливание холодной водой и бритьё.
15 минут на завтрак, совмещённый с внимательным прослушиванием по радио утреннего выпуска новостей.

Как-то так исторически сложилось, что в эти 15-ть минут громко о чём-то говорить в доме и мешать деду слушать радио считалось величайшим кощунством. Дед дожёвывал бутерброды, обувался, накидывал на совершенно седую, но неизменно кучерявую голову кепку... Потом со словами "ну, мать, я пошёл!" чмокал бабушку в щёку и выматывался на завод. Дед всегда уходил на завод в одно и тоже время. Минута в минуту. И никогда до самой смерти ничем не болел.

После ухода деда бабушка поднимала нас - своих внуков и внучек.

Горячий чай, реже - кофе, молоко, разнокалиберные и только что состряпанные пирожки.

...А после завтрака, пробежавшись до булочной и продуктового, можно было оставить жаркий солнечный день за окном и в тикающей ходиками тишине прохладного дома упасть с книжкой на старый диван.

Я перечитал всю немногочисленную дедову библиотеку несколько раз. Больше всего почему-то запала в душу толстенная трилогия Александра Борщаговского "Русский флаг" об обороне Камчатки от англичан и французов во время Крымской войны. Я тогда ещё не имел противной привычки любой встречный текст прежде всего оценивать по критерию соответствия исторической истине... Я просто читал и наслаждался языком и образами. Помню, что именно с тех самых пор у меня появилась мечта как-нибудь самому побывать на Камчатке. Мечта-то появилась, но исполнить её как-то не удалось... Зато я в экспедициях и на бардовских слётах познакомился с кучей вокругкамчатских песен! Особенно понравились кунинские "Ходоки".

Был обычай у предков наших на восток на заре креститься.
И в беде от сохи и пашни их манила пером Жар-птица.
С голодухи - потуже пояс, натянув армячишко рваный,
Уходили на дальний поиск от господ на восток Иваны.
За мечтой, хмельнее браги кровь бродягам вздувала вены,
Уводя за Урал ватаги - на Амур, Колыму и Лену.

Тропы в топях костьми устлали, пОтом волоки оросили
Открыватели дальних далей, ходоки на восток России.
А проведав, хранили строго тайну тех, кто цингой заморен,
Кто рубил по пути остроги... А Жар-птица жила за морем
В бирюзовой прозрачной бухте, той, что в споре однажды выдал
Им, отважным, могучий Кутха, узкоглазый Камчатский идол.

Из-за леса сверкнет зарницей, ярким днем полыхнет по странам,
А по ночам запирает птицу жадный Кутха в шатер вулкана...
И от взгляда пришельцев пряча, в бубен лупит шаман горбатый...
День и ночь сторожат Авачу в океане три камня-брата...

Но однажды привел ватагу на погибель шаману-Кутхе
Русский штурман Иван Елагин срубы ставить в подкове бухты.
И нашли корабли фарватер меж камней в голубой лазури,
А шаман провалился в кратер и столетия трубку курит...
Не поверил бы я в поверье, в каждом домысле есть граница,
Да, видать, обронила перья в бухте той и моя Жар-птица...

В чудо-городе, у причала... Ярче, чище не знал красы я.
И отсюда берет начало в безграничность моя Россия...

А еще, если взять на веру, все, о чем говорят в народе,
Полюбила Жар-птица север. Днем и ночью по тундре бродит...
(с)

Мда... А после смерти деда книга Борщаговского куда-то запропала... Прямо как в воду канула. Ушла вслед за хозяином потрёпанным видением моей кончившейся юности.

Камрады, никто не подскажет, где в Москве можно разжиться "Русским флагом" Борщаговского?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments