u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

  • Mood:

"Всё пропьём, но флот не опозорим..." (с)

Воровать подано!
"Россiя". 4 -10 мая.

Владимир Семиряга

То, что в России воруют азартно и безнаказанно, общеизвестно. С этим все даже смирились. Но когда вскрываются факты хищений (и немалых!) в армии и на флоте, то становится все же стыдно. Существует отработанная и четко действующая система реализации налево так называемой списанной техники. “Списанной” - ибо, приведя в надлежащий вид, эксплуатировать ее можно еще не один год. Главная военная прокуратура (ГВП) считает уголовные дела, связанные с продажей такой техники, самыми серьезными. Среди наиболее громких, ставших известными всей стране, - продажа партии транспортно-боевых вертолетов Ми-8Т в Северную Корею и авианесущих крейсеров “Минск” и “Новороссийск” в Южную Корею.
Все было вроде бы законно: получено согласие Минобороны и Мингосимущества на продажу Северной Корее вертолетов, полностью исчерпавших свой ресурс. На машинах оставался минимум агрегатов, без которых вертушки просто не могли подняться в небо. Так было… записано в документах. Однако расследование показало, что вертолеты прошли предпродажную подготовку, включавшую установление на них новых агрегатов (в том числе, как потом выяснилось, снятых с боевых машин), регламентные работы и полную заправку. Более того, не были даже сняты секретные блоки. А отправитель груза - некое ООО “Арден”, зарегистрированное в Хабаровске - вообще не имело права продажи военной техники за рубеж.
Цена каждой машины определялась в 8 тысяч долларов, хотя их реальная стоимость была в пределах 350-500 тыс. долларов (позже только проведенный ремонт и заправку каждого вертолета специалисты оценили в 2 тысячи долларов). Дальневосточная транспортная прокуратура начала расследование по факту контрабанды, но к ответственности никто привлечен не был. В частных беседах прокуроры говорили, что дело было прикрыто по приказу из Москвы.
За совершенно не поддающуюся логическому объяснению цену уже южнокорейцам были проданы крейсеры “Минск” за 4,5 млн. долларов и “Новороссийск” за 4,3 млн. долларов. Хотя, по утверждению специалистов, только цветных металлов на кораблях находилось почти на 15 млн. долларов. Естественно, что при продаже не была учтена и стоимость оставшегося на кораблях оборудования и вооружения.
Посредником между Минобороны России и южнокорейской компанией Young Distribution Corp выступило некое АО “Компас”, состоящее в основном из адмиралов запаса. Когда о сделке стало известно прокуратуре, в феврале 1997 года было возбуждено уголовное дело. Однако только в отношении бывшего командующего Тихоокеанским флотом адмирала Игоря Хмельнова, который на тот момент уже стал начальником Главного штаба ВМФ.
Как и в случае с вертолетами, с проданных по цене металлолома кораблей не было снято секретное оборудование, часть вооружения, а стоимость их была занижена в несколько раз. Правда, Павел Грачев официально заявил, что все секретное оборудование было снято. Почему он так сказал, понятно: в противном случае прокуратура могла бы “добавить” адмиралу Хмельнову пару статей УК за разглашение военных секретов. Да и самому Грачеву досталось бы.
Всего же в “хмельновскую эпоху” из состава ТОФа было списано и продано в Индию и Южную Корею более 60 боевых кораблей. Правда, следствие так и не смогло доказать причастность адмирала. Наверное, плохо искало. Ибо трудно поверить в то, что командующий пребывал в неведении происходящего у него под боком. Были корабли - и вдруг куда-то исчезли! В итоге на суде из 17 эпизодов осталось только четыре. Хмельнова приговорили… к четырем годам условно за использование должностных полномочий при решении “квартирного вопроса”.
По информации ГВП, никого из причастных к сделкам привлечь к ответственности в полной мере тогда не удалось. Кто-то был наказан в служебном порядке, лишился 13-й зарплаты, а кто-то - квартальной премии. И здесь не обошлось без московских покровителей!
При главкоме ВМФ Феликсе Громове флот вообще подвергся массовой распродаже. Например, была продана гигантская плавбаза “Березина” водоизмещением 25 тысяч тонн, оснащенная новейшими отечественными конструкторскими разработками по мобильной передаче с борта на борт любых объемов ракетного, бомбо-торпедного и артиллерийского боезапаса, топлива, воды и продовольствия. По официальной версии, “Березина” была продана в Америку на металлолом. Но почему-то в полном технологическом сборе. Продано Индии на лом спецсудно “Диксон”, оборудованное для испытаний морского лазерного оружия.
Впрочем, такая активность военно-морского начальства станет понятной, если знать, что Феликс Громов после ухода со службы стал председателем совета управляющих ЗАО “Вторметинвест”, которое принимало самое непосредственное участие в утилизации военных кораблей. Такой вот запасной аэродром оказался у адмирала!
Но если на ТОФе фактам воровства давали хоть какую-то юридическую оценку, то на Северном флоте цветные металлы долго время воровали безнаказанно. Например, в докладе начальника Северо-Западной окружной инспекции Главного контрольного управления президента РФ Марии Рудаковой, поступившем в Государственную думу, отмечалось, что “проблема обеспечения сохранности вооружения и техники, содержащей цветные металлы, в воинских частях и на кораблях Северного флота приобрела крайне острый характер”.
После этого военной прокуратурой Северного флота были вскрыты факты хищения серебра из боевых торпед для атомных подводных лодок в гарнизоне подводников Гаджиево. В другом гарнизоне Видяево матрос украл детали контрольных приборов управления работой ядерного реактора подлодки.
По мнению специалистов ГКУ, массовому воровству способствовало и несовершенство законодательства: ни правительственной программы, ни каких-либо других нормативных актов, регулирующих продажу утилизированного оружия, в России на тот момент не было. О правовой неурегулированности в этой области говорил и генеральный прокурор Владимир Устинов. Ускоренное сокращение Вооруженных сил, произошедшее в последние годы, вызвало существенный передел имущества силовых структур.
Все попытки обитателей Охотного Ряда навести порядок заканчивались неудачно. Начали думцы 2-го созыва. Ими был подготовлен законопроект “О промышленной утилизации и реализации вооружений, военной техники, имущества и сооружений”. Но уже в первом чтении он был отклонен. Провалилась попытка и парламентариев 3-го созыва. И всегда правительство давало отрицательное заключение! Сейчас этим вопросом занимаются депутаты 4-го созыва. Может быть, им повезет?..
По данным Минобороны, с 2002-го по 2005 год высвободилось 650 космических аппаратов, ракетоносителей и стартовых комплексов, 150 АПЛ, 90 дизельных подводных лодок, 600 надводных кораблей и судов обеспечения, 5 тыс. морских крылатых и противолодочных ракет, 250 тысяч реактивных глубинных бомб, мин и торпед, 2 тыс. самолетов и вертолетов, 1,5 тыс. радиолокационных станций и автоматизированных систем управления, 8 тыс. танков и боевых бронированных машин, 10 млн. противопехотных и противотанковых мин, 1 млн. автоматов, винтовок, пистолетов и остального имущества на общую сумму около 20 миллиардов рублей. Это немного меньше той суммы, которую Минобороны планирует выделить в 2006-2007 годах на решение жилищной проблемы в пяти самых дорогих регионах страны: Москве и Московской области, Санкт-Петербурге и Ленинградской области, Калининградской области.
Ресурсный потенциал подлежащих утилизации вооружения и техники оценивался в 1,5 млн. тонн черного металла, 230 тыс. тонн цветных металлов и 3,3 тыс. тонн титановых сплавов. Плюс около 1 тыс. тонн драгметаллов, в том числе золота, платины и палладия - 21 тонна. Стоимость всего этого “добра” в ценах на 1 января 2002 года - около 8 миллиардов рублей. Кроме того, по оценкам специалистов, возможно было реализовать отдельные агрегаты, комплектующие узлы и оборудование на сумму еще около 6 миллиардов рублей. С планируемой прибыли предполагалось развернуть массовое жилищное строительство для служивых людей и военных пенсионеров. Те, кто планировал такие радужные перспективы, очевидно, забыли про “овраги” - вороватых генералов и адмиралов…
За десять минувших лет к уголовной ответственности было привлечено почти 120 генералов и адмиралов, более 60 из них отделались лишь легким испугом (штрафы, строгие выговоры, смещения с должностей, увольнения на пенсию), более 20 были осуждены, но реально тюремную баланду стали хлебать только пять человек – остальных амнистировали.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments