u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Category:
  • Mood:
  • Music:

"О чувствах любви – чувствах высшего порядка здесь и не может быть речи". (с) Часть первая.

Как и было ранее обещано, вместе с a_k_e_l_a выкладываем этот материал. Уважаемые читатели, убедительная просьба не выносить содержание и обсуждение данного материала за пределы этого журнала. Квадратные скобки означают современные вставки в подлинный текст 1943 года.

Фрагменты из дневника 34-летнего беспартийного комвзвода N-ского железнодорожного батальона. Брянский фронт Шесть с половиной месяцев 1943 года. День за днём.

Photobucket - Video and Image Hosting
Восстановление железнодорожного моста во время Великой Отечественной.

16.05.1943
Прибыли до места без приключений. Ожидали опасности с воздуха. Начальство все проспало и только в 6.20 проснулось и забегало. Станция вся разрушена до чертиков – лучше строить новое, чем это восстанавливать. Приехали и выгрузились. Поймали одного молодого ежа – отнял и отпустил.
Перед ужином штабники поймали старого ежа и начали топить в бомбовой воронке с водой. Когда еж выходил, то они ногами бросали его обратно. Они обозлились на меня, когда я отнял у них ежака, сказав, что это животное гораздо полезнее, чем некоторые из штабников.
Получил от жены 2 и 1 письмо от Славочки [Брат]. Ночью соловьи и дождь мешали спать.

17.05.1943 г.
Весь день околачивали лодыря. Целые сутки лил дождь.

18.05.1943 г.
После завтрака - баня и до обеда вместо двух отпущенных часов. Затем переселение – дождь льет, а мы строимся и идем. Товарищи рады. Место подобрано хорошее и в смысле организации работ, сухости и сохранения людей. Поступили по-другому – расположили не в середине участка, а в начале на сыром месте около полотна. Хорошая мишень неприятельским самолетам – если не попадут в полотно, то сделают фарш из людей, а за то, что я предложил подальше от полотна – мне попало.

19.05.1943 г.
С 5.00 работаю. Вчера лег спать в 1.20. Дождь проливал с 12.00 до 19.00. Что в шалаше, то и на воле поливает одинаково. Днем отменил два приказания ком. роты. 1 передвижку шпал и 2 дошивка стыков. Лейтенант Куценин глуповат – свой авторитет ставит выше государственного дела. (Пусть лучше потеряю авторитет перед бойцами, но не допущу аварии).

20.05.1943 г.
Все промокли, так и легли спать, но уж вставать крепко не хотелось. На боку лежа ремонтировал часы, но недокончил.

21.05.1943 г.
После завтрака окончил сборку часов – пока идут. День был хотя и не теплый, но без дождя с 8.00, а до этого хлестал почем зря. Вечером на планерке комроты приказал молчать, когда я предложил уменьшить количество болтовщиков, т.к. сверловщики все равно проверяют отверстия – пусть сверловщик вместо проверки вставляют болты, а болтовщиков, вместо 10 надо 2 для затягивания болтов (глупая принципиальность).

22.05.1943 г.
Ночью была бомбежка, били зенитки, я не вставал – спал хорошо, но зато весь день мерз, как цуцик. Люди работают от завтрака до обеда, а с обеда до ужина. Хотел написать Аньке [Жена] письмо, да холодно – руки мерзнут.

23.05.1943 г.
С 18 до сегодня, неумывши, если не считать, что дождик меня умывал. [Дальнейшая часть записей за данное число, ввиду их особо личного характера, опущена]

24.05.1943 г.
Занимались мартышкиным трудом – второй раз на этом км сверлили отверстия, да еще будут прожигать.

25.05.1943 г.
Продолжение мартышкина труда. Дождь льет весь день с перерывами – все измокли.

26.05.1943 г.
Все тоже – работали под дождем. Получил от Анюты письмо.

27.05.1943 г.
Приказано закончить сверление отверстий.

28.05.1943 г.
Я сверлю, а за мной меняют рельсы – это означает свели снова – безголовые руководители. Накупил много бумаги. Получил сведения – как будто бы 01.06. выезжаем в Кинешму.

29.05.1943 г.
Вчера невольно пришлось услышать совещание партийцев роты, выступал ст. лейтенант М. – обращал на быстрейшее заканчивание участка, а самое главное – делайте красиво по шнурку и под «метелочку», чтобы участок сдать на «отлично». Разве в красоте заключается быстрота пропуска поездов, а самое главное – пропуск тяжеловесных без аварий – глупо и не по-советски так работать.

30.05.1943 г.
Пчел на цветах нет, за три дня видел только двух пчел, а ведь цветов много и погода хорошая. Работали – из пустого в порожнее переливаем. Мой взвод подметает путь и делает бровку – да кто в такое время занимается этой ерундой?

31.05.1943 г.
Ходили в баню и по головотяпству просидели целый день в ожидании.

01.06.1943 г.
Заснул на занятиях, да и как не заснуть – лег в 24.00, а в 4.00 – подъем. Получили дополнительный паек. Что-то здорово болело сердце по Нинусе [старшая дочь] и Аньке. Охота увидеть и узнать, что с ними. От Аньки долго нет писем. Неужели ей некогда писать – нет, это не так, что-либо есть?

02.06.1943 г.
Птенцы щеглов вылетели из гнезда и настолько глупы, что сами лезут в руки. Родителям их досталось много хлопот, да и мне немало – бойцы берут их и мнут в руках. За л-т Р. Отвечал на письмо его возлюбленной – ответ ему очень понравился и он целиком переписал его собственной рукой. Смотрел кино – «Она защищает Родину» - хорошая патриотическая картина. Еще хорошо, что можно курить во время сеанса.

03.06.1943 г.
Переделываю работу роты связи – хреново работали они, лишь бы сдать и уйти. К 8.00 вылетели молодые скворцы. После 14.00 вызвали в штаб за документами – командировка. В штабе вот где спокойная жизнь. У нас суетиха, гоним, гоним, работаем, а здесь живут с холодком.

04.06.1943 г.
Все это правильно - документы мне не заготовлены никакие и пришлось вновь околачивать пороги. Уехал 21.20 – расположился хорошо и доехал так же. Перед отъездом взял в полит. части книгу «[название неразборчиво]». Еще сильнее напомнил Аньку.

05.06.1943 г.
С первого порога не повезло – красноармейца с автоматом не пустили в метро. Тут же в метро приказал красноармейцу сесть, за что от полковника получил пять суток ареста.

06.06.1943 г.
Переночевал у Груни [Сестра], утром поехали на дачу, а по пути заехали в военторг, вот где звезд много, можно сделать 2-3 планетария. Но уж мне досталось- махал-махал – и окончилось все дело комендатурой. Дача напомнила многое, связанное с моей Анькой. Квартиру этот несчастный учитель так загадил, что смотреть страшно. Видел Лидию Щербакову – она бросилась, как тигр и ну целоваться, а затем и А.В. Сергей все разыгрывал.

07.06.1943 г.
С утра сразу появилось молоко и коврижка, чем дальше едем, тем ассортимент больше и дешевле. Опять этот несчастный Арзамас – опять мученье. Появляются упорные слухи о бомбежке автозавода в Горьком.

08.06.1943 г.
Но вот и приехали в деревню (странное название) «Большое Пузо». Когда находишься на фронтовой – забываешь о тяжком положении населения. Но все же надо сказать, что живут они лучше, чем люди в освобожденной местности. На встречу красноармейца Бадина сбежалось половина деревни и бедняга, сколько поцелуев ему пришлось выдержать. [Дальше – замазано 4 строки] В этой деревеньке оказался один дезертир – бывший самый активный партиец – все выражают явное неодобрение и готовы его растерзать. Исключительно одни женщины ведут все хозяйство завода и колхоза и надо сказать, неплохо справляются, но отсутствие мужчин сказывается в женщинах.

09.06.1943 г.
Весь день корчил лодыря – ел, спал и купался. Ответил на письмо Аньки, но еще не отсылал. Старые женщины осуждают молодых за непостоянство, за их разврат. Почему это так, неужели это все делает война? Уж если это дошло до печати, то это везде развивается и процветает. Неужели вся жизнь заключается в том, чтобы удовлетворять свою животную половую страсть?

10.06.1943 г.
Встали, крепко позавтракали и двинулись на ст. Ужовка – 10 км. Мы – настоящие фрицы – у нас полные сумки, там яйца, вместо меда – мальтоза, жаренная свежая рыба, даже целого не сваренного петуха нам положили. Вчера перед вечером, когда шли встречать с работы его жену – маленький ребенок 3-3,5 года окликнул нас словами: «Пап, а пап!». В его голосе было что-то трогательное – я подошел к нему, взял его на руки и болтал всякую чепуху. Женщины пристально всматривались в нас, во взгляде виднеется жадность и завидовали той, к которой приехал (временно) ее муж.
Переехали в Мордовскую АССР. Продуктов все больше и дешевле, молоко дошло до 30 рублей литр, и даже предлагают водку – 400 рублей за литр.

11.06.1943 г.
Проснулись на разъезде Елашань – всю ночь стояли, но в 10 были в Рузяевке. Получили сухой паек и сварили петуха. Получился недоваренный. Приехали в Пензу – сделали пересадку. Конечный пункт – Елюзань. Приехали в 23.30 – будить никого не стали, а расположились в школе на террасе.

12.06.1943 г.
Был на месте, копер дают, а вагона нет. Завтра воскресенье, у всех – выходной, сиди и жди следующего дня. Документы выписал в Пензу, поеду вырывать, да едва ли что получится. Работают в тылу не по-военному. Вечером ходили в кино – картина-дрянь «Рябая».

13.06.1943 г.
Вот где житье – не чувствуется войны. Справляют выходные и вместе – Троицу. На улицах много разодетых здоровых парней с девушками и гармошкой, вечером в парке раздался духовой оркестр. Днем околачивался в лесу, а с 20.00 залег спать, т.к. вставать к поезду и ехать в Пензу – надо вырвать вагон.

14.06.1943 г.
Околачивал пороги – как будто добился, но основательно только тогда поверю, когда начнется загрузка. Ходил к матери Виктора Миловидова – кушать нечего, но духом не падает. Чтобы пообедать нужна ложка, взять ложку – надо иметь 50 рублей для залога. Я такой суммы вот уже скоро два года не имею – спрашивается, как я обедал?

15.06.1943 г.
Нач. парка раньше говорил, что все готово, можем грузить, но нет вагона. Теперь имеется вагон, да грузить нечего – вот «друзья-то» работают – не бей лежачего. Поставили на испытание, мне не дали осмотреть – работал хорошо.

16.06.1943 г.
Разобрали и стали консервировать – не тут-то было, всучают дрянь. Я отказался – сбежалась вся администрация – что ж, прочитал им лекцию и доказал их несправедливость. Поставили новый, начал перегреваться и дураки поршень выдумали охлаждать струей холодного воздуха. Поздно вечером законсервировали – ушел спать. От полковника попало, но и я спуску не дал, мой красноармеец думал, он меня арестует и посадит.

17.06.1943 г.
10.00 – погрузка произведена – сижу на колесах, долго придется сидеть из-за аттестата на продовольствие – долго скандалил. Вечером блудил по лесу – все Аника да Нинуся, Нинуся да Аника. Нет терпения – хочу видеть, обнять и расцеловать. Но Аника и ее справедливое письмо от 15.05.43 г….

18.06.1943 г.
Обнаружено, что на квартире (в сарае из-под замка) у нас хозяева стащили половину крупы и почти все сухари. В 17.00 выехали со сборного. Население осаждает нас солью, стало быть, военные занимаются спекуляцией этой штукой. Какой-то дурак выдумал сейчас перевозить пчел в московскую область. На ст. Конаевка 1,5 месяца стоит закупорено 200 семей, на станции Пенза II – тоже. По рассказам мальчишки (14-15 лет) пчеловода и еще не помню на какой-то станции также стоят пчелы.

19.06.1943 г.
Стоим в Пензе – толкают изо всех сил, а отправлять неизвестно когда. До 14.00 сидел голодный, пока Балдин принес продукты. Много ходил, но все равно нас не отправили.

20.06.1943 г.
Заболел. Ночью. Всю ночь пробыл у диспетчера и в/коменданта.

21.06.1943 г.
Настоял и меня отправили. Перевозимые пчелы из вагонов вылезли и устроили облет – все-таки много дураков у нас имеется, хотя и в аппарате. Можно смело считать, что из всех перевозимых пчел погибнет 90-95%.

22.06.1943 г.
Встал, как обычно, в 2.30 – хороши и красивы летние зори, а восход солнца что значит. Люди всю эту красоту проводят в постели. Местность по складкам похожа на Мордовскую АССР, только все покрыто лесом, и это придает красоту. Различие только в том, что там селение от воды лезет на холмы, а здесь – наоборот. Весь день едем на пище Святого Антония. За сегодня надо получать продукты, а продпункты от станции – 2,5-3 км. Или отцепляй вагон и питайся, или следуй так же.

23.06.1943 г.
Прибыли в Ряжск, за 22 продукты получили – тухлую рыбу и хлеб. Вечером варили рыбу, с которой у меня расстроился желудок, остальную променяли на кислое молоко. В Ряжске встретил мать Симкина, сам он в Ашхабаде работает и ему помогает мать – выслала 1000 рублей – хорош свин, когда старуха помогает.
Деньги вышли все, даже выкупить обед и паек не на что. Сопровождала хвостовым кондуктором хорошая девушка, но очень плоха по поведению. Трудно объяснить причину такого развратного унижения.

24.06.1943 г.
Добрались до ст. Узловая, вот тут придется постоять. Впервой встречаю девушку лет 17-18, а как она ругается матом – я от женщин впервые слышу такую отборную ругань. Комендант станции дурак – для получения обеда обойди 5 столов, расположенных друг от друга не ближе 500 м и расскажи, откуда едешь, что везешь и куда везешь – и это в присутствии всей очереди, но кто будет сомневаться в его благоразумии.

25.06.1943 г.
Утром тронулись из Плеханова (6 км от Тулы) и вот в 18.00 прибыли в Калугу – сколько стоять? Говорят – позагораем, черта с два - всех подыму на ноги, а отправите. Выезжая из Плеханова - проехал ст. Обидимо – первая моя командировка после Карабанова – первая переписка с Анькой. Видел свои укромные местечки, где писал ей письма. Золотое время было – жизнь хорошая и сладкие мечты о будущем. Умышленно на 4 дня раньше срока окончена командировка – с целью сделать свидание с ней.

26.06.1943 г.
Прибыл на место и прямо с места в карьер пошел с своим взводом.

С 27.06 по 30.06 – было все.

01.07.1943 г.
Переезд на новое место. Писем до сего времени еще не писал – изменился адрес.

04.07.1943 г.
Ночевали на огородах, ночь была с лампадками и иллюминацией. Подняли вместо 6 часов в 4.30 – люди хотят выслужиться. После туалета сели играть в домино. После завтрака – небольшой переход. Странно – сконцентрировали всю бригаду в одном месте, вот будет жара, если нас заметят – головотяпство и больше ничего.
Я не понимаю красноармейцев, прошлый год кормили плохо, они работали, теперь кормят хорошо, опять хнычут. Старинка-матушка, солдату надо одно – побольше покушать, побольше поспать и меньше работать – где ж сознательность наша?
Так и смотрят «лишнее» скушать и «поработать над собой» (лечь и спать).
Командный состав – лейтенанты с имеющимися девушками разговаривают только о «сальных вещах», разговор двусмысленный, даже не стесняясь за обедом в присутствии поварихи-официантки выражаются матом, и это по-ихнему в порядке вещей. Сказать им я не имею права – они старше меня.

05.07.1943 г.
Три раза перекидывали с места на место, план работы перевыполнен. Вечером было дело – за работу взяли аванс, водки и ком/части с ротным хватанули за работу красноармейцев, но, а заготовители и кладовщики, думаете, упустили момент? С расположением на ночлег еще хуже получилось – сколотили всех в две маленькие комнатки – и как поросята. Мой взвод и Ш… расположили «еще лучше» - на инструменте в кладовой. Сам устроился на полу в политчасти, двух красноармейцев тайком разместил тут же, а пришедшего молодого красноармейца лейтенант выгнал и велел спать в коридоре – грязь, мусор и зловонье – да что ж красноармейцы не такие люди или политчасть это святыня какая?... И здесь закон Дарвина. Но все же хотя они и…. Дурак я в этом отношении.

06.07.1943 г.
Никогда спокойно не живешь. Вчера новая неприятность – из РВК сообщили на затребование, что я взят как рядовой состав, а в первом затребовании сообщили, что я – техник-интендант. С их путаницей только треплют нервы.

07.07.1943 г.
Работаю с взводом III-ей роты – дали самых плохих, нормы не выполняют. На нашем направлении чувствуется напряженность, к фронту идут танки и боеприпасы. Опять помогал отвечать на письма, и почему именно я должен оказывать им помощь?

08.07.1943 г.
Вчера пробовал немецкий ром – хорош, я бы не отказался и от 0,5 л. Вечером захватил конец концерта - хотя и слабоват, но хорош лишь потому, что долго не слышали музыкальных звуков.

09.07.1943 г.
Ни одного дня не проходит без «трюков» - сегодня баня, дали три разных приказания и четвертое получил уже в самой бане во время мытья – в отношении дезинфекции. Все исправил на ходу. Неужели этого невозможно сделать организованно.
Но как верить бойцам в отношении еды – все время обижаются, что их плохо кормят, а в мое присутствие я лично сам знаю три случая, когда одни наложила в кальсоны, а случаев расстройства желудка от чрезмерного переложения пищи – их и не пересчитать. Мера наедаемости у них такова – когда живот от пищи раздуло, так, что дышать невозможно. Сегодня утром у нашей официантки вместе с ложками, вилками и ножами обнаружили резинки, носки, подтяжки и использованную вату с бинтом.

10.07.1943 г.
После бани опять на работу – из-за неорганизованности подвижной состав уже простоял 4 часа, затем выдумали ужинать – состав все стоит. Только приспособились – надо пропускать поезда. Людей всех оставили. Ждали до 1.20 и сообразили, наконец, половину отправить на отдых. Теперь я точно убедился, что наш комсостав живет с девушками-красноармейцами, даже имеются признаки заболеваемости 3πR [триппером]. С самого утра нас поливает дождь, но работы не прекращаем, а сколько кладется труда из-за этой неорганизованности – одни складывают, а другие – перекладывают.
Вот теперь бы с Анникой встретиться и поговорить, что-то писем мало стал получать, да и письма с прохладным ветерком. [Дальнейшая часть записей за данное число, ввиду их особо личного характера, опущена]

11.07.1943 г.
Вот это работа, встали 10.07, а легли 11.07 в 3.20, а уж в 8.00 были снова на месте.

12.07.1943 г.
Ночь была хорошая, обе стороны занимались иллюминацией – концерт и освещение поразительное зрелище – в мирное время этого не увидеть.

13.07.1943 г.
Вот пора настала, самому от себя стыдно становится. Прошлый год, на первом участке, по разработке выемки в насыпь руководил двумя ротами – получил благодарность. Теперь что? И чем занимаются инженеры – Миловидов имеет 20 человек и руководит погрузкой шпал на платформу, а я с Шепелевым имеем по 6 человек и занимается тем же – по специальности мы бы дали гораздо больше пользы, а здесь с работой может справиться обыкновенный ефрейтор – нам подрыв авторитета.

14.07.1943 г.
Вчера не успел распустить взвод, как помкомбат по политчасти вызывал и отчитывал полтора часа – спрашивается – за что? За остроту, пущенную по их адресу 05.07.1943 г. Мне и Шепелеву пришлось расположить взводы с большим трудом, кого где, лишь бы мог переспать ночь. Мне места для спанья нет – ушел в комнату политработников, пол весь свободен, вот здесь я обрадовался и начал располагаться. Для бодрости духа и успокоения на сон грядущий говорю Фельдману: «Если после войны останусь жив – сделаю 4-5 ребят, а жена у меня здоровая, она хоть целый десяток родит. И выучу их на политруков или агитаторов». Последовал вопрос: «Почему?» Мой ответ: «Да потому, что они раньше командиров взводов ложатся спать, и не на грязный пол, а на приготовленную кем-то постель!» Да, плюс вчера же в отношении сапог бросил крепкую остроту, вот за это меня и отчитывали с большими угрозами. Но когда-либо мою остроту затупят так, что никогда ее и не отточить.

15.07.1943 г.
…. Или тихо забившись в кустарник сижу
Убегая от гама, шумихи людской….
Переехали еще, но недалеко – 10-12 км. Увидел деревню со всеми ее прелестями – вспомнилось детство. Даже глухая крапива, а так привлекательно смотреть. К этому еще добавилось думы о близкой и еще ближе, чем близкая – сердце так сильно заколотилось, даже дышать нечем. Место расположения превосходное – забрался на половинку крутой возвышенности, в чаще этого кустарника сижу и буду сидеть до тех пор, пока успокоюсь и до света намечтаюсь о семье. Но сердце так щемит, что у Аники есть или неприятность какая или еще что хуже….?

16.07.1943 г.
Узнали о нашем наступлении. В деревушке, в которой мы стоим, много кур, уток, гусей, индюков и скота. Варил искусственную мальтозу и чуть не объелся ей. Почты еще нет.

17.07.1943 г.
С утра сходил на работу – делать нечего, только людей держат. До обеда выстирал белье и переделал гимнастерку, затем пошел в чистое поле наслаждаться природой – люблю поля, леса и луга, вообще люблю природу. В это время слишком сильно лезет в голову Анника и Нинушка. Как быть – слишком сильно в голове они застряли. Я сыт, а они? Как живут, я не представляю. Но вот причины, вот почему я так сильно волнуюсь за них.

18.07.1943 г.
Ужин был офицерский, после чего пошел до девчат – хорошие украиночки, молоденькие, смех у них детский, а хохочут очень заразительно.

19.07.1943 г.
С утра опять переезд на новое место, не переезд, а переход. На одном из привалов цепом молотил рожь с репьями. Наши поражаются, откуда я умею и косить, и молотить. Сегодня представляют к правительственной награде – я представил Гайворонского из комсостава. Наверняка, представят того, кто не работал – это факт. Вчера ходил к девчатам – уж больно хорошо распевали украинские песенки – вспомнилось путешествие по Украине и Крыму.
Плохо, что я могу приучиться пить водку. Сегодня поссорился с лейтенантом Куц…., назвав его старым ком-роты Андрусом.

20.07.1943 г.
Ожидали эшелон для погрузки, а сами корчили лодыря.

21.07.1943 г.
Продолжение того же. Хорошая новость – наши взяли Мценск, наши продвигаются вперед.

22.07.1943 г.
Корчили лодыря и делал стекло к часам.

23.07.1943 г.
Выехали и 20 км едем уже 18 часов. Ел мед (пом.ком.взвода оставил) и свежие огурцы.

24.07.1943 г.
Находимся в пути – едем чуть быстрее, чем черепаха ползает. Когда купил яблоко и сразу перед глазами встала моя Анника – она ведь так любит яблоки.

25.07.1943 г.
Ехали и обжирались, обжирались и ехали. Начиная от вареных яблок и кончая простым молоком. Препирался с пом.нач.штаба – это ему урок, он будет знать – с кем вступать в остроязычие. После он жаловался пом.комбату по полит. Части – последний меня еще не вызывал.

26.07.1943 г.
Прибыли на место и разгружаемся. После жары так нас прохватил дождь и мочил до самой ночи – спали мокрыми. Много деревушек в округе но все они разрушены так, что от дождя негде спрятаться. Сегодня Ниночке в 21.00 будет 1,5 года – хотелось бы посмотреть на нее, а здесь и писем не получаем ровно месяц – вот «забота» полит. работников.

27.07.1943 г.
Утро хмурое, туманное с мелким дождичком. Ждем направления. Канонады не слышно – успокоились.

28.07.1943 г.
Утром переход ближе к фронту. Мочил три раза дождь. Пришли на место и как вчера – не на то. Пообедали и обратно – у меня своя голова ногам покою не дает, а здесь еще другие головы обрушились на мои ноги.
Хлопцы очень быстро научились строить шалаши и ничуть не высказывают недовольства за оставленные шалаши.

29.07.1943 г.
Мы – это опоздавшая затычка, везде суем свой нос и везде опаздываем, так и тут – приехали перешивать линию, а ее уже перешили, теперь поговаривают на заготовку леса – и туда опоздаем. Вот дня три поживем, а оптом опять куда-либо двинемся.
В этой местности народу никого нет, хлопцы тащат яблоки – варят и сырьем изничтожают. Вот бы мою Аннику – она до безумия любит их. Писем до сего времени еще нет – это я понимаю – забота о людях, а агитаторов и полит. работников больше, чем достаточно.

30.07.1943 г.
С утра пошли на стрельбище – из винтовок стреляют отвратительно, а из Американских автоматов – еще хуже. Получили приказ – фруктов не употреблять, т.к. у бойцов разболелись животы – как маленькие, жрут, пока их стошнит и в оба конца несет их, не могу понять – люди это или скотина – хуже скота. У нас была корова и свинья, так они знали норму наедаемости, а эти норм не признают.

31.07.1943 г.
Как будто бы обещали сегодня привезти почту. Но это оказалось только предположением. За мои остроты опять вызывали и опять попало, но уже с угрозами. Днем и вечером мои красноармейцы варили мне по котелку картошки – хорошая, молодая. Сдавал зачет по гранатам. Я их не читал, но отвечал и мне сказали, что ты отвечаешь по соображениям, названия отвечаешь не по уставу, а назначение и взаимодействие все говоришь точно.

01.08.1943 г.
Сам я не знаю, почему, но это число очень люблю и отношусь к нему с большим предпочтением. Организовали баню прямо на улице – был дежурным и даже мылись девчата. Вечером узнали, что едем вслед за наступающими нашими частями.

02.08.1943 г.
Подъем в 3.00 и на машинах до ст. Отрадная. Вчера только ее обстреливал неприятель, а в 5.00 мы уже прибыли сюда. Требовательность сразу повысилась. Командиры уже начинают угрожать оружием – дурачье, зачем это делать – если это необходимо, то примени, а зачем излишняя угроза? Приказ должен выполняться не под страхом оружия. Вот где сказывается воспитание людей и работа с ними. Когда мы едем или входим вслед за наступающими частями, то жители очень радушно встречают, приветствуют, стараются угостить, кто чем может. Другое дело – в местности, где жители не были оккупированы. Они грубее, ночевать добровольно почти не пускают, уж не говоря об угощении. Работать приходится под войной – через нас ведется стрельба и над нами ведется бой самолетов.
Странные чувства ощущаешь, когда идут наши или немецкие самолеты: если идут наши 10-15 – все кажется – мало, но все же на сердце радость, а когда немецкие – 2-3, тебе кажется , что слишком много и настроение понижается, так и следишь, чтобы скорее сбили или готов сам прыгнуть и сбить его.

03.08.1943 г.
Интересная ночь была – музыка превосходная, фейерверк – неподражаем. Когда шли на новое место работы – от ст. Отрадная на запад, то всю дорогу был трупный запах – здесь лежит много убитого скота и встречаются не похороненные люди. Воду приходится экономить, хотя и Ока рядом. Снаряды рвутся недалеко от нас приходится работать и наблюдать: за воздухом, за снарядами, да и разведка может встретиться. Но все же та, что далеко из головы не выходит. Писем еще нет, хотя бы почитать, что там делается, да и от меня она редко получает. Вот написано еще 29.07., а до сих пор таскаю в сумке – так письмо мое скоро не дойдет, а она там, мне кажется, беспокоится.

04.08.1943 г.
Ночь всю проспал и ничего не слышал. Противник отступил. Наша авиация усиленно работает сегодня. Во второй роте имеются потери, наша пока не имеет. Удивительный народ – много патронов, гранат и всего полезного – собирают и зря растрачивают, попусту стреляют в воздух или еще хуже – сбивают ролики. В тылу стараются, ночи не спят, а готовят боепитание, а они – гидры – варварски относятся к этому.

05.08.1943 г.
День исключительно жаркий. Трупы красноармейцев не зарыты. Запах такой, что дышать нечем, этот запах вызывает тошноту и рвоту.

06.08.1943 г.
На улице еще жарче. Найдена ракетница и уйма ракет – открыл стрельбу и сделал анализ ракет. Проверил свои теоретические предположения – что будет с винтовкой, если выстрел производить в воде – вполне оправдались, а некоторые «гнут» по этому поводу. В нашей роте также имеются потери. За то, что ком. отд.подорвался на мине, Дмитриенке дали: 5 суток строгого ареста дело передали в ревтребунал, и кроме этого приказали тот же мост разминировать – глупцы, его вообще на этот мост пускать нельзя – вспомнится подорванный товарищ, рука дрогнет и сам пойдешь вдогонку за Горбуновым. Ему необходим отдых не меньше 3-4 суток. Вечером обдипломатил ком. роты и взял его на весь день к себе – под предлогом разминирования стрелочн. переводов. Сам с риском ходил за зеленым горохом. Куц допустил еще глупость было из ракетницы поджог сено.

07.08.1943 г.
Писем как и не бывало. Сам научился перешивать стрелки. Насколько дают необдуманные приказания – и заранее видно – не выполнить, а «они» дают – зачем, спрашивается? Подрывать дисциплину? Пусть это так… Дмитиренко приказали спать, что он добросовестно и делал. Затем возился с эл. фонариком.

08.08.1943 г.
Ночью меня подняли – командир роты уже нашел какую-то шлюху «Т.Н.Б» и спит у нее – приказ в 10.00 выехать в г. Орел. Конечно, выедем, но не в 10.00. Заказал варить себе свеклу. Выехали в 15.00, а свеклу не ел, за меня съели. Но вот и Орел – мало чем отличается от Вязьмы – все порвано, все разрушено. Жители встретили нейтрально. У большинства и мужья дома. Но все худые, ребятишки с мисками и консервными банками просят у поваров и бойцов суп и картошку.

09.08.1943 г.
Встали в 3.10, а легли спать в 11.00 – все время работали. [Дальнейшая часть записей за данное число, ввиду их особо личного характера, опущена]Бабушке выслал 800 рублей.

Вторую часть фронтового дневника см. ТУТ.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments