u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

  • Mood:
  • Music:

"О чувствах любви – чувствах высшего порядка здесь и не может быть речи". (с) Часть вторая.

Первую часть фронтового дневника см. ТУТ.

10.08.1943 г.
Спим 3-4 часа, остальное время в работе. Вечером льет дождь, темно, ничего не видно, а приказ - закончить путь. Когда были в постели, то пустил реплику «Почему меня мать сверхштатником не родила, а Роговский – сверхштатник, вчера весь день спал и утром ему в 3.30 не вставать».

11.08.1943 г.
Когда люди спешат, то делают не то, что надо – вчера жгли отверстия и ставили накладки, тогда как это дело надо делать до пришивки рельс. Из-за этого пришлось делать много повторной лишней работы. Девушки краснармейцы нашего батальона мало того, что они лодыри, но даже подходят к Т.Н.Б., если не хуже.

12-15.08.1943 г.
Работал с гражданскими, дали подкрепление, они говорят, что у меня работать хуже, чем у немца – там они много отдыхали, а здесь приходится много работать. Но им за это Куц. и Рад. прочли мораль.
За это время выругал пом. комбата по полит.части – я бранил своих девушек за то, что они не дисциплинированы, что их избаловали, конечно, не дурак он, чтобы не понять этой морали. Со взвода сняли и поставили техником – нужен я, чтобы меня так использовали. Приказ взять диз-копер и ехать бить сваи. Когда я привез его, то предлагал собрать, опробовать и обучить людей – не разрешили (может быть и с целью). Теперь сам лично собрал (физически помогали 6 красноармейцев), но пойдет или нет – неизвестно. От сильного умственного перенапряжения пошла из носа кровь. Время 5.20 – ушли готовить сваи и я сейчас пойду опробовать и вдруг откажет, что тогда будет…. Не выполняется приказ восстановление моста. В 8.05 начал бить – работает хорошо.

16.08.1943 г.
В 10.20 молот отказал в работе, осмотрел – все в исправности, оказалось неправильно установлен копер – передвинули и опять пошел работать.
Предупредил Фельдмана, чтобы относился лучше к установке и не спешил бить, а перед боем лишний раз проверил, т.к. одна направляющая немного погнулась. В 14.10 получил приказание пойти в роту и оформить сдачу взвода.

17.08.1943 г.
Волнение большое, перед совещанием увидел Фельдмана – пришел и сообщил, что погнуты обе направляющие. Придя на копер, увидел, что и поршень забит и застопорили кольца. Ребята рассказали, при каких условиях это сделал он сам. Вечером уехал, копер разобрал и перевез на берег. Направляющие выправил, а поршень пока так и остался.

18.08.1943 г.
Утро неудачное. Приказано спускать чужой копер, Фельдман пропал. Спускаю и перевожу, пришли снимать следствие. Следователем назначен друг Фельдмана, механика они околпачили здорово, я ввязываться в эту штуку не стал.

19.08.1943 г.
Получил из Вязьмы все письма жены, кроме их и письма от Снегурова. Приступил ремонтировать поршень, но пришлось сменить Фельдмана. Собранный из двух копров копер работает хорошо и работал нам до 21.00.

20.08.1943 г.
Утром вызов и направление в командировку за техимуществом – опять мучения. Приказали сегодня выехать, а документы не подписывают.

21.08.1943 г.
Время уже 13.30, а документы еще не подписаны. В 16.30 выехал автомашиной. Начинает чувствоваться осень, хотя желтых листьев в лесу еще не видно, но к вечеру солнце светит по-осеннему, да и тень от него осенняя.

22.08.1943 г.
Москва – приехал к Груне, живет по-старому. Особых приключений нет.

23-24.08.1943 г.
Путь следования от Москвы до Елюзани.

25.08.1943 г.
На месте выяснилось, что техимущество отправлено по назначению. Прогоняли зря – необдуманность тех людей, о которых я рассуждать не имею права. Мне приказывали взять с собой 4-х человек, а я взял двух, и если бы я послушал их, то занимало бы места на транспорте и бесцельно проводили время со мной 5 человек.
Вечером сообщили, что пришел еще наряд на техимущество. Взять его без приказания – может здорово попасть, оставить и уехать – юридически, я буду прав, а долг и совесть перед родиной заставляют вырвать вагон, погрузить и уехать – за самовольство также может нагореть. Решил – пусть за самовольство нагорит, но совесть перед родиной будет чиста. Я поступаю правильно. Завтра в Пензу – околачивать пороги – хождение по мукам, упрашивать, умолять, настаивать, требовать, вплоть до угроз.

26.08.1943 г.
Сегодня ехать в Пензу нет смысла – приедешь, а они окончили работу. Выеду завтра в 2.40. Плохо быть таким, как я, лучше быть, как люди в отделе хранения – хочешь – берешь имущество, хочешь – нет. Дадут тебе вагон или нет – нам все равно, имущество мы пришлем, когда нам спустят план, дадут вагон, мы отгрузим и пошлем, а фронт - ожидай, когда этим людям соблагорассудится удостоиться погрузить имущество, в котором нуждается фонт.

27.08.1943 г.
Вагона в Пензе не добился, обратно путешествовали и пешком, и грузовиком, а добрались пассажирским. Люди здесь скупые, для военного человека жалеют картофелину дать, уж не говоря о ночлеге. У нашей хозяйки квартирантка, ей скоро родить – как она будет с ребенком поступать – не представляю, коли у нее у самой только одно худое заношенное платье. Из больницы приехала бывшая ее квартирантка – эта уже с ребенком, ребенку примерно ½ года – рахитик. Уход за ребенком из рук вон плохой – положила на полу, подстелив половичек, и ничем не прикрыла. Обильно мухи его атаковали, а он, взяв пальчик в ротик, сосет его. Ребенок грязный, видны следы фурункулов – несчастный ребенок, такую мать не жаль пристрелить. Нагулять – это они, а ухаживать, воспитывать кто будет? Всего им обоим от силы по 18-19 лет – шлюхи и даже хуже.

28.08.1943 г.
Ожидаю вагона. Все время делал схему, и так и не кончил.

29.08.1943 г.
Докончил схему приема и отправления, остальное время занят «Роман-газетой». Вот уж третий день сидим без хлеба. Красноармейцы Беляев и Зайцев поели и мои сухари. Я их обоих считал честными и справедливыми людьми, а они оказались как и все другие. Пожалуй, полковник, давший 5 суток ареста мне за Балдина, прав. Тогда я в душе смеялся над его нотацией, я счет его не совсем умным, а оказалось наоборот – они в бою очень легко могут подвести. Второй день на одном и том же месте работаю. Лес, в лесу – маленькая полянка – красиво. И почему-то эту красоту обязательно связываешь с той, что так далеко от тебя и думаешь, вот ее бы сюда, да не одну, а с Ниной. Обязательно, если останусь жив, разыщу такое место, разведу костер и будем все вместе.

30.08.1943 г.
Много грибов, вот куда бы мою Аннику, она бы наготовила на целую зиму всяких. Даю сам себе приказ, выполнение которого должно быть самое добросовестное. Ходил за грибами два раза, приносил помногу маслят.

31.08.1943 г.
Днем дождь, пасмурно. Телеграммы нет, ходил опять за грибами, только один раз. Теперь бы мою Аннику сюда, вот она бы и насолила, и насушила, и намариновала бы.

01.09.1943 г.
Погода замечательная, кажется, что морозов совершенно не существует, а лес такой прекрасный, вот бы где мне с Анникой и Ниной провести время. Может быть, война скоро окончится, известия с фронтов хорошие.

02.09.1943 г.
Все еще ожидаем вагон. Весь день просидел за схемой. Вечером оказался дураком – после несостоявшегося кино пошел в противоположный лес и там было заплутался.

03.09.1943 г.
Большое несчастье – сломал мундштук и пришлось выбросить, а ведь это – память дома, когда Анника бранила, я всегда курил из него. Сколько времени я ожидаю вагон – теперь бы на это время сюда Ниночку с Анникой, а то ведь так околачиваюсь.

04.09.1943 г.
Весь день шел мелкий дождичек, я просидел в сарае с сеном. В парке встретил Маркина В.И., он тоже приехал в командировку. Очень трудно сидеть и ожидать. Больше всего берет тоска по дому, по близким. Тогда, когда Анника и за что-либо бранила и то с удовольствием выслушал бы.

05.09.1943 г.
Тоже, что и в 04.09.1943 г.

06.09.1943 г.
Опять целый день в ожидании. Ходил в лес очень далеко. Вот это время пробыть бы с Анникой. Что-то сердце болит по ним. Подходит зима, а у них нет дров, и квартира очень плохая.

07.09.1943 г.
Когда же окончится ожидание? Да плюс к этому знобит и сильно распухла правая верхняя десна. Отдых нахожу исключительно в лесу – хороший лес.

08.09.1943 г.
Весь день с температурой провалялся в сарае, да еще дает знать больная нога.

09.09.1943 г.
Из Москвы все приехали, а вагонов нет как и не бывало, ни телеграммы, ни поездка не дают положительных результатов. Разработал схему, усовершенствовал ее, отдыхаю в лесу, а самочувствие все хуже и хуже – почему – не представляю сам. Это, наверное, от того, что много думаю о дочери, жене и матери. Чем столько времени сижу, так я бы их всех мог повидать.

10.09.1943 г.
Организовал поездку в Москву нач. хранения и сбыта - сам поедет.

11.09.1943 г.
Сам поехал в Пензу – результат без изменений.

12.09.1943 г.
Опять сижу в лесу, на другой стороне. За лес на горку примерно метров 100 от уровня ручейка и что ж здесь растет трава, что должна расти на низменных местах – почему так, я не смог объяснить сам себе. Все время в голове сопровождает меня Анника.

13.09.1943 г.
Имею устный приказ на ожидание и потому продолжаю ожидать. В Москву уехал сам капитан. Продолжаю ходить в лес за грибами, если бы был я столько времени у Анники, вот натаскал дров на всю зиму хватило бы.

14.09.1943 г.
Ничего не остается делать, как только ждать и читать. Вечером в 19.00 пришла телеграмма, вагон могу получить. Делаю заявку на 16.09 и дал команду подготовиться к погрузке и выезду.

15.09.1943 г.
Разведка полевая – измочило дождем и шел град. Картошки заготовили, пока все благополучно.

16.09.1943 г.
Опять ожидание – нет вагонов. Из запаса НКПС не дают. Ожидаю ночь – что она скажет, может быть, прибудут вагоны для выгрузки, тогда и мне дадут. Продолжаю ходить в лес и слушать минорную музыку леса. Весенняя музыка весела, летняя заботлива, а осенняя – минорна.

17.09.1943 г.
Ура, ура, ура! Вагон имеется. С 10.00 – погрузка, а в 20.00 – уже тронулся. Продукты не взял – давали дрянь, уж лучше – сухой паек.

18.09.1943 г.
Весь день на одной картошке. Алексей поехал получать поек. Но не приехал.

19.09.1943 г.
Пенза – прибыли, наварили супа и ели с хлебом. В этот же день тронулись, едем очень медленно.

20.09.1943 г.
Проехали Моршанск – соль в ход не поступает.

21.09.1943 г.
Из Ряжска II ходом прошли до Скопина, издалека посмотрел на свою родимую сторону. Церковь все по-старому выглядывает, в точности так, как ходил из семилетки домой. Вспомнилось детство и почему-то опять связано с Анникой. Охота пройти все места реки, лугов и полей и поделиться своим детством и юностью. Проехал Ряжск I – школа, общежитие – березовая роща С.С.Сватикова разрослась, а тут и промелькнули казармы Орловы и Мих. Зараев, зима и снежки. Но как хороша осень – почти все золотое, а цвет реки Раново – нет, художникам никогда не подобрать таких красок!

22.09.1943 г.
Ночевали в Павельце – соль всю загнали и еще больше достали у ребятишек и еще у охраны, воспользовались тем, что он дал одной тетке за яйца, а нам давай так, а то заявим. Ужинали и завтракали по-домашнему. На одном разъезде мокнут под дождем семьи эвакуированных из Смоленской области, а теперь возвращаются – ожидают, а вагонов не дают и сидят 12 суток.
Сейчас стоим в Узловой – обещают придержать двое суток. Теперь я стал умнее – ругаться не буду, сколько простоим, мне все равно – это в тот раз портил нервы, а результат один….

23.09.1943 г.
Околачиваемся еще в Узловой, едим, спим и ругаемся с комендатурой, чтобы быстрее отправляли и ночью в сильный дождь и ветер выехали. В вагоне холодно и дымно, даже дров нет.

24.09.1943 г.
Проследовали от Волово – нет, врешь, Федя, слишком скоро хотел отделаться. Стоим в эшелоне с пехотинцами. Спрашивается, что заставляет девчат, а, может быть, и молодых дам лезть к эшелону – ведь все равно скоро уедем. Одну даже облили (обос….) из вагона, когда она подлазила. Эх! Женщина, до чего ты докатилась? – стала хуже самого низкого животного.

25.09.1943 г.
Стоим на старом месте. На противоположном пути работают женщины, весь день разговор про одно и то же, хотя бы мужчин постеснялись! У самого какая-то тоска, здорово соскучился по Аннике, скука во всех отношениях. [Дальнейшая часть записей за данное число, ввиду их особо личного характера, опущена]

26.09.1943 г.
Мучительно так ехать. В 10.05 были в Горбачеве, обещали не менее двух суток продержать. Табак вышел весь, продуктов осталось только на 1 день. Здесь еще Анника спокою не дает. Все время думается о ней – думы и хорошие, и плохие. [Дальнейшая часть записей за данное число, ввиду их особо личного характера, опущена]

27.09.1943 г.
Проследовал Скуратово и доехал до Орла. Прибыл ночью, сходил переадресовал на Брянск, но когда туда попадем – очень трудно ответить. Постоим, подождем, вот плохо, что нечего курить и денег нет. Книжку прочитал, что буду делать – со скуки пропадешь.

28.09.1943 г.
Стоим в Орле. Что может сделать человек – все. Как быстро все сделано и налажено, и это потому, что война, нужно, а что необходимо, то делают быстро. Отвык глаз от развалин, а ухо от выстрелов. Все видимые разрушения и мучения людей приходится вновь переживать.

29.09.1943 г.
[Дальнейшая часть записей за данное число, ввиду их особо личного характера, опущена]Все еще сидим в Орле и когда отправят до Брянска – это никто сказать не может.

30.09.1943 г.
Из Орла тронулись вчера в 23.00 и до Брянска еще не доехали. Всего в этом месяце Аньке отослал четыре письма, а пока ни единого не получал. Скоро доберусь, вот тогда должен и я от нее получить сразу много – если только она писала. Питаемся одной капустой – парим и сырьем едим.

01.10.1943 г.
Конечно, до Брянска не доехали. Капуста подходит к концу – 3 вилочка осталось.
Может быть и неправильно, но додумался и нашел ответ – почему девчата красноармейцев кормят вкусными вещами и покупают им водку, даже хуже – вступают с ними во временную семейную жизнь.
Если раньше, девчата заманивали ребят путем гримировки черт лица, бутафорией бюста и бедер, то теперь этот метод отпал. Они великолепно видят, что мужчин становится все меньше и меньше, инстинкт влечения к мужчине увеличивается и весь женский персонал вступает в конкуренцию. Различные и прибегают к различным методам, дабы достичь своей цели. Самый легкий путь играть на слабой струнке, а у мужчины слабая струнка – это водочка и половая сторона. Вот этой приманкой теперь и пользуется женщина. Они стараются забронировать себе не одного и не двух, а сколько возможно, дабы один на фронте погибнет, то какой-либо останется и, глядишь, приедет. Не хочу быть голословным – приведу пример, проверен мной лично – красноармеец Степан Дедурин, какая-то Верочка, имея трех детей в возрасте от 7 до 1 года, приносила и при мне передавала 0,5 л водки, мясо, огурцы, хлеб и лепешки. Лейтенанту Родионову в отъезд наложили две буханки хорошего хлеба, ветчины и вареного мяса. Красноармеец Ткаченко получал, кроме водки и продуктов, деньги. Всех примеров не пересчитаешь – их много – лейтенант Шепелев, Севостьянов, красноармейцы Зайцев, Беляев. Я не перечисляю тех, кто рассказывал, а привел только проверенных лично мною. Некоторые опустились еще ниже, они говорят так: «День да мой!», а дальше – что будет.
И если какой-либо открыть глаза, конечно, будут доказывать, что это не так. Тогда надо спросить, а как же? – затруднятся ответить. Но более разумные в сознании признают - это именно так. О чувствах любви – чувствах высшего порядка здесь и не может быть речи. Здесь только животные чувства и даже ниже. Собака-самка и та вступает в сожительство только с выбранным самцом и в период утробного развития плода ни одного самца не подпустит. Человек-самка, именуемая женщиной, в этот период что делает – отпускает всякого встречного и в то же время говорит: «Уж раз я налетела, так мне теперь нечего бояться – еще не налечу!!» Но чтобы освободиться от родов, они выделывают различные штучки: прыгают на пятки, делают быстрые движения, переносят большие тяжести, а, главное, надеются при родах что-либо сделать, чтобы младенец был мертв. Опять есть примеры: М. Костюкова на ст. Елюзань – из откровенного ее разговора. Она за 4 часа до родов несла на себе 3 пуда картошки на расстояние 1,5-2 км, да и до этого все время таскала и поднимала на себя с земли. (Сама она ниже среднего роста, физическое развитие – среднее). Конечно, это ничто не помогло – она благополучно родила. Отсюда опять вопрос – кто же должен защищать развивающегося ребенка в утробе матери, когда сама мать старается его убить? У нас в Советском государстве этих младенцев защищало правительство – закон о запрещении абортов. Опять допущу сравнение с низким классом животных – любая самка жертвует собой за своего дитя. Прочтите тургеневский рассказ «Трезор», когда самка воробей своим телом от собаки защищала выпавшего птенца из гнезда. Даже курица-наседка, как она защищает своих цыплят, уж не говоря о собаке, волчице и тигрице. Вот она – правда-то где, а попробуй с этим выступить – заплюют и в самом лучшем случае – сочтут за дурака и помешанного, а то, может быть, и хуже.

02.10.1943 г.
Все еще стоим на станции Мыльница [?] уже вот третьи сутки. Продуктов нет и капусту всю в завтрак съели. Что будет дальше – неизвестно.

03.10.1943 г.
Диалектика – все течет и изменяется. Так и нас – передвинули на 15 км ближе к Брянску. Утром на машине уехал в Брянск, разыскал своих, тот груз, за которым ездил, еще не пришел, а выехал он раньше нас более, чем на месяц. Получил продукты, поздно и укатил в Карачев. Не отходя от КПП, двинулся опять в Брянск. Ночь провел на Смотровской койке и утром, в 7.00 полу пешком, полу на авто прибыл в свой вагон.[Дальнейшая часть записей за данное число, ввиду их особо личного характера, опущена]

04.10.1943 г.
[Дальнейшая часть записей за данное число, ввиду их особо личного характера, опущена]

05.10.1943 г.
Наконец, добрались до Брянска. Теперь мне легче. Странные явления стали наблюдаться за мной. Раньше этого не наблюдалось. Если вечером я свободен, то я уходил гулять, до 38-39 гг обязательно «стрелял» за девчатами. Затем до половины 43 г. любил блудить один, в особенности в лунные ночи. Теперь же и этого нет. Вот по соседству с Орла едет девчурка – не из дурных, видно, как она прикладывает усилия для получения взаимности, но нет, что-то отталкивает или мои убеждения или мое решение построить чистую семейную жизнь, а, может быть, и то и другое. На Украине я раза три или четыре ходил, но только исключительно слушать украинские песни и это мне напоминало мое путешествие по Украине.

06.10.1943 г.
Ездил в город – пострадал сравнительно мало, на базаре все чертовски дорого. Купил тыкву и сварил хорошую кашу.

07.10.1943 г.
Стоим в Брянске. По телефону ни черта не добился. Приехала рота. Сделал мундштук. Вечером ужинал с нами Женька.

08.10.1943 г.
Все еще стоим в Брянске. Теперь, кажется, уничтожил все «танкетки» и тело перестало чесаться.

09.10.1943 г.
Вечером сдал оба копра – все благополучно.

10.10.1943 г.
Получили приказ – всем выгрузиться. Я выгрузил последний трос и помучился с ним здорово. Сделал 6 концов до Б-II из парка «В». Но все же сдал – надо составить акт. От Анники получил два письма, одно – хорошее, а во втором она допустила небольшую оплошность.

11.10.1943 г.
За весь сентябрь получил дополнительный паек – вот бы его Аннике с Ниночкой. Анника на долго бы его растянула. Девчата наши гоняют не только за офицерами, но и за сержантами с рядовым составом.

12.10.1943 г.
Подняли в 4.00 приезд. Меня назначили нач. погрузки. Сделал все. Но ночлег был на открытом воздухе.

13.10.1943 г.
Погрузили людей на открытые платформы – вот когда нам досталось. Ветер насквозь пронизывал, но люди бодры и без роптаний доехали.

14.10.1943 г.
Переночевали ночь в автомашинах в Новозыбково. Откуда здесь столько песка? Все равно, что зимой метет, ехал в открытом кузове, вот проморозило.

15.10.1943 г.
На квартире расположились четверо, попали к староверам. В помещении очень чистенько, тепло и уютно. Мы думали, что попали в рай господний. Ночевали очень хорошо.

16.10.1943 г.
Не успели начать работать, как получили новый приказ переехать на другой фронт. Быстро, почти без обеда, поехали на старое место – в Унечу. Опять ночевка под открытым небом.

17.10.1943 г.
Околачивали лодыря весь день – мерзли и грелись у костров и опять мерзли. Перетаскивали имущество к семафору.

18.10.1943 г.
Утром погрузились и опять корчили лодыря, но зато в вагонах тепло. Надо написать моей Аннике письмо – на улице ветрено и холодно, а в вагоне – тесно.

19-24.10.1943 г.
Все еще едем и только утром доехали до Орла. Опустил своей Аннике два письма. Вот эвакуированные терпят испытания войны – на улице холодно, а ребятишки 3-4 лет без ботинок и порток играют про между путей – да, им достается здорово.
Все эти дни особенно Анника не выходит из головы, даже все эти думы переходят в тоску – охота повидать и т.д. – дождусь ли я когда этого момента?

25.10.1943 г.
Опять все по-старому, встали-позавтракали, затем обед и до ужина, а потом опять спать. Читать нечего и ходишь, как без колодки. Как долго тянется время. Когда был в краткосрочном отпуску – время летит очень быстро, поневоле лезет в голову – лучше бы это время провести с Анникой и Ниной, а думы о них все сильнее усиливаются.

26-30.10.1943 г.
Чуть не доехали до ст. Бологое – загнали по ошибке. Почему-то меня величают «отцом» и со всеми советами обращаются ко мне. Вот одна батальонная девушка забеременела да неудачно сделала аборт и пришла ко мне за советом. Да и вообще со всеми дискуссионными вопросами обращаются беспрестанно. Плохо одно – поставили и стой на ст. Волховка, а сколько бы мы дали пользы, ведь время военное, в моем сознании это не укладывается! Да! Надо бы желать лучшей организации.

31.10.1943 г.
Выпадавший снег 26 и 28 весь растаял. Когда выезжали из Гомеля на деревьях еще были кое-где листья, а здесь уже настоящая осень. Ветер холодный и изморось. Зимнего обмундирования не выдали и потому приходится продавать дрожжи.

01.11.1943 г.
Был дежурный по части. Все еще живем в вагонах. Слишком много жжем дров, то, что одна печка сжигает за сутки, моей Аннике хватит на неделю. Писем из дома нет.

02.11.1943 г.
Все околачивали лодыря. Люди от нечего делать делятся и делятся своими автобиографиями. Вечером сделал беседу о половом подборе и правильной семейной жизни.

03.11.1943 г.
Наши начали вести подготовку к празднику. От Анники писем нет, да и никто из батальона не получает.

04.11.1943 г.
Я предполагал, что девчата нашего батальона сами бегают за ребятами, а теперь это начинает подтверждаться. Темнеть начинает в 17.15, а они уже с своими возлюбленными отираются и ищут укромный уголок для всяких недостойных взгляду интрижек и даже больше.

05.11.1943 г.
Дежурил по эшелону и вот этими гуленами наколотил полную гауптвахту и еще больше распустил. Врач пожаловался на меня, что я гонял его подчиненных и ему от комбата самому попало.

06.11.1943 г.
Все по-старому, все корчим лодыря. Для самоуспокоения, больше для отвода глаз производят занятия.

07.11.1943 г.
Так прошел праздник. Собрали вечер для офицеров – как мы далеки от настоящих офицеров – поведение даже по отношению друг к другу и то нетактично. Некоторые и здесь выслуживаются перед высшим начальством и гордо до недосягаемости ставят себя перед низкими офицерами.
Но это – полбеды, а как все накинулись на закуску, как будто бы они - голодные или трое суток их не кормили. Но уж в отношении выпивки и речь молчит. Я не смог выдержать поведения некоторых и ушел с вечера, да и делать мне там нечего – пить не пью такой гадости, танцевать не умею, а стрелять за дамами не в моем убеждении.

08.11.1943 г.
Утром узнаю, что красноармейца девушку – т. Кулакову и еще какую-то взвод второй роты пригласил в вагон и всем взводом использовали их – в моем лексиконе нет слов для выражения и осуждения такого омерзительного поступка с обоих сторон. Лейтенант Шепелев рассказал, что он использовал какую-то женщину, не видя ее в лицо, не зная ее ни имени, ни фамилии, говорит, что ростом с него и у нее имеется дочь 6 лет – как это будет называться – животные, те и то смотрят друг на друга, а уж потом вступают в акт сожительства.

09.11.1943 г.
Номер еще лучше – ночью поймали в сарае двух ефрейторов – ее и его (Найденов), тоже удалились с той же целью, ведь это черт знает что такое! На что люди надеются, а где же человеческая нравственность – люди потеряли все, в особенности наши девушки, если их можно так назвать?

10.11.1943 г.
Вечером был суд чести, судили лейтенанта Осипова за то, что тот слишком много водки выпил на празднике, получилось так, что судили сами себя – у некоторых поступки куда хуже, чем у Осипова, а на скамье оказался он и это все потому, что он не умеет выслуживаться.

11.11.1943 г.
Но вот и мы тронулись в обратный путь до Рославля, а там и на Великие Луки. В пути одного офицера поймали с девушкой красноармейцем. По дороге все время режемся в карты.

12.11.1943 г.
Делать нечего – все время корчим лодыря. Уже выпал снег – умывался им.

13.11.1943 г.
Погода теплая, играли в снежки, потерял с часов стекло и ободок.

14-16.11.1943 г.
Едем, как черепаха и в 17.00 приехали, собираемся разгружаться. Но вот уже и 18.00, а мы все еще стоим.

19.11.1943 г.
Получил отвратительные письма – моя семья живет в варварских условиях, побранился с начальством, но отпуск так и не дали.

20.11.1943 г.
Ночью выпал небольшой снег, пошли копать землянки – идти 10 км. Выкопал яму. Шли лесом, до чего прекрасна природа, в особенности снег на елочках и елках – художникам так не изобразить.

21.11.1943 г.
Мне одному пришлось руководить всеми работами, морозец покрепчал. Все землянки, кроме одной, готовы.

22.11.1943 г.
Доделывали недоделки и все.

23.11.1943 г.
Перешли в сырые землянки. [Дальнейшая часть записей за данное число, ввиду их особо личного характера, опущена]

24.11.1943 г.
Все по-старому, мне делать нечего, корчу лодыря, приказ свой выполняю.

25.11.1943 г.
Побранился с комроты из-за палатки.

26.11.1943 г.
Ремонтировал часы – сделал прилично. Большая тоска по Аннике и Ниночке, не нахожу места.

27.11.1943 г.
Перешли в офицерскую землянку, офицеры режутся в карты в «очко».

28.11.1943 г.
Не выдержал своей тоски, написал Аннике, но отсылать еще не отсылал.

29-30.11.1943 г.
Все по-старому.

01.12.1943 г.
Дни однообразны, только и делаем, что играем в козла и изредка в преферанс. Настроение чертовски аховское, даже в таком стиле пошло письмо моей Аннике. Даже послеобеденные прогулки и те не удовлетворяют.

02.12.1943 г.
После обеда ходил по зайцам, как полагается, ничего не принес. Вечером с Димкой доводили Куценина, дошел до того, что хотел применять оружие. Вот где сказывается товарищеская преданность – из-за какой-то «вонючки» стрелять в товарища.

03.12.1943 г.
Переезд на новое место и опять все по-старому.

04.12.1943 г.
По вине комроты больше суток сидели все голодными.

05.12.1943 г.
Настроение прежнее. [Дальнейшая часть записей за данное число, ввиду их особо личного характера, опущена]

06.12.1943 г.
Вот сколько писем отхватил, лишь получай ответы и опять отвечай.

07.12.1943 г.
Ходили до Миловидова, туда и обратно без остановки. Был дождь и мокрый снег, досталось порядком.

08.12.1943 г.
[Дальнейшая часть записей за данное число, ввиду их особо личного характера, опущена]

09.12.1943 г.
С утра ходил на охоту, как и всегда, ничего не принес. Странно – день настолько короток, что работать некогда, рассветает в 8.00-8.20, темнеет в 17.00

10.12.1943 г.
Но что может быть нового в ожидании – ничего. Нашли с Куцениным у старушки квартиру – ночевали хорошо и проспали свое время – все обошлось по-хорошему. По Аннике здорово соскучился, домашняя обстановка многое напомнила – но что поделать?

11.12.1943 г.
Ходил отбирать шпалы – тренировался в стрельбе. Приехал Родионов – пьянствовали.

12.12.1943 г.
Ходил к Миловидову, снимал следствие и все.

13.12.1943 г.
Все на уме Анника и думы о ней доводят до чертиков и не находишь себе место.

14.12.1943 г.
Ходили менять ферму, но окна не дали, а так отмахали 14 км впустую. Димка не захотел идти последний км и сел на поезд – проехал с ходу и вернулся после ужина. Все мы были мокрые и у Димки все смерзлось и он еле выговаривал слова.

15.12.1943 г.
Все корчили лодыря. Приехал Ткаченко и Дима. Малость поболтали и все, а так мы все переговорили. Про мою семейную жизнь все всё знают наизусть.

16.12.1943 г.
Оставили за комроты – надо всех вымыть в бане и приготовить для остальных.

17.12.1943 г.
Опять корчил лодыря, а письма писать нет места. Писал на животе.

18.12.1943 г.
Сбор всех офицеров – ничего хорошего не было, получили зряплату, да еще обещают какие-то премиальные. Ехал из Торобца – была интересная воздушная тревога. Оставляли на офицерский вечер, но я учен вечером на празднике Октябрьской Революции, пусть что хотят, но я не останусь.

19.12.1943 г.
Весь день провалялся на нарах и ровным счетом палец о палец не ударил. Поругался с комроты из-за отпуска домой к своей Аннике.

20.12.1943 г.
Праздник двухлетия нашего батальона, что дали по 100 грамм и улучшенное питание, да и то кто-то 21 котлету спер на кухне – вот братва.

21.12.1943 г.
Наши приехали с вечера, то, что я и предполагал и боялся, это и случилось, даже хуже. Казанникова доводили до злости и чем больше он это делает – для него хуже.

22.12.1943 г.
В бане угорел так, что Куценину пришлось меня одевать и вытаскивать. Очнулся у хозяйки на койке.

23.12.1943 г.
Опять приключение, опять несчастье – поехал кататься на лыжах, увидел близко лису, а оружия с собой не было. Хуже того, я заплутался и еле добрался до дому – весь измок и все одежда обмерзла.

24.12.1943 г.
Весь день из землянки ни на шаг – ем и сплю, лежу и ем – более ничего не делаю.

25.121943 г.
Все также корчим лодыря.

26-31.12.1943 г.
Выполняю задание. От Анники в это время получил 2 письма, да и то – случайно.

01.01.1944 г.
Наши там встречают Новый год, а мы тоже встречаем с одним мерзлым хлебом. Моя Анника теперь на офицерском вечере – что ж, пусть повеселится и все остальное…..

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments