u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

«ЗАПИСКИ О БУДУЩЕЙ ЯПОНО-АМЕРИКАНСКОЙ ВОЙНЕ». Фрагмент №3.

ГЛАВА 2. ДЕЗЕРТИР


1.
Вернемся еще раз к началу.
В магазине радиопринадлежностей, Тиэко, жена Ямано, обняв мужа, провела его вглубь помещения и спросила:
-Слышал сообщение, которое только что передавали? Потоплен американский военный корабль….
-Да, слышал по приемнику, который я починял у одного заказчика.
-А я слышала по радио здесь, в магазине, - и вдруг она понизила голос. –Командир, потопивший американский корабль, не тот ли лейтенант Маки?
Ямано невольно оглянулся по сторонам.
-Да, и корабль называется Нара. Когда я это услышал, то растерялся так, что даже заказчик как будто заметил.
-Но он поступает очень безрассудно – как и тогда по отношению к тебе, так и теперь.
-Да, а все-таки Маки неплохой человек, особенно, в данном случае, и мне кажется, что он спасет Японию. Он – вроде Жанны Д’Арк.
-Нет, нет, - возразила Тиэко. – Я недостаточно все понимаю, но и смерть твоей дорогой мамы, и то, что ты ушел из флота и боишься теперь людей, - всему этому виновен этот безжалостный офицер.
Ямано молчал. Воспоминания давили его грудь. Это было весной прошлого года, когда он плавал на приписанном в Иокосука миноносце Нара под своим настоящим именем – матрос 1-ого класса Кавано Цуиоси. Он получил известие, что его мать, жившая в ветхом домике в Токио, на улице Он, заболела. Как раз на этот день пришелся отпуск на берег, в баню, получаемый через каждые четыре дня, и Кавано поехал в Токио. Дверь в хижину, где помещалась конфетная мастерская, была закрыта. В маленькой комнате, держась за живот, стонала мать. Так как состояние ее было плохое, матрос нанял на последние деньги автомобиль, и отвез мать в бесплатную больницу Пукидзи, где осмотр производится врачами военно-морского флота.
Врач, осмотревший мать матроса, сказал:
-Вероятно, саркома, если так, то необходима операция. Сколько ей лет?
-Ровно пятьдесят.
-Ну, еще молодая, в таком случае, операция пройдет вероятно хорошо. Просите отпуск на берег, и завтра в десять часов утра приезжайте. Нужно будет сделать переливание крови.
Когда произвели исследование крови Кавано, нужной для переливания, он решил возвратиться на корабль с тем, чтобы вернуться сюда на следующий день утром.
-Я вас очень прошу и буду очень вам признателен, – и он почтительно пропустил доктора вперед, и прошептал на ухо матери:
-Я поеду ночью в Иокосука, попрошу отпуск и завтра утром пораньше приеду сюда.
Мать печально кивнула головой. Ее грустное лицо стояло перед глазами матроса и не покидало его, даже когда он вошел в трамвай.
Ему было стыдно, что он, живя так близко, редко навещал мать.
В ночном трамвае он упрекал себя.
Как матрос 1-ого класса, он получал жалование 16 иен в месяц. Большую часть своего жалования он высылал матери. Конечно, Он не мог бывать часто в Токио, но за последнее время не видел мать и по другим причинам. Ему казалось, что он сделала что-то плохое.
-Я увлекся Тиэко и забыл о матери. Любовь и Тиэко невольно подавила во мне чувства сына.
В эту ночь он совершенно не спал и беспокойно ворочался в узкой постели на миноносце, ожидая возвращения ротного командира. Но офицер, выслушав на следующее утро подробный рассказ матроса, ответил:
-Говоришь, мать больна? Врешь! Во-первых, в твоем формуляре никакой матери по имени Ямомура Тисэ не значится. Действительно, Если переделать Ямамура в Умемура и Тисэ в Тие, то получится мама лет так в девятнадцать. Ха, ха, ха. Вот так родня!
-Никак нет, господин офицер.
(Кто же это мог насказать офицеру?) Он усиленно объяснял ротному.
-По некоторым обстоятельствам моя мать была исключена из списков семьи Кавано.
-Ну, как бы там ни было, а я, как ротный командир, доложу командиру корабля.
Матрос не терял надежды и ждал распоряжения командира корабля. Но это был человек, на которого совершенно нельзя было надеяться.
-Корабль должен сейчас идти в плавание, - сообщил ротный по возвращении. –Кроме того, командир сказал, что он не может отпускать со службы из-за матери, не внесенной в формуляр.

В такое неблагополучное время сделать было ничего нельзя. Прошедшей ночью во время бури в открытом море у острова Иисима в Изуно потерпели аварию несколько рыболовных судов и управлением военного порта команде миноносца Нара было приказано выйти в море на помощь потерпевшим бедствие судам. Когда на следующий день оказавший помощь потерпевшим бедствие корабль возвратился, на имя матроса Кавано пришла телеграмма: «Процесс после операции Ямамура Тисэ неблагополучен, умерла пять часов утра».
Время похорон совпало со стоянкой на берегу, и Кавано смог поехать в Токио. По окончании похорон он посетил симпатичного военного врача, чтобы поблагодарить его. При уходе сестра милосердия сказала ему:
-Вы не приехали, и поэтому нельзя было произвести переливание крови. Она очень ждала….
Он выслушал ее и ушел.

2.
-Нии, запри дверь и иди домой.
Отослав прислуживающего в магазине мальчика, Тиэко вошла в комнату и постлала постель.
Несмотря на весну в Манчжурии, все еще было холодно.
Ударяясь в окно, шуршал снег. Тиэко спросила с беспокойством:
-Ты как будто думаешь что-то невеселое?
Муж молчал. Она переменила разговор.
-Я сегодня слышала от соседей, что Дайрэн строит четыре аэроплана, чтобы подарить их морскому министерству. Разве уже собирают по 2 иены с дома?
Но и разговор о самолетах не вызвал никакого интереса у мужа. Он по-прежнему молчал, как камень.
-Да что с тобой? – со слезами спросила молодая женщина. –Ведь в этой далекой стороне у меня нет больше близких людей.
-Я плохо сделал, - промолвил, наконец, муж. –Для тебя это действительно дальняя сторона, тебе, вероятно, хочется повидаться с матерью в Иокосука. Ведь нельзя даже послать письмо!
-Я этого не говорила, я пойду вместе с тобой хоть в Манчжурию, хоть в Сибирь.
-Куда бы мы ни поехали, я нигде не могу носить свое настоящее имя, а жить, скрываясь, как вор, мне надоело. Вот сегодня я исправлял радио в школе и очень напугался, когда бывший там офицер спросил меня: - Эй, радист, хорошая у тебя фигура, что, еще не мобилизован? При каком полку?
-Манчжурия велика. А вспомни, когда ты был в Японии, как ты метался по огромному Токио. Ведь ты сам говорил об этом.
-Да, когда я убежал после похорон матери, я снял военную форму, сел на пароход и уехал в Осака.
-Что же ты думал делать в Осака?
-У меня не было никакой цели. Я боялся жить в Токио и Иокосука. Когда я взял на станции Умеда билет и только что отошел от кассы, станционный служащий окликнул меня: «Извиняюсь, подожди немного». Я решил, что пропал….
Он вздрогнул, вспомнив о своем тогдашнем страхе.
-А зачем он тебя остановил? – шепотом спросила жена.
-Я забыл второпях передать билет. Ха-ха-ха!
Только в Дайрэне он почувствовал себя спокойнее.
Из Осака он опять вернулся в Токио, скрываясь там, как бродячая собака. Он дрожал, вспоминая об этом.
-Меня спасло знание радио, полученное во флоте, и вот, открыв здесь магазин, я кое-как живу, но моя жизнь хуже, чем у нищего.
-Да и я, когда незнакомый человек пришел ко мне в Иокосука и передал письмо с чеком от тебя, ничего не понимала.
-Я убежал сюда не из боязни военного суда и каторги. Мне стал ненавистен флот, который принес смерть самому близкому мне человеку – моей матери.
-Это сделал тот лейтенант Маки.
-И я так думал, по крайней мере, пока не вышел рескрипт о войне. Но теперь я чувствую, что моя ненависть к нему исчезла.
-Что ж, ты хочешь явиться?
-Да, это меня и мучает. Сегодня в школе офицер задел меня за живое. Так дальше продолжаться не может.
Тиэко молчала. Он продолжал:
-Эта война будет нелегкая для страны. Сейчас решается вопрос о том – погибнет Япония, существующая уже три тысячи лет, или она будет процветать. От кого зависит исход войны? Конечно, не от народа, не от правительства и не от армии. Вся ответственность лежит на флоте.
Тиэко покачала головой, но он продолжал:
-Но что бы то ни было, я явлюсь. Каторгу отсрочат, и я попаду на корабль. А ты….
-Хочешь сказать, возвращусь на родину? – прервала Тиэко, - хорошо, я возвращусь на родину. Я всюду буду Кавано Тиэко.
И когда муж хотел что-то сказать, молодая женщина, как будто стесняясь, промолвила:
-У меня будет ребенок.
Tags: Фукунага
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments