u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Categories:

«ЗАПИСКИ О БУДУЩЕЙ ЯПОНО-АМЕРИКАНСКОЙ ВОЙНЕ». Фрагмент №4.

ГЛАВА №3. О ТОМ, ЧТО СКРЫВАЛОСЬ В ТЕЛЕ ЛЬВА.


1.
Когда Соединенные штаты, следуя голосу возбужденной толпы, кричавшей «долой зарвавшихся японцев», наконец, поднялись, часть их военных сил, которая должна была оперировать в районе Тихоокеанского побережья, медленно двинулась в направлении к Панамскому каналу, что было выгодно для Японии. По мнению американцев потопление Хаустона японским морским офицером имело в виду именно такую обстановку, хотя лейтенант Маки, судя по его показаниям на военном суде, до этого еще не додумался.
Так или иначе – факт таков, что вследствие восстания на Кубе, вспыхнувшего за 3-4 дня до Усунского инцидента, Соединенные штаты как раз были вынуждены отправить военный флот из Тихого океана на Кубу для обследования положения. Предполагалось, что революционные волнения на Кубе улягутся, как обычно бывало, в течение 10 дней, самое большое – в течение 2 недель. Но они не улеглись ни в течение 20 дней, ни даже в течение месяца; огонь восстания становился все более и более грозным, и опасность стала угрожать жизни и имуществу американцев. Поэтому флот был послан не только для обследования. Он должен был усилить сухопутные военные части и защищать права и интересы соотечественников. Американское правительство не решилось сразу занять из-за Усунского инцидента антияпонскую позицию именно потому, что в этот важный момент оно было озабочено другими делами. Однако, после того, как американский конгресс в конце концов объявил войну Японии, посланная на Кубу эскадра должна была, не теряя ни минуты времени, соединиться с главными силами. Это было необходимо для военных действий против Японии. Если бы что-нибудь случилось в Панамском канале, который связывает Атлантический океан с Тихим, то эта эскадра смогла бы соединиться с главными силами, находящимися у Сан-Франциско, не иначе как проделав огромный путь в 13 000 миль – вокруг Южной Америки.

У побережья разместились подводные лодки, были расставлены мины; в крепостях устанавливались большие 14- и 16-тидюймовые орудия. Кроме того, были присланы воздушная эскадра и различные сухопутные военные части. Предполагалось, что при таких условиях никакие японские военные силы ничего не смогут предпринять против укрепленной зоны канала. Однако, - рассуждали американцы, - японцы хитры, во всяком случае, воспользовавшись услугами какого-нибудь шпиона, они могут причинить какую-нибудь крупную неприятность; поэтому надо поскорее пройти канал.

-Завтра в 1 час дня сюда прибудут сухопутные войска, и, сменившись, мы отправимся дальше, -так сообщил старший из командиров, капитан 1-ого ранга Вуд, командирам, собравшимся на линкоре Оклахома, стоявшем на рейде в Гаване.
-Через три часа после прибытия сухопутных частей, т.е. завтра в четыре часа пополудни, эскадра выйдет в море, и, идя со скоростью пятнадцать узлов, на третий день в восемь часов утра прибудет в Корон. Здесь изложен порядок прохождения кораблей по каналу, -с этими словами капитан Вуд раздал командирам кораблей напечатанный лиловыми буквами приказ: «Охрана кораблей при прохождении канала возлагается на сухопутные войска, но, желательно, чтобы каждый военный корабль держал наготове зенитные орудия и принял меры защиты против воздушного нападения. Не исключено нападение неприятельских самолетов на шлюзы канала или на корабли во время движения. Это требует тщательного наблюдения за каналом».
Даже такие хитрецы, как японцы не подумали о том, чтобы к началу войны двинуть поскорее авианосцы к Панамскому каналу! Но ведь не исключена возможность, что в соседних государствах – в Коста Рика, в Колумбии и в самой нейтральной Панаме – тайным образом скрыты японские самолеты и запасы бомб. Естественно, поэтому, что для наблюдения за каналом нужны были разведывательные и бомбардировочные военные самолеты. Но военные корабли и сами должны были себя защищать.

На следующий день в 4 часа согласно расписанию из Гаванской гавани вышли линкоры Оклахома и Невада, крейсера Пенсакола, Сальт-Лейксити и 8 миноносцев. Эскадра из 12 военных кораблей покинула знакомую Гавану, где они стояли 40 дней, и направились через Мексиканский залив в Караибское море. На головном линкоре Оклахома развевался флаг старшего командира – капитана 1-ого ранга Вуда.
-У нас убежал один человек, - доложил капитану Вуду помощник командира после выхода в море. –Это дезертир негр – бой командира корабля.
-Беспримерная сволочь, - сказал старший командир, - может быть, он прельстился девчонкой.
Дезертирство было обычным явлением.
-Да, Гавана, дурное место с точки зрения нравов, - заметил помощник командира.
Никто не обратил внимания на то, как смеялся вчера черный бой, найдя в каюте командира забытый на столе листок бумаги, как впился он глазами в лиловые буквы, читая: «Прохождение шлюза Гатан…. Оклахома – 10.30 минут утра».
Ведь лицо негра всегда совершенно черно, горюет ли он, гневен ли он, или объявят стыдом – все равно….

2.
Солнце медленно поднималось вдали, когда маленькая эскадра, вышедшая из Гаваны, обогнула маяк у входа их Карибского моря в канал и вошла в Лиманский залив.
Матросы в белых костюмах сновали по палубе, занятые подготовкой зенитных орудий, приготовлением предохранительных решеток и др.
Так как обо всем предварительно передавалось по беспроволочному телеграфу, на канале были сделаны все приготовления. С самого утра прекратилось всякое движение судов по каналу. Военные корабли должны были, не теряя ни часу времени, выйти в Тихий океан, преодолев 18-тимильный водный путь.
Около 9 часов утра первым двинулся в путь Оклахома. На мостике под тентом стоял румяный от теплого ветра капитан 1-ого ранга Вуд и говорил лоцману:
-Я прохожу этот канал тринадцатый раз, но только теперь я понял важность Панамского канала.
-Тринадцатый раз? Пожалуй, это плохой знак, - хотел сказать лоцман, услышав от капитана ненавистное морякам число «тринадцать», но промолчал.
-Говорят, что канал построен как раз для такого случая, как сегодня….
-Гм, да, - сказал капитан. – Когда мы были еще ребятишками, и наша страна воевала с Испанией, тогда 10 300-тонный военный корабль Орегон стоял в Сан-Франциско. Для того, чтобы выйти в район боевых действий Тихого Океана, он должен был обогнуть Южную Америку и проделать путь в 15 000 миль. На это надо было потратить шестьдесят дней. – Теперь же путь от Панамы до Сан-Франциско продолжается восемь или девять дней.

В этих словах не было преувеличения. Именно потому, что канал приносит такую большую пользу, Америка потратила на его сооружение 8 лет и вложила в это дело круглую сумму в 500 миллионов долларов.
-Канал – благодеяние только для друзей. Для врагов это – мишень, которую они прежде всего имеют в виду, - сказал капитан.
-Нет ли каких-нибудь новостей о движении неприятельского флота? Циркулируют слухи, что японские подводные лодки, для того, чтобы напакостить в канале, вошли в море Бальбоа.
-Это вранье. 5,5-дюймовые пушки японских подводных лодок не достанут до канала. А если лодки войдут в пределы досягаемости, то они взлетят на воздух от расставленных мин.
-Это так, но все боятся, что с японскими подводными лодками появятся и самолеты, которые обязательно взорвут шлюзы бомбардировкой с воздуха, - сказал лоцман, указывая на три военных самолета, летевших над гаванью Гатан, подобно диким гусям.
-Это – армейские самолеты производства фирмы Кертисс. Они охраняют с воздуха… А для того, чтобы уберечься от вражеских самолетов, у нас есть кое-что и на корабле, - сказал капитан, указывая на зенитные орудия. – Если даже предположить, что где-нибудь скрываются неприятельские бомбардировщики, мы не беззащитны.
От входа в канал до шлюза Гатан, в общей сложности 8 миль, корабль прошел не останавливаясь. Он вошел в шлюзы Гатан незадолго до 10 часов.
Шлюзы эти устроены так, что для того, чтобы пропускать суда, входящие из Тихого Океана, воду поднимают на высоту 85 футов над уровнем воды канала (или наоборот – для пропуска судов, идущих на север, вода опускается на 85 футов ниже уровня воды Тихого Океана). Эти шлюзы являются важнейшей частью канала.
По середине шлюзов, в длину, проходит толстая бетонная стена, которая разделяет шлюзы на правый и левый водные пути. Когда Оклахома вошел в правый водный путь, задние шлюзы плотно закрылись, и начала работать насосная станция. Корабль, движимый водой, медленно продвигался вперед. Когда вода во втором шлюзе достигала такой же высоты, открывался следующий шлюз, и корабль подтягивался электровозами, которые двигались по рельсам, проложенным по обоим берегам.
Между берегом и бортом корабля был промежуток в 6 футов, а часто почти совсем не было промежутка.
Лоцман, который доверил все дело насосам и электровозам, сказал капитану:
-Не предполагается ли, что, как только эта эскадра прибудет в Сан-Франциско, флот Соединенных Штатов, наконец, двинется к Жемчужной гавани и приступит….
-О действиях флота совершенно запрещается говорить, - смеясь сказал капитан. – А что, если вы окажетесь японским шпионом?
-Не шутите, - обиженно ответил лоцман. – Мои предки – настоящие американцы, и обо мне нельзя и подумать как о японском шпионе.
-Да, я пошутил. Но такая страна, как Соединенные Штаты Америки, должна быть настороже. Во время прошлой мировой войны американские немцы успешно проводили тайные действия….
Дзынь-дзынь-дзынь – зазвенело надо командирским мостиком.
-Десять с половиной, - сказал лоцман, внимательно посмотрев на наручные часы. – Вот ведь здесь триста пятьдесят тысяч японцев, но они что-то притихли. Может быть, что-либо и замышляют, но в Америке за ними очень зорко наблюдают. Вот негры, те по сравнению с японцами здорово расшумелись.
-Негры? – образ дезертировавшего в Гаване негра всплыл перед глазами капитана.
-Да, негр на этом корабле…. Что такое? – капитан, прервав разговор, насторожился. Где-то в кормовой части корабля послышался глухой взрыв.
-Кажется, на корме… Я немедленно пойду посмотреть, - и артиллерийский офицер быстро спустился по железной лестнице. Взрыв был слышен под нижней палубой в кормовой части корабля.
-Порох, - крикнул Вуд артиллерийскому офицеру. – Скорее топите пороховой погреб!
Густой желтый дым поднимался из заднего трюма, из бортовых отверстий и люков. В дыму с криками бежали матросы в белых костюмах. Корма корабля мгновенно скрылась в густом дыму. Пламя охватило нижнюю палубу.
Если бы пламя распространилось до порохового погреба 36-тисантиметровых орудийных башен, расположенных на корме, то судьба корабля была бы решена.
Все зависело от того, успеет ли артиллерийский офицер вовремя спустить воду.
Командир, старший штурман, лоцман, да и вся команда с трепетом ждали сообщения артиллерийского офицера. Наконец, из черного дыма появилась белая фигура артиллерийского офицера и раздался его громкий голос:
-Клапан открыт!
Все надеялись, что уже вырвались из объятий смерти, но в это время в передней орудийной башне раздался оглушительный взрыв, перевернувший, казалось, небо и землю.
Прежде, чем люди успели вскрикнуть, командирская рубка, палуба, дымовые трубы, шлюпки, мачты – все взлетело на воздух.
Страшный взрыв разрушил не только верхнюю часть корабля, но и все судно разлетелось на куски. Бесследно исчезли также электровозы и насосная станция. Но не только это. Шлюзы канала были уничтожены.
-Несчастье, несчастье! – кричали сбегавшиеся служащие канала. – Вода из озера Гатан вытекает!
Так как дамба была разрушена, вода из озера Гатан стала падать с высоты 85 футов, как водопад.
-Сюда, сюда, люди!
Обломки разбитого корабля вместе с десятками людей уносились течением. Спасать их было невозможно.
Получив сообщение о случившемся, отряд саперов из охраны поспешил на автобусах к месту происшествия, но был бессилен что-либо сделал. Вода продолжала убывать из озера в течение всего дня, ночи и следующего дня. В конце концов стало видно дно озера.
Разрушения одного шлюза было достаточно, чтобы великий канал сразу потерял все свое значение.
Когда вода спала, на дне шлюза стали видны жалкие остатки линкора Оклахома: разбитые и разорванные в клочья железные листы, искривленные части. А еще три дня тому назад никто в мире не мог себе представить линкор Оклахома потерявшим свою мощь.
Из тысячной команды осталось в живых лишь несколько человек, тяжело раненных и искалеченных.
Сообщение о потоплении Оклахома немедленно было передано линкору Невада, который находился в пути в Лиманской гавани, а также и другим кораблям. Опасались, не запрятаны ли и на них в пороховых складах и орудийных башнях адские машины.
«Заговор японцев!»
«Дело рук шпиона!»
Офицеры усиленно проверяли каждого человека из команды. Но не удалось обнаружить ничего похожего на японский заговор. Был только один заслуживавший внимания факт – побег негра во время стоянки в порту Гаваны.
В связи с этим, через неделю президент, получивший диктаторские полномочия, опубликовал закон: «Негры не могут находиться в рядах армии и флота Соединенных Штатов», В результате недостаточные силы американской армии и флота были еще более ослаблены.
Tags: Фукунага
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments