u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Category:

Гм...

Оригинал взят у zhu_s в К 2-х летию финансовых санкций, дайджест и несколько графиков
1. (Ограниченный характер санкций) О полномасштабной финансовой войне мирового сообщества против России, применённой в пакете секторальных санкций после сбития рейса MH17 17 же июля 2014г. над территорией ЛДНР, говорить всё же не приходится. Хотя де-факто к финансовым ограничениям, формально объявленным США, ЕС, Японией и рядом других стран, присоединились финансовые институты и большинства остальных, включая Р. Корею и КНР, а также и поддержку проектов Всемирного Банка в РФ, о прекращении которой объявили некоторые страны.

Из 3-х основных её инструментов был задействован только один - отсечение от источников капитала. Да и то очень избирательно, как по объектам – ограничения введены лишь против отдельных квази-госкомпаний и банков, прежде всего, так или иначе связанных с президентом РФ, так и по срокам – только для долгосрочных инвестиций на срок свыше 30 дней. Да и то в конце 2014г. ЕС ослабил ограничения на кредитование европейских дочерних компаний российских банков в случае, если бы им потребовалось «экстренное рефинансирование».

Два других потенциальных рычага финансового давления, а это - ухудшение ликвидности денежных ресурсов, которыми располагает противник, а также разрушение риск-менеджмента – отключение страхования внешнеторговой логистики и инфраструктуры, блокирование операций с CDS и т.п., применявшиеся в ходе полномасштабной финансовой войны против Ирана, в случае России так и остались в резерве.

Идея отключить РФ, как это было в отношении Ирана, от протокола защищенных финансовых сообщений SWIFT, не получила поддержки. Платежные системы Visa и MasterCard прекратили обслуживание клиентов 7 банков, в общем-то несущественных в масштабах банковского сектора России. Естественно, работа этих платёжных систем, а также отделений зарубежных и основных российских банков прекращена в Крыму, где восстановление какой-либо банковской инфраструктуры вряд ли возможно в течение нескольких ближайших десятилетий (единственный выход для Острова – переход на использование протокола блокчейн).

2. (Опасения)

По подсчетам The Wall Street Journal, опубликованным в конце 2014г., из 130.4 млрд. долл. синдицированных займов и евробондов российских компаний, подлежащих погашению в 2015-18гг., 85.3 приходилось на 2 контролируемые непосредственно властными лицам компании – Роснефть и Газпром с их аффилированными структурами, а также на 5-ку госбанков. Считалось, что из-за санкций эти выплаты смогут рефинансироваться лишь из валютных резервов ЦБ.

При этом ослабление рубля резко увеличивало оценки долговой нагрузки. По курсу на 1 января 2015г. валовой внешний долг составлял уже 56% ВВП, в т.ч. госдолг (с учетом контролируемых государством компаний и банков) – 29%. Внешний долг частного сектора не вырос с момента кризиса 2008г., поскольку возросшая волатильность рубля сделало заимствования в валюте более рискованными, а, следовательно, дорогими. Но долг банков и компаний с госучастием удвоился.

ЦБ в своих прогнозах на 2015г. оценивал объем платежей по внешнему долгу (без учета органов госуправления и денежно-кредитного регулирования) в 120 млрд. долл., включая процентные выплаты. Платежи по долгам банковского сектора должны были составить порядка 35% этой суммы, остальная часть – это платежи нефинансового сектора. Правда, ожидалось, что некоторая часть внешнего долга будет успешно рефинансирована на международных рынках. На основе опросов крупных компаний, более 10% совокупной внешней задолженности составляли так назвав. внутригрупповые кредиты и займы, представлявшие собой просто инструмент самофинансирования, зачастую с использованием офшорных схем. На долг, который должен быть погашен, приходилось около 70 млрд. долл. США. Для смягчения влияния этих платежей на импорт и курс рубль Банк России, как он ожидал, предоставит банкам валютной ликвидности из своих резервов на 65-80 млрд. долл. в зависимости от цен нефти.

3. (Действительность оказалась не такой печальной)

Номинально внешний долг РФ снизился за время с начала 2014г. по 1 апреля 2016г. на 213 млрд. долл. (29.2%). Не зная деталей, можно подумать, что дело в санкциях, и положение страны в после-крымские 2 года отвечало принципу «не доедим, но выплатим», как было у печально окончившего свои дни румынского вождя Н. Чаушеску. А также, что эти пара сотен миллиардов всей свой тяжестью легли на «национальные достояния», типа Газнефти и Роспрома, которые, отказывая себе в самом необходимом, тратили скудную валютную выручку на выплаты супостатам. Но нет.

Корпорации давно нашли способы обхода ограничений на рефинансирование, введенных санкциями, о чём – что фактические выплаты составят считанные проценты от исходного графика - постоянно напоминает ЦБ в своих комментариях. Корпоративный внешний долг (без учета облигационных займов) за указанное время сократился в результате операций (выплат) на несущественную величину в 8.2 млрд. долл., а за следующие полгода до 1 апреля – максимум еще на 8-9.

Из-за влияния переоценок (ослабления рубля к доллару), операционное сокращение долга происходило вовсе не так быстро, как это выражалось в видимых всем номинальных цифрах. Из 213 млрд. долл. сокращения внешнего долга РФ с нач. 2014г. в долларах, ок. 60% - результат переоценки долга в рублях и иных "мягких" валютах (последняя цифра ЦБ с разбивкой на операционную и «переоценочную» составляющие изменений есть на 1 октября, дальше можно ориентироваться, посмотрев на приведенные выше цифры переоценки рублёвой части в качестве грубого приближения).

Тезис о громадном негативном влиянии выплат долга на экономику РФ не сходится с резко сжавшимся чистым оттоком капитала, особенно в период с июня 2015г по март 2016г., когда он находился на рекордно низких для после кризисного (2008г.) периода показателях. Хотя цена нефти весь 2015 и первые 4 мес. 2016г. шла по «стрессовому» сценарию ЦБ, никакого масштабного предоставления валютной ликвидности из резервов ЦБ, прогнозировавшего им под сотню миллиардов долларов, не понадобилось. Напротив, ЗВР Банка России выросли в результате операций - на 1.9 млрд. долл. за прошлый год, и на 5.4 за 4 мес. текущего. В итоге никакого негативного влияния на российскую экономику финансовых санкций через заперт на рефинансирование долга, можно сказать, и нет.

4. (Что же и почему снижается во внешнем долге?)

Основное сокращение внешнего долга произошло за счёт средств, привлекаемых российскими банками на зарубежном межбанке и в депозиты. Напомню, краткосрочные депозиты российским банкам вообще никто не запрещал. Долгосрочные по факту также имели место быть, и составляли на 1 января 2016г. 73% всего банковского внешнего долга. Тем не менее, операционное сокращение банковского внешнего долга составило ок. 50 млрд. долл. с 1 января 2014г. по 1 октября 2015г. и еще примерно 10 млрд. в следующие 0.5-года.

Причина простая и их даже две. (1) В условиях свертывания внешнеторговых операций валютные активы банков сокращаются. Уменьшается и потребность в их валютном фондировании. (2) Привлечение дешёвых валютных средств для внутреннего кредитования и заработки на арбитраже, обернувшееся в итоге кризисами 1998 и 2008гг., теперь тоже в значительной мере обессмыслилось. Переход к плавающему рублю и сильные его колебания сделали валютное фондирование рублёвых активов не дешёвым, поскольку к формально низким ставкам добавились валютные риски. Да и сам внутренний долговой рынок, если пересчитать его в долларовый эквивалент, сжался в разы. Привлечение валютных фондов в прежнем объеме при такой ёмкости внутренних инвестиций (кредитов) банков попросту им не нужно.

5. (Прямые инвестиции)

Наиболее существенным изменением после введения санкций стало падение прямых иностранных инвестиций практически до нуля. За 7 кварталов со 2-ой половины 2014г. они составили лишь 2.6 млрд. долл., что в несколько раз меньше, чем в любой из кварталов после 2006г., включая и кризисные 2008-09гг., когда они составляли в среднем 50-60 млрд. долл. в год. Понятно, что реальные иностранные инвесторы, соблюдая санкции или по каким-то своим соображениям, в Россию сейчас не идут. Это, вероятно, неплохо для импортозамещения, т.е. продажи некачественной продукции по завышенной цене, но поскольку в экономических играх суммы чаще всего нулевые, неважно для потребителя, да и для качества рабочих мест.

Но в значительной мере обнуление потока ПИИ в Россию стало и «зеркалом» отсутствия вывода денег наших корпораций и банков за рубеж, которого нет фактически с начала 2015г. (кроме 2-ого квартала). Упал обратный поток прибыли из РФ в офшоры, через который раньше «отбеливались» эти, как бы иностранные, инвестиции. Более того, иностранные активы резидентов РФ сокращаются, особенно – банков. Поэтому если смотреть на сальдо прямых инвестиций, и его влияние на платёжный баланс и обменный курс рубля, то и тут макроэкономического ущерба от санкций не наблюдается. Исключая лишь сильное паническое «бегство» инвесторов во второй половине 2014г., сальдо входящих и исходящих инвестиций в 2015-16гг. остается примерно таким же, как и в среднем в последнее 10-летие. С той лишь разницей, что если раньше и те другие были значительными, то сейчас ни тех, ни других практических нет.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments