?

Log in

No account? Create an account
Вахтенный журнал стареющего пирата

> Свежие записи
> Архив
> Друзья
> Личная информация
> Вахтенный журнал стареющего пирата

Декабрь 15, 2006


Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
05:24 pm - Кстати, о подводном верблюдоносце и не только...
Весна 1917-го. Вспоминает командир германской субмарины u-62 Эрнст Хасхаген:

"Однажды на пароходе из Везера в Киль мы задержались на одну ночь в Брунсбютгеле из-за густого тумана. Редко слу­чалось, чтобы большая подводная лодка оставалась там на це­лую ночь. Лоцманы сразу же позвали нас на стакан крепкого грога. Наши хозяева в большинстве своем были старые капита­ны парусных судов. Многие из них с седыми бородами, все с «большим стажем». Мы сидели за круглым столом. Старики, посасывая свои трубки и с серьезными лицами рассказывали не­вероятные морские истории.

В особенности запомнился мне один из них с голубыми гла­зами, сверкавшими из-под нависших бровей, когда он хотел под­твердить правдивость своих рассказов в ярких красках о приклю­чениях с морскими змеями и акулами. Он был похож на «кора­бельного духа» с белым, как известь, лицом, сидящего на корточ­ках на бушприте и гадающего о судьбе. Спокойно слушали мы о том, как огромная рыба-пила «подпиливала» шхуну так, что по­лучилась большая течь. Дрожь пробегала у нас по спине, когда с таинственным видом они рассказывали о волшебном корабле, который снялся с якоря в пятницу, бродил, словно привидение, по морям всего света и приносил несчастье всем морякам.

Мы слушали их еще некоторое время, а затем в свою очередь обнажили наши шпаги. В конце концов мы ведь тоже не новички, и, кроме того, морское дело мы знали не хуже, чем эти белобородые старцы. «Когда мы лежим на дне, — начинает рассказывать один из бывалых подводников, — мы отлично можем наблюдать жизнь на морских глубинах. Бесшумно сдви­гается в сторону изогнутая стальная стенка. В два приема под­нимается вверх жалюзи. Перед вами темное стекло. Теперь вы нажимаете кнопку, и с помощью сильного прожектора мрачные морские глубины сразу освещаются. Толстое стекло совершенно чисто и прозрачно, так что вы можете отлично видеть все под­робности. И вот вы видите, как раки, омары и морские звезды среди кораллов и морских цветов...»

Движение стаканов с грогом вдруг прекратилось. Разинув рты, слушают рассказ старики. Черт побери! Да, это что-то со­всем новое в морской жизни. Ах, черт возьми! Вот, молодцы, эти подводники! «Когда нам становится слишком скучно на дне. — говорит один инженер-механик с другой подводной лодки, тоже задержавшейся из-за тумана, — мы вылезаем через шлю­зовую камеру. Это делается очень просто. Прежде всего вы входите туда. Захлопываете водонепроницаемую дверь. Затем открываете кран. Пошла вода. Вы берете прямо зубами резино­вый мундштук вашего спасательного подводного прибора. Вода поднимается над головой. Теперь надо подняться наверх и вый­ти. Сапоги подбиты свинцом, чтобы вас не опрокинуло. Другие следуют за вами таким же порядком. Очень трудно бывает спу­ститься вниз по стенкам лодки, скользким, как бока угря, ведь палуба подводной лодки довольно высокая. Но дно моря мяг­кое, так что можно спокойно слететь вниз. Теперь можно уже спокойно бродить. У всех нас лампы и острые топоры на слу­чай опасности. Могу вас уверить, что такая прогулка по дну моря — величественное зрелище. Там и горы, леса водорослей, невиданные деревья и растения. При свете наших фонарей вспы­хивают страшные глаза осьминогов, они шевелят своими опас­ными щупальцами».

«А вы не знаете историю подводного верблюда, — встав­ляет фразу другой подводник, чтобы сменить предыдущего рас­сказчика в этом «сплетении небылиц». Раньше я плавал в Сре­диземном море, не раз бывали мы по ту сторону Африки у пле­мени сенусси. Они были нашими друзьями. Там однажды слу­чилась следующая история, я сам был свидетелем.

«UC-20 крейсировала между Полой и Северной Африкой для перевозки боевых припасов. С каждым рейсом мы перево­зили сотни ружей, пулеметов и ручных гранат. Однажды экипаж получил от одного шейха, настоящего арабского шейха, заме­чательный подарок. В нарушение всех законов Корана, этого шейха угостили на борту ужасной бурдой, которая называлась «греческим коньяком». В благодарность за это он подарил нам верблюда. Настоящего одногорбого верблюда. Командир нашей лодки сначала пришел в ужас. Но, подумав, счел делом личной чести отвезти животное в Германию. Для такой единственной в своем роде погрузки пришлось вызвать всех людей. Сделали так.Подводная лодка подошла как можно ближе к берегу. Пос­ле этого верблюда погнали в воду, привязав к его узде крепкий конец (веревку). Затем этот конец при помощи маленькой шлюпки был подан на борт, так всем стало понятно, что верб­люд добровольно не двинулся бы вперед. Там взяли конец на шпиль и стали медленно выбирать. Верблюду ничего не остава­лось, как погрузиться в воду. В конце концов он поплыл.

Но все же это не помогло. Надо было тянуть его по глу­бокой воде, и привязь стали травить со шпиля. Как только вер­блюд почувствовал себя свободным, он изо всех сил бросился плыть обратно к берегу. Но UC-20 все же быстрее его.

«Тревога! Погружаться!»
Командир сделал поворот на 90° и погрузился под верб­людом и догонял его, пока форштевень лодки не оказался у него под брюхом. Затем лодка всплыла и верблюд повис на носу. Передние оги на левом борту, задние — на правом. Те­перь оставалось лишь втащить животное на бак, что было труд­но, так как ему самому хотелось наконец найти твердую почву под ногами. Он встал на ноги на палубе, где и был крепко при­вязан. Мы захватили с собой запас фуража. У нас было также достаточно места для пресной воды, так как наша лодка была специально приспособлена для грузовых перевозок. Таким об­разом UC-20 отплыла. Мы тщательно обходили всякий дымок из-за того, что у нас на борту не было ни одной торпеды. На следующее утро командир говорит вахтенному офицеру:

«Ну, а если надо будет погрузиться, так верблюда вспоминай как звали. Придется ему держаться на поверхности и на­глотаться воды».

«Почему, господин капитан-лейтенант?» — возразил тот.

«Мы отлично можем погрузиться вместе с верблюдом. Я уже измерил; если мы погрузимся на 8,5 м, голова верблюда как раз останется на поверхности. Я уже сделал отметку на глуби­номере». Так это и было. Во время этого перехода нам два раза пришлось погружаться, и рулевым горизонтальных рулей отда­валось приказание: «Погружаться на глубину верблюда!» И вот мы совершенно точно плыли «на глубине верблюда», иначе сказать, только одна голова животного была видна на поверх­ности. Перед самым входом в Полу мы проходили через флоти­лию рыболовных судов. Командир не мог удержаться, чтобы в этот момент не погрузиться. Этим он привел в неописуемый ужас рыбаков, которые, увидев голову и горб, подумали, что это невиданное морское чудовище и на всех парусах пустились наутек в открытое море. Таким способом верблюд был достав­лен в Полу здоровым и невредимыми если не сдох, то живет там и теперь».

«Этот вечер, проведенный вместе со старыми лоцманами, был великолепен. Все врали так, что в Брунсбюттеле даже балки в помещении погнулись. Но ведь моряки любят пофантазиро­вать, это в их характере".

Отрывок позаимствован из шедевральной книги Хасхагена "На подводной лодке у берегов Англии".

А вот ещё:

"В состав австро-венгерского флота 11 сентября 1916 года вошла специальная грузовая подлодка U-20, построенная на гамбургской верфи "Бломм унд Фосс".
"За счет значительного объема грузовых помещений подлодка брала на борт большие запасы и могла долго продержаться в море. Лодка совершила много рейсов соружием и боеприпасами для арабских племен, боровшихся против английского господства.
Но однажды ей довелось совершить поход с уникальным грузом.
Шейх племени синуси, в благодарность за доставленное оружие, подарил императору Вильгельму верблюда.
Грузовой отсек UC-20 позволил взять достаточно провианта для "подарка", а самого верблюда разместили на палубе, и лодка пошла в Полу (порт на адриатическом побережье), не погружаясь более чем на 8 метров. Глубина отсчитывалась по глубиномеру в центральном посту, то есть при глубине 8 метров рубка уходила под воду настолько, что голова верблюда остается над водой. Необычный переход прошел успешно, субмарине всего несколько раз пришлось переходить в позиционное положение. Это ей пришлось сделатьи перед портом назначения, опасаясь авиации противника. При этом вид плывущей и ревущей верблюжьей головы привел в неописуемый ужас местных рыбаков. Они бросились на своих лодках кто в море, кто к берегу...
Свой путь "верблюдоносец" закончил в 1919 году в Англии, куда он попал после капитуляции.
Судьбу верблюда, к сожалению, установить не удалось".

А. Михельсен. "Подводная война 1914-1918." М.-Л. 1940., с.36.
Взято из первого сборника общества истории флота "Наваль", 1991 г.
Настроение: гы-гы

(6 комментариев | Оставить комментарий)

Comments:


[User Picture]
From:chele_sta
Date:Декабрь 15, 2006 03:43 pm
(Link)
Прочитав эти байки, вспомнила одну из моих любимых книг -"Жизнь на Миссисипи" Марка Твена. Если не читали, почитайте.
Отличный юмор и просто очень интересно.
[User Picture]
From:u_96
Date:Декабрь 15, 2006 03:49 pm
(Link)
Как же, как же... Читал-с. :)
[User Picture]
From:glorfindeil
Date:Декабрь 15, 2006 04:08 pm
(Link)
Не помню, где читал, но верблюд - таки сдох.

Не вынесло сердце - во - первых постоянный нервный стресс, а во - вторых подхватил воспаление лёгких.

P.S. Осталось рассказать, как С-13 стала первым в истории СССР кораблём, воозившим иномарки из загранки. ;-)
[User Picture]
From:pyatishkin
Date:Декабрь 15, 2006 05:20 pm
(Link)
Крайне интересно =)
From:ex_mitia_and947
Date:Декабрь 15, 2006 10:39 pm
(Link)
"Осталось рассказать, как С-13 стала первым в истории СССР кораблём, воозившим иномарки из загранки. "

Незаконно?
[User Picture]
From:leon_85
Date:Декабрь 15, 2006 05:54 pm
(Link)
Уж не Жюля ли Верна цитировали подводники? По-моему, его.

> Go to Top
LiveJournal.com