?

Log in

No account? Create an account
«ЗАПИСКИ О БУДУЩЕЙ ЯПОНО-АМЕРИКАНСКОЙ ВОЙНЕ». Фрагмент №1. - Вахтенный журнал стареющего пирата — ЖЖ

> Свежие записи
> Архив
> Друзья
> Личная информация
> Вахтенный журнал стареющего пирата

Март 28, 2005


Previous Entry Поделиться Next Entry
01:53 am - «ЗАПИСКИ О БУДУЩЕЙ ЯПОНО-АМЕРИКАНСКОЙ ВОЙНЕ». Фрагмент №1.
Как и обещал, начинаю постить книгу К. Фукунаги.

В соответствии с высказанным мнением большинства , оная перепечатывается в первоначальном виде и с сохранением цимусовой орфографии 1934 года (так что не надо тыкать мне в глаза отсутствием кавычек в названиях кораблей и т.д.).
Имеющиеся в издании примечания будут вставляться в текст в квадратных скобках.
Первый фрагмент книги включает в себя имеющиеся выходные данные (заметьте, что хотя в них слово «тираж» имеется, но сама цифра не пропечатана!..), вступительную статью К. Радека, авторское вступление и пролог.
Заранее благодарю всех, кто оставит свои комментарии к прочитанному.

В заключении приношу обубенную благодарность моей любимой жене
kitty74 , которая набрала львиную долю текста.

Итак, господа, наполним бокалы и начнём с форзаца?..
;)
-------------------------------------------------------------------

КИОСУКЭ ФУКУНАГА
Капитан запаса японского флота

ЗАПИСКИ О БУДУЩЕЙ ЯПОНО-АМЕРИКАНСКОЙ ВОЙНЕ

Роман. Перевод с японского.
Вступительная статья К. Радека.
Предисловия:
члена военного совета адмирала Като Кандзи
и
командующего об’единенной эскадрой адмирала Суэцугу Нобумаса.

Государственное Военное Издательство. Москва. 1934.
------------------------------------------------------------------------
Редактор В. Боргенс. Корректор Р. Тайц. Выпускающий Г. Константинов.
Сдано в набор 18-22 III-34 г. Подписано к печати 23-25 III-34 г.
4 ½ печ. листов (6 авт.). в бум. Листе 100000 п.з. Главлит. В-81751. ОГИЗ № 67. Заказ № 1965. Тираж… Центральная тип. НКВМ им. Клима Ворошилова, Москва, ул. Маркса и Энгельса, д. 17.
-------------------------------------------------------------------------

О РОМАНЕ ФУКУНАГА

В давние времена военная легенда возникала только после войны, когда появлялись патриотические сочинения, восхваляющие отечественных героев и доблесть национального оружия.

Кто поблагороднее, тот признавал, что и враг не лыком был шит, кто погрубее, тот брал сразу целые враждебные армии в плен, не давая им даже пикнуть. В ПЕРИОД ИМПЕРИАЛИЗМА ВОЕННАЯ ЛЕГЕНДА СОЗДАЕТСЯ ПЕРЕД ВОЙНОЙ. Она служит средством империалистической пропаганды, она имеет задачу обратить внимание на слабые стороны вооружения страны. Достаточно указать на нашумевший перед войной 1914-1918 гг. немецкий роман «Морская звезда», который должен был внушить германской мелкой буржуазии убеждение в неминуемости победы германского империализма в войне с Англией. После войны перед лицом нового обострения международных отношений такие романы появляются во всех странах. Достаточно вспомнить роман, написанный известным английским морским писателем Байуотером в войне на Дальнем востоке, или недавно изданный роман немецкого штальгельмовца, в котором описывается, как Германия освобождается от версальского ига в союзе с СССР, «предварительно помогши» Советскому Союзу потерять Украину. Подготовляясь к доблестным подвигам на мировой арене, ЯПОНСКАЯ ВОЕНЩИНА понятно пользуется формой романа для своей империалистической пропаганды.

Предлагаемый нашим читателям роман Киосукэ Фукунага, японского морского волка в отставке, посвящен японо-американской войне. Он, как полагается, получил поощрение японский военных властей и был конфискован американскими военными властями, которые увидели в нем подстрекательство японцев, проживающих на Гавайских островах и в Америке, к подготовке антиамериканских заговоров на случай японо-американской войны. Командующий объединенной эскадрой, адмирал Суэцугу Нобумасе, прочитав эту книгу, сказал, что очень приятно победить ТАКИМ ОБРАЗОМ, т.е. таким образом, как это представляет автор книги. Присмотримся поэтому, каким образом начинает автор книги войну.

Он ее начинает тем, что «командир японского миноносца совершенно безо всякого повода топит американский корабль». Автор хорошо знает, что о таких вещах не очень-то удобно говорить вслух, и поэтому он спешит предупредить, что не думает, «чтобы в японском флоте нашлись офицеры, осмелившиеся на такие безрассудные поступки. Я оговариваю это, - говорит г-н Фукунага, - чтобы не уронить честь офицеров имперского флота. ЕСЛИ БЫ РЕЧЬ ШЛА ОБО МНЕ, ТО ВОЗМОЖНО, ЧТО Я СДЕЛАЛ БЫ ЭТО, однако имеющих такие мысли на действительной службе нет, так что это ничего не значит.»

Мы не можем согласиться с автором, что «это ничего не значит», ибо трудно допустить, что чем старше офицер, тем более безрассудные у него мысли и менее чувство чести. Оговорка г-на Фукунага должна только затруднить общественное мнение мира обвинять японскую военщину в плохой привычке воевать без объявления войны. Но г-н Фукунага, находясь в отставке, немножко отстал от исторического развития. НАПАДЕНИЕ БЕЗ ОБЪЯВЛЕНИЯ ВОЙНЫ ПРИНЯТО ТЕПЕРЬ ЕГО СОБРАТЬЯМИ ПО ПРОФЕССИИ ВО ВСЕХ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ КАК АКСИОМА.

Мы позволим себе привести немного длинную цитату из книги отставного итальянского морского офицера, коменданта Улисса Гаудагнини, который в книге «Будущая война» (Рим, 1925 г.) пишет, что будущая война будет войной внезапного нападения: «БЕССМЫСЛЕННЫЕ ФОРМАЛЬНОСТИ ОБЪЯВЛЕНИЯ ВОЙНЫ, ОТЗЫВА ПОСЛОВ, СОЗДАВАНИЯ ПОГРАНИЧНЫХ ИЛИ МОРСКИХ ИНЦЕДЕНТОВ, КАК ВСТУПЛЕНИЯ К ВОЙНЕ – ВСЕ ЭТО ДОЛЖНО В БУДУЩЕМ ОТПАСТЬ. Надо бросить все эти действия, при помощи которых в прошлом противнику предоставляли достаточно времени перед началом военных действий для его вооружения. НАДО ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ВСЕХ РЕЧЕЙ, УЛЬТИМАТУМОВ, ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ПЕРЕГОВОРОВ, АГИТАЦИИ В ПРЕССЕ, КОТОРАЯ СОЗДАВАЛА АТМОСФЕРУ ПОДОЗРЕНИЙ, НЕДОВЕРИЯ. Все это находится в полном противоречии с идеей внезапного нападения, являющейся основным принципом современного ведения войны. Война должна начаться неожиданно, вспыхнуть, как буря в горах, как землетрясение, которому предшествовали только подземные толчки. Народ, армия, флот должны перейти в самое короткое время из состояния скрытой энергии в состояние открытой, как взрывается снаряд. СКАЖУТ, ДАЖЕ БУДУТ КРИЧАТЬ, ЧТО ЭТО НЕ ВОЙНА, А ПРЕДАТЕЛЬСТВО, УБИЙСТВО И КАК ЕЩЕ ХОТИТЕ. Подождите, такие суждения может быть правильны в гражданской жизни, где существуют права, которые предупреждают или наказывают подобные злодеяния, но в жизни народов нет прав, которые бы мешали более сильному или более подготовленному напасть на противника и уничтожить его».

Для подкрепления своих взглядов итальянский моряк вспоминает «славный ПОДВИГ» ЯПОНИИ, НАЧАВШЕЙ В 1904 ГОДУ ТАКИМ ИМЕННО ОБРАЗОМ ВОЙНУ С РОССИЕЙ: «БЕЗО ВСЯКОГО ОБЪЯВЛЕНИЯ ВОЙНЫ, БЕЗ ОТЗЫВА ПОСЛОВ, БЕЗ КАКОГО БЫ ТО НИ БЫЛО СОБЫТИЯ, ПОЗВОЛЯЮЩЕГО ДОПУСКАТЬ ПРЕДСТОЯЩЙ РАЗРЫВ, ВОСЕМ ЯПОНСКИХ ЭСМИНЦЕВ, ПЕРЕХОДЯ ИЗ СОСТОЯНИЯ ПОЛНОГО МИРА В СОСТОЯНИЕ ВОЙНЫ НАПАЛИ НА РУССКИЙ ФЛОТ, СТОЯВШИЙ НА ЯКОРЯХ В Порт-Артуре и Чемульпо. Они торпедировали восемь кораблей, потопили пять, нанесли другим тяжелые повреждения. Часть русских офицеров и солдат находилась преспокойно на берегу, корабли не были подготовлены к бою, не ожидали никакого нападения, форты не были подготовлены к действиям».

Но итальянский империалист не считает японского примера идеальным.

«Этот набег не был полным, - пишет он, - Этот элемент, имеющий громадное значение, НЕ БЫЛ ИСПОЛЬЗОВАН ДО КОНЦА ЯПОНЦАМИ В ТОЙ МЕРЕ, как это будет делаться в будущем. Не надо было нападать ночью, надо было нападать днем, утром, с достаточным количеством эсминцев, с резервами, и тогда, вероятно, удалось бы все русские корабли – и малые, и большие – потопить…. Господа морские критики могут сказать, что это было бы невозможно, но флот, лишенный подозрений ночью, - он ведь не имел никаких причин к подозрению, - не имеет подозрений и днем. Офицеры, находящиеся на страже, и командиры русских кораблей, наверное, были бы удивлены, увидев перед Порт-Артуром и Чемульпо японские эсминцы, но они бы пальцем не двинули, чтобы защищаться, ибо это было бы практически невозможно. В полчаса русский флот был бы уничтожен».

Переходя к будущей войне, Гуадагнини пишет: «Для того, чтобы использовать до конца решающий элемент победы, нападающий должен в определенный день, в определенный час, давно избранный, с величайшей старательностью подготовленный, о котором не должен иметь даже понятия подвергшийся нападению, УДАРИТЬ СРАЗУ ВСЕМИ МОРСКИМИ, СУХОПУТНЫМИ, ВОЗДУШНЫМИ СИЛАМИ. Он должен на границах, если они совместные, ударить всеми материальными силами, которые он может заранее собрать под предлогом маневров и упражнений. Он должен атаковать всеми воздушными силами железнодорожные узлы противник, электрические стоянки воздушного флота, военные депо, водопроводы, крупные заводы и, где он это считает целесообразным, наиболее густо заселенные местности, дабы неожиданно вызвать замешательство и дикую панику. Он должен своими морскими силами напасть на доки, гавани, находящиеся в пути корабли противника, вооружены ли они или безоружны, должен их топить и уничтожать при помощи торпед, гранат и мин. Он ДОЛЖЕН ЧЕРЕЗ СВОИХ АГЕНТОВ, ГОТОВЫХ НА ВСЕ, НО НЕ ЗНАЮЩИХ ДНЯ НАПАДЕНИЯ, ПРИ ПОМОЩИ АДСКИХ МАШИН, БОМБ, ГАЗОВ, НАПАСТЬ НА ПРОТИВНИКА В ТЫЛУ. Объектом являются казармы, железнодорожные станции, министерства, телеграфные станции, мосты, тоннели. Одним словом, он должен раньше, чем противник узнает причину этого бешенного нападения, нанести ему смертельный удар или, по крайней мере, такие раны, чтобы позже не приходилось говорить ни о какой мести». Кончая, Гуадагнини говорит: «Во всяком случае руководство не должно дать себя связать правилами, которые во время мира проповедуются лицемерами, но которые они во время войны без колебания нарушат».

Цитированное место не представляет собой бреда сорвавшегося с цепи зверя. Военный итальянский писатель, полковник Рокко Моретта, дающий в своей книге о будущей войне (1933 г.) обозрение современных стратегических теорий, цитирует это высказывание и комментирует его следующими словами: «Автор не занимается мрачными предсказываниями, не блуждает в безграничном пространстве фантазии, а грубым, открытым, сильным языком, свойственным морскому солдату, прошедшему испытания, говорит, ДЕРЖАСЬ ПОЧВЫ ВЕРОЯТНОГО РАЗВИТИЯ».

«Умеренный» полковник Моретта, не увлекающийся ни теориями Дуэ, ни теориями Фуллера, выступающий в качестве человека «реальности», принимает полностью разбойничью теорию своего морского коллеги. Если г-н Фукунага, развертывая свою картину войны, считает, что надо замести следы, то он это делает зря, - незачем делать ненужных вещей. Зачем божиться, когда никто не поверит.

Но внимательный читатель скажет, что Фукунага не предвидит нападения по образцу 1904 г,, а тем более по рецептам Гуадагнини. Ведь внезапно нападает не правительство, а герой романа, командир миноносца Маки Эйтаро, самовольно торпедирует флагманское судно, для того, чтобы заставить правительство объявить войну с Америкой в момент, который он считает наиболее подходящим для войны. Правительство же, по рассказу г-на Фукунага, приговаривает бравого офицера к расстрелу, но солдаты, «видя сияние», исходящее из его лица, не попадают в цель троекратно, после чего он, в силу японского обычая, запрещающего расстреливать человека, оставшегося в живых после трех залпов, остается цел и невредим, что вызывает в Америке антияпонские эксцессы, приводящие к войне. Ну, что ж, и такой ВАРИАНТ ВОЗМОЖЕН в современной войне, если противник очень отдаленный, когда, следовательно, элемент неожиданного набега не может играть решающей роли, и если вдобавок японский империализм захочет замаскировать свою роль как инициатора войны. Но так как этот вариант устраняет элемент внезапности, то вряд ли им господа японские военные захотят воспользоваться в условиях, где внезапность дает, по их мнению, большие шансы. При оценке конкретных возможностей надо принять в расчет еще один момент, а именно – БОРЬБУ В ЛАГЕРЕ ЯПОНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА и роль, которую в этой борьбе играют японские военнофашистские организации.

Такие храбрые офицерики, которые могут начать войну по собственному почину, чтобы устранить противодействие более осторожных военных или бюрократических элементов, существуют не только в фантазии Фукунага, они существуют в японской действительности. УБИЙЦЫ ИНУКАЯ ПЛАВАЮТ ПО СУНГАРИ – видно и у них «сияло» лицо – и нет никаких причин, которые могли бы кого-нибудь заставить думать, что ЭТИ МОЛОДЦЫ В ОБЛАСТИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ МЕНЕЕ АВАНТЮРИСТСКИ НАСТРОЕНЫ, чем в области внутренней политики. Эти авантюристы расселись прочно в кое-каких аппаратах Японии и могут начать внезапно действия довольно широким фронтом.

Мы видим, что вариант начала войны путем авантюры, организованной военнофашистскими элементами Японии, немногим отличается от варианта 1904 г., если подойти к делу не с точки зрения чисто тактической, а с точки зрения развертывания войны. Тот факт, что автор предлагаемого романа исходит из убеждения, ЧТО ОФИЦИАЛЬНОЕ ЯПОНСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО МОЖЕТ БЫТЬ ВТЯНУТО В ВОЙНУ, ДАЖЕ ЕСЛИ ОНО ЭТОЙ ВОЙНЫ В ДАННЫЙ МОМЕНТ НЕ ХОЧЕТ, И ЧТО ЭТОЙ ВОЗМОЖНОСТИ ПОКРОВИТЕЛИ Г-НА ФУКУНАГА НЕ ОТРИЦАЮТ, ДОСТАТОЧЕН, ЧТОБЫ ПРИДАТЬ КНИГЕ ФУКУНАГА ЗНАЧЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ДОКУМЕНТА, БРОСАЮЩЕГО ЯРЧАЙШИЙ СВЕТ НА ПОЛОЖЕНИЕ В ЯПОНИИ И НА ОПАСНОСТИ, КОТОРЫЕ ОНО СКРЫВАЕТ ДЛЯ ДРУГИХ СТРАН. Но пойдем дальше по стопам автора.

Он, видимо, принадлежит к тем кругам японского милитаризма, которые считают американско-японскую войну главным условием победы японского империализма, и поэтому оставляя за Сиссаку Хиротой фантазирование, как будет выглядеть война Японии против СССР, он дает картину войны с Америкой, центральной фигурой которой является флот. Развертывая свою картину, он принужден раскрыть кое-какие мечты японской военщины. Наиболее характерной в этом смысле является идея об использовании японцев, живущих в Америке, для актов саботажа против АМЕРИКАНСКОГО ВОЗДУШНОГО ФЛОТА и использования негров для ВЗРЫВА ПАНАМСКОГО КАНАЛА, что сразу должно разделить американский флот и усилить японский. Характерно тоже, что он играет с мыслью использования СОСЕДНИХ С ПАНАМСКИМ КАНАЛОМ ОБЛАСТЕЙ, как базы для японских самолетов, могущих действовать против Панамского канала. Что в действительности эти вещи не будут так легко делаться, как это представляет г-н Фукунага, это уже другой вопрос, - это вопрос о его литературном таланте, который равен музыкальным способностям полковых барабанщиков.

Эта литературная манера Фукунага отражается на всем его повествовании. Американский флот позволяет себя бить по кускам, японские подлодки действуют великолепно, японская авиация имеет полный перевес, внешних затруднений у Японии нет, в Манчжурии и Китае японо-американская война не развязывает никаких сил, направленных против Японии. Одним словом, гром победы раздавайся! Не менее просто выглядят дела внутри Японии. Никаких классовых противоречий нет, единственный солдат, которого выводит на сцену г-н Фукунага, хотя и дезертирует из-за личной обиды, но возвращается в ряды флота добровольно в момент войны, оказывается настоящим героем, спасает двукратно свой корабль, топит враждебные корабли, за что в награду после войны… отсиживает положенное ему за дезертирство время в тюрьме, ибо, что справедливо, то справедливо, - за дезертирство наказание полагается. Из войны Япония выходит победительницей вовне, внутри ничего не меняется, у власти остается тот же самый «японский дух», т.е. блок господ японских полуфеодальных помещиков и биржевых акул. Одним словом, г-н Фукунага предается сладким мечтам.

Читатель не должен сетовать на Военгиз за издание такого литературно-бездарного сочинения. Военгиз вряд ли руководился литературными качествами сочинения при его издании. Как образчик агитационной литературы японской военщины книга г-на Фукунага несомненно заслуживает внимания.

Карл Радек.
------------------------------------------------
Настроение: Тенну хэйко банзай!

(4 комментария | Оставить комментарий)

Comments:


[User Picture]
From:prof_moriarty
Date:Март 27, 2005 10:05 pm
(Link)
Отлично! Решпект вашей жене за сей труд!

Крадек отлично раскрылся в своем тексте. Особенно умилила фраза про талант.
[User Picture]
From:u_96
Date:Март 27, 2005 10:20 pm
(Link)
>Решпект вашей жене за сей труд!
...И наикрутейший!!! Сколько я ей нервов с этим смурайским трактатом помотал - уму не растяжимо.

>Крадек отлично раскрылся в своем тексте. Особенно умилила фраза про талант.

Ну, товарисЧЬ Карл Радек (он же - Собельсон) вообще был личностью разносторонней. И с красным флагом бегал, и "Интернационал" заспевал, и в ШтЫрлицах бывал, и Польшу с Германией на революцию подбивал... От имени и по поручению Коминтерна.
Короче, не большевик-ленинец, а прям-таки - многостоночник какой-то. Правда, при всех этих масштабах у Карлуши толково ни рожна не получалось. За что, в конце концов, товарищ Сталин дальновидно этого энтузиазиста в лагеря и упёк...
From:ex_gnh121
Date:Март 28, 2005 03:07 am
(Link)
> Ведь внезапно нападает не правительство, а герой романа, командир миноносца Маки Эйтаро, самовольно торпедирует флагманское судно

Начинаю думать, что Клэнси тоже читал эту книгу :)

> УБИЙЦЫ ИНУКАЯ ПЛАВАЮТ ПО СУНГАРИ

Это о ком?


[User Picture]
From:u_96
Date:Март 28, 2005 05:36 pm

Если уж мы настроились на исторический лад... ;)

(Link)
"От пуль террористов погиб премьер Японии Инукай
-----------------------------------------------

В 5 час. 30 мин. вечера в Токио был произведен ряд террористических актов...

В 5 часов 20 минут вечера в официальную квартиру премьер-министра Инукай вторглась группа из 7 - 8 морских офицеров, которые сначала произвели беспорядочную стрельбу из револьверов по закрывшим им дорогу полицейским чинам.

Вступив в залу, они произвели выстрелы в находившегося там премьера Инукай, нанеся ему тяжелое ранение и немедленно покинули квартиру...

Одновременно в 5 час. 30 минут вечера несколько групп вооруженных ручными гранатами и револьверами совершили одновременное нападение на официальную квартиру министра двора, помещение банка "Ниппон-Гинко", министра внутренних дел, штаб-квартиру партии Сейюкай и в этих трех местах бросили бомбы.

Террористы разбрасывали листовки-прокламации под заголовком "Призыв к японскому народу", скрылись...

ПРЕМЬЕР МИНИСТРУ ИНУКАЙ СКОНЧАЛСЯ ОТ ПОЛУЧЕННЫХ РАНЕНИЙ В 2 ЧАСА 35 МИНУТ НОЧИ.

Ночью министр финансов Такахаши получил высочайшее назначение

Г.Такахаши назначен временно заместителем премьер-министра.

***

По полученным сообщениям весь состав кабинета подает в отставку..."

("Русское Слово" Харбин 16 мая 1932 года)


> Go to Top
LiveJournal.com