u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Category:

andrei_bt и "ошибка далекого прошлого" (с)...

3XxrA.jpg
Оригинал взят у andrei_bt в Разбор материала "Горящие танки Украины"
Разбор материала ветерана ГАБТУ Пастернака  "Горящие танки Украины" опубликованного в журнале "техника и вооружение вчера, сегодня, завтра" № 11\2014
Разбор провел танкист испытатель с опытом эксплуатации всех Советских и российских танков, тех которые читатель видел, не видел и даже не подозревает о существовании которых.
Комментарии даются на выделенные красным фрагментом даются синим цветом.

Горящие танки Украины
(Военная техника и вооружение вчера, сегодня, завтра, № 11\2014)

Кадры телевизионных и интернет-репортажей о трагических событиях на Юго-Востоке Украины демонстрируют неприглядную картину гибели десятков и сотен единиц бронетанковой техники, созданной когда-то в едином государстве. Политики должны извлечь самые серьезные уроки из этого противостояния, а специалистам в сфере военной техники и вооружений следует разобраться в причинах столь тяжелых потерь материальной части украинской армии и национальной гвардии в боях против донбасского ополчения. За комментариями редакция обратилась к Г.Б. Пастернаку, бывшему начальнику отдела НТК заказывающего управления ГБТУ.

Для чего возвращаются в прошлое? Часто для того> чтобы лучше понять настоящее и не делать ошибок в будущем. В этой статье мы поговорим о танке Т-64 конструкции А.А. Морозова. Стоит отметить, что до недавнего времени эти машины практически не принимали участия в боевых действиях (не считая эпизодических боестолкновений в Приднестровье), в отличие от нижнетагильских танков Т-72 и ленинградских Т-80. Поэтому оценить их боевую эффективность не представлялось возможным, хотя сторонники «шестьдесятчетверок» не подвергали сомнению их высокий потенциал в современном бою. Сегодня события на Донбассе фактически подвели итог жарким многолетним спорам на тему «лучшего из лучших» отечественного основного танка. Очень быстро выяснилось, что Т-64 занимает далеко не лидирующие позиции в «триаде» советских танков.
Итак, в далеком 1964 г. на большом танковом показе в Кубинке (НИИ полигон БТТ) тогдашний первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев произнес: «Будем брать!» Речь шла о новом харьковском «Объекте 432», созданном под руководством А.А. Морозова, одного из «авторов» прославленного Т-34.

Почему автор ставит кавычки в данном случае? Из-за того, чтобы отказать ААМ в участии разработки и внедрения танка Т-34? Ну очень уж мелко…


Не имея сначала к этому танку прямого отношения во время работы на полигоне, я много слышал от испытателей, что в его «революционной» конструкции не все так гладко. Особенно много хлопот в эксплуатации доставляли сложный двухтактный двигатель необычной конструкции с двумя коленчатыми валами, ходовая часть, да и в целом машина отличалась низкой надежностью. Но на показах танк производил на присутствующих сильное впечатление: низкий, с коротким моторно-трансмиссионным отделением - просто игрушка.
Мое отношение к харьковской машине резко изменилось, когда в 1966 г. я попал в Научно-танковый комитет Управления начальника Танковых войск (НТК УНТВ), являвшийся непосредственным заказчиком бронетанковой техники. Тогда НТК более чем на половину состоял из участников Великой Отечественной  войны, резких противников принятия на вооружение Советской Армии этого танка. Они находили в нем коренные недостатки, о которых мне слышать на Кубинке не приходилось.
В НТК твердо считали, что «Объект 432» не готов к серийному производству, однако председатель комитета генерал-лейтенант А.В. Радус-Зенькович практически не «вылезал» из командировок в Харьков. Причина такой «влюбленности» была совершенно неясна: то ли родовая привязанность к верхам ЦК КПСС, то ли он действительно считал эту машину верхом совершенства. Правда, последнее маловероятно, так как генерал был достаточно образованным и технически грамотным человеком.

Так ли это?Вот что я нашел вот здесь о Р-З, довольно близкое:
Надо сказать, что в то время даже многие известные военачальники считали опытные изделия харьковчан, особенно двигатель 5ТД, шедеврами танкостроения. В их числе был и мой начальник председатель Научно-танкового комитета (НТК) генерал-лейтенант А. Радус-Зенькович. Он буквально души не чаял в этих разработках, постоянно находился в Харькове. Возвращаясь, собирал нас, делился: если вот там фасочку под 45° снять, а здесь допуск на 0,025 мм изменить, и двигатель заработает.
Источник - http://rus-guns.com/issledovanie-tankov.html
Далее я еще дам  ссылку на этот же источник.


Несмотря на сопротивление заказчика, под напором высоких партийных чиновников производство Т-64 в Харькове началось практически немедленно после слов Никиты Сергеевича, не дожидаясь результатов испытаний и соответствующего постановления ЦК КПСС и СМ СССР. Правда, на вооружение он был принят только в 1967 г. Впрочем, во времена Советского Союза выпуск техники, еще не принятой на вооружение официально, являлся скорее нормой, нем исключением. То ли дело в современной России, когда даже принятая на вооружение техника частенько не доходит «до конвейера»!


Автор скромно не указывает на БМП-3. Но сейчас – после устранения всех ее «болезней», это на самом деле лучшая машина в своем классе. Добавим, что у неееще и конкуренции не было. Тоже было бы и с Т-64, если бы «междусобойчики» КБ и подковерная борьба в верхах.


Приход нового начальника Танковых войск маршала БТВ А.Х. Бабаджаняна естественным образом сопровождался увольнением председателя НТК, а вновь назначенный генерал В.П. Дикий весьма осторожно начал освоение новой для себя должности и всех связанных с ней сложностей. Но, разобравшись, он отдал предпочтение политике поступательного развития танкостроения, выбранного КБ Уралвагонзавода. В Нижнем Тагиле весь послевоенный период совершенствование техники шло без фундаментальной ломки производства: последовательно ввели сначала одноплоскостную стабилизацию пушки, потом и двухплоскостную, внедрили ночные приборы наблюдения и прицеливания, разработали противоатомную защиту, перешли на шестикатковую базу, использовали гладкоствольную пушку, увеличили ее калибр, ввели автомат заряжания и т.д. В результате очередной нижнетагильский танк, наследуя от предшественника все лучшее, получал и что-то новое.


См. письмо ААМ маршалу Ротмистрову П.А.от 27.03.1966, опубликованное в «Танки и люди…». Лучше Морозова (в данном письме) не ответить о «причине ломки», связанной с новой концепцией машины.
Ломка потребовалась бы любому КБ (заводу) тогда, когда из базовой машины было бы высосано все, на что она способна с полной выборкой резерва на модернизацию. Это ждало бы и Тагил и Ленинград, если бы они взялись за кардинально новый проект. Просто для них «поезд уже ушел».

Тем временем, мне пришлось вплотную столкнуться с Т-64А. В конце 1960-х гг. я был назначен ответственным инженером комитета за разработку вооружения танка «Объект 167», а затем - «Объекта 172» и, наконец, «Объекта 172М» (будущего Т-72).

Вот и ясно, откуда ноги растут. Ведь «72» - это свое, родное. Так что объективной оценки от автора ждать нельзя.

Честно говоря, техническая политика партии и правительства при постановке задачи Нижнему Тагилу - начать производство танка Т-64А, совершенно не унифицированного с предыдущим поколением боевых машин, - вызывала большое недоумение. Уралвагонзаводу при этом предстояло фактически сломать всю технологическую цепочку, потому что на харьковской машине разрешили заменить только двигатель (достаточно сложный в производстве и эксплуатации, к тому же не подкрепленный возможностью массового производства) на очередную реинкарнацию челябинского двигателя В-2.

На то время – да, так было. Но сейчас «тысячное» производство ХКБД штампует «шестерки» в номинале 1500 как пирожки.

На тот момент Уралвагонзавод располагал отлаженными мощностями по выпуску танков Т-62, которые на порядок превышали заложенную мощность Харьковского завода.

Ну вдвое, втрое – еще куда не шло. Но в 10 раз…Т-72 это ведь не Т-34.

И все эти доводы предлагалось отбросить в пользу «революционного» танка А.А. Морозова. Не стоит забывать, что с принятием на вооружение Т-64А рушилась вся система обслуживания и войскового ремонта БТТ в армии, заказа, учета и подачи на места эксплуатации запчастей. Из-за расширения номенклатуры запчастей «подвисало» снабжение войск и существующих военных заводов по капитальному ремонту, входивших в структуру УНТВ, а также производство мастерских технического обслуживания и ремонта, производимых военным заводом в Подмосковье.

Не рушилась, а расширялась на данный период, что сам автор и подтверждает (см. подчеркнутое). В дальнейшем, при замене парка машин «до Т-64» на Т-64 номенклатура бы вновь уменьшилась. Это и есть этапы жизни образца вооружения.

Между тем, гонка за предельными весовыми характеристиками на харьковской машине, как и предполагали в НТК, ни к чему хорошему не привела. Постепенно начали выявляться серьезные недостатки танка, многие из которых, как выявилось с годами, оказались далеко не обычными «детскими болезнями», характерными для любой новой конструкции.
Размещение механизированной боеукладки на танках типа Т-64 не выдерживает никакой критики, и только «крупные политики» танкостроения не могут усмотреть негативные последствия такого технического решения. Видимо, танк им представляется в виде бетонного каземата линии Маннергейма, не имеющий ослабленных зон. Взгляните на фото- и киноматериалы с мест боев карательной операции на Юго-Востоке Украины, начатой киевскими властями: разваленные корпуса Т-64 с вырванными бортами, откинутые на десятки метров башни. Щемящие душу картины развороченных танков, некогда наших, отечественных! Но главное - погибшие экипажи...

Давайте взглянем и на фото Т-72 (Цхинвал) и Т-80 (Чечня). Они, кстати, проявлялись в Сети, как «российские танки, подбитые в  зоне АТО. М.б., автор акценирует внимание на то, что Т-64 – «украинская» (харьковская) машина? Дело не марках машин, а в тактике их применения.


Чем же так ополченцы разделывают танки под орех? Новейшее российское сверхоружие? Высокоточные боеприпасы? Многочисленные предположения, которыми пестрит Интернет, как правило, абсолютно не верны.
Напомню, что обычно действия танковых частей и соединений определяются достаточно строгим боевым порядком во взаимодействии с пехотой, обеспечивающим определенную безопасность более ослабленным местам бронирования танков. Однако в боевых действиях украинских подразделений отсутствуют основы организованного принципа, а в условиях полупартизанского применения танки оказываются достаточно беззащитными. Особенно это наглядно проявляется в городских боях, где возможности самых различных средств поражения многократно возрастают. Для полицейских, т.е. карательных функций (так называемой «антитеррористической операции», как это озвучено киевскими властями) нужны совершенно другие машины.

А почему бы и не посоветовать для общего развития – какие именно машины нужны, тактику их применения, порядок снабжения (которое тоже зависнет для новой техники) и прочее?

Невольно вспоминается шутливое наставления нам, молодым инженерам, только включившимся в испытательно-исследовательскую работу на бронетанковом полигоне, от подполковника Кислицина, участника Великой Отечественной войны: «Ребята, я уже на 95% решил задачу уничтожения вражеских танков до вас, вам остается 5% проблемы - как взорвать их боекомплект». Так и не решив эту задачу по отношению к машинам противника, в нашей стране умудрились создать и принять на вооружение танк, в котором боеукладка занимает значительную часть лобовой проекции корпуса танка и центральную часть его боковой проекции. Причем рабочие места командира и наводчика практически до уровня погона ограждают забором пороховые заряды в частично сгорающих гильзах. Некоторые для этой укладки даже применяют термин «пороховая бочка». Внешне она напоминает мини-клетку для «боев без правил», садиться в которую могут только предельно мужественные люди или имеющие слабое представление о защите танка.

И опять ни слова о танке Т-80, имеющем такую же конструкцию МБУ. Антиукраинская (точнее - антиХКБМ-ская) продолжается.

Поэтому многочисленные фото некогда грозных боевых машин, разорванных буквально в клочья в результате детонации боекомплекта, размещенного столь неудачно (в стремлении предельно уменьшить габариты танка), не выглядят чем-то фантастическим.
Я не ставлю под сомнение возможность уничтожения «шестьдесятчетверок» огнем из переносных противотанковых комплексов, ручных противотанковых гранатометов, 30-мм автоматических пушек (БМП-2 используются в боях весьма широко) и даже крупнокалиберных пулеметов, начиная с калибра 12,7 мм («Утес»):  на Т-64 практически всех модификаций имеют место круговые ослабленные зоны, в том числе с выходом на проекцию механизированной боеукладки. Справедливости ради замечу, что ослабленные зоны - «ахиллесова пята» не только Т-64, а и других его «одноклассников», но именно на харьковской машине взрыв боекомплекта наиболее вероятен.

См. замечание выше.

На приведенном рисунке показано расположение выстрелов в автоматизированной части боеукладки танка Т-64А, которое определяется как конструкция «кабинного типа». В ней размещаются и командир машины, и наводчик. Возникает ощущение, что это что-то из серии «нарочно не придумаешь», Сравните с боеукладкой танка Т-72, находящейся под полом башни, в зоне наименьшей вероятности обстрела. 
В этой статье не хочется упоминать другие недостатки компоновки Т-64, хотя даже в мирное время допущенные когда-то конструкторские ошибки приводили к смертельным исходам. Так, неоднократно отмечались случаи гибели механиков-водителей в этих танках. И на моей памяти один такой эпизод: механик-водитель не смог выбраться из машины, попавшей в канаву с водой, поскольку его люк был блокирован пушкой, не развернутой в сторону.
Попасть в боевое отделение (башню) оказалось невозможным - требовалось разобрать боеукладку, на что не хватило времени и пространства. Танкист погиб. Вообще-то, взаимозаменяемость членов экипажа в танке, да и само личное общение - не последнее дело. А «благодаря» решению харьковчан механик-водитель надежно изолирован от командира и наводчика.


А на моей памяти два случая (сам видел) переворачивания танков в овраг. Экипаж выбирался из машины через аварийный «люк героя». А пушка может блокировать люк не только на Т-64. Кстати, штатное положение пушки танка Т-64 на марше – 28-00, что исключает прикрытие люка пушкой.


Немаловажно и то, что в Т-64А отсутствует выброс стреляных гильз - носителей угарного пушки на них не воздействует. Гильзы возвращаются снова в негерметизированные укладки танка.
Харьковские конструкторы стремились заложить в Т-64 максимально высокие характеристики огневых возможностей машины. Но вместе с тем можно отметить совершенно странное решение, реализованное в механизме заряжания, - досыл одним движением танковых выстрелов, предназначенных для раздельного заряжания. При заряжании в движении по пересеченной местности это не может гарантировать однообразия закусывания снаряда в каморе пушки, поскольку заряд выстрела стопорится раньше, чем закусывается снаряд (в каморе между ними конструктивный зазор). На Т-72, в связи с этим, досыл снаряда и заряда проводится классическим способом раздельно: сначала снаряд с гарантированным усилием, затем заряд (некоторые «эксперты» даже относят этот способ к недостатку автомата заряжания тагильской машины). Именно такой способ заряжания предотвращает возможный прорыв пороховых газов, стабилизируя начальную скорость снаряда.

За весь период моей службы, отданный испытаниям огневой мощи (86-01 гг) неоднократно проводились стрельбы с применением аппаратуры, регистрирующей баллистические характеристики снарядов. Разброса начальной скорости снарядов при стрельбе из танков с МЗ не обнаружено.

В ходе эксплуатации Т-64А выявилась и еще одна неприятная особенность, связанная с принятым когда-то решением (формально правильным) - использовать гидравлический цилиндр для вертикального наведения по образцу зарубежных танков, поскольку это, как казалось, давало преимущество по массе в сравнении с классическим механическим неведением. Однако наша промышленность не смогла выпускать такие цилиндры и поршни с точностями, доступными зарубежной промышленности. На танках до момента выстрела и его заряжания пушка не уравновешена, поэтому ствол норовит уткнуться в землю на ближайшей неровности, заставляя наводчика непрерывно крутить подъемник. На Т-72 пришлось перейти на механический подъемник, чтобы не ждать, когда станочное оборудование отечественных гидравлических предприятий достигнет зарубежных вершин.
И еще одна цитата из уже приведенного источника:
Т-64А поначалу не мог уверенно стрелять с короткой остановки, а при неработающем стабилизаторе могло произойти утыкание ствола пушки в землю. Источник - http://rus-guns.com/issledovanie-tankov.html

Здесь автор цитаты отмечает, что действие происходит при НЕРАБОТАЮЩЕМ СТАБИЛИЗАТОРЕ, но также немного лукавит – на Т-64А уже отказалисьот гидропривода ручного наведения по ВН и перешли на механический. И было это в далеком 1967 году, когда «объект 172» еще не выкатился на ГИ.


К тому же в ходе испытаний Т-64А танкисты-испытатели «прохлопали» отсутствие в стабилизаторе пушки механизма принудительного ввода пушки в зону разрешения выстрела, что приводило к отказу при стрельбе с короткой остановки. На Т-72 стабилизатор был доработан уже на стадии опытных образцов.


И что автор хотел этим сказать? Пушка в любом случае идет в ЗРВ, так как ее туда тянет силовая стабилизация по ВН. И эта ЗРВ, кстати, на Т-64 была уменьшена (что повысило точность согласования ЛП и пушки) по сравнению с ± ЗРВ танка Т-10М со стабилизатором «Ливень», где данный подход был впервые применен.


Отдельного внимания на Т-64А заслуживает управляемая ракета, выстреливаемая через ствол штатной 125-мм пушки, - разработка института, руководимого А.Э. Нудельманом, которому за полтора десятка лет удалось справиться с бесчисленным количеством сложнейших проблем. Задачу считывания координат ракеты решили дружеские отношения А.Э. Нудельмана с главным конструктором комплекса «Дракон» на истребителе танков ИТ-1 А.И, Богдановым. Но вот одну проблему конструкторы все же преодолеть не смогли.
В основе ими задуманного комплекса лежала идея совместить сверхзвуковую ракету (400 м/с) с «трехточечной» системой наведения. При этом перепад давления (скос сверхзвуковой волны), сопровождающий полет ракеты в приземном слое, исключал видимость цели и зимой, и летом из-за поднятия пыли или снега. Отсюда все издержки управляемого вооружения: стрельба с более чем 3-метровым превышением над линией визирования по сравнению с классической трехточечной траекторией, необходимость высокоточного измерения дальности до цели, «мертвая» зона, составляющая 1200 м, превышающая предельную дальность возможной стрельбы в наступательном бою при прорыве обороны противника. Лазерный дальномер в боевых условиях (задымление, разлет осколков при взрывах) создает значительное количество ложных целей, что сводит на нет расчетную вероятность попадания ПТУР комплекса «Кобра», если бы даже существовали условия видимости в бою на большие дальности.


По порядку:
Во-первых, Режим «с превышением» является основным режимом стрельбы также и на танке Т-90, который вырос из Т-72.
Режим «прямого наведения – «В» (вертолет)» применяется только при стрельбе по воздушным целям. И во-вторых  – о лазерном дальномере. Лично я не понял, что автор хотел этим сказать. Причем он к «Кобре»? Если автор имел в виду систему «лазерную систему управления ТУР», то на «Кобре» она радиокомандная. Если только воздействие внешних факторов на «проницаемость» ДАЛЬНОМЕРА, то это имеет место быть для всех машин, где он (ЛД) применяется. Зато слова какие красивые то…
Кстати о «Кобре» - с отказом от нее в пользу «Рефлекса» внутри БО освободилось порядка 100 дм3пространства.  Ну уж много места занимала аппаратура управления. Да и наличие строго фиксированных 10 каналов управления тоже было «не айс»…


Поэтому для танков типа Т-72 тульским конструкторским бюро отработаны дозвуковые ракеты, выстреливаемые через ствол пушки, и применена более помехозащищенная автоматическая лучевая система удержания ракеты на центральной марке прицела (в отличие от командной системы).

Подумать только - на Т-64 что,  ТУР выбрасывали руками из люка? Ни словами описать данную фразу, ни матом сформулировать.


Теперь стоит сказать несколько слов о «предельно облегченной» (что предподносится как несомненное достоинство танка Т-64) ходовой части «шестьдесятчетверки». Это также тема неутихающих споров на страницах печатных изданий и Интернета. Здесь нельзя не упомянуть ажурную гусеницу танка Морозова - она никак не предназначена для тяжелых грунтов. Но еще хуже - малый диаметр опорных катков, что сильно затрудняет буксировку Т-64 на пересеченной местности, если по какой-то причине он потерял гусеницу. Узкие катки буквально «прорезают» грунт. Так что такого рода повреждения, считавшиеся у отработанной «тридцатьчетверки» несерьезными, у «революционного» танка становятся порой фатальными. Посмотрите на фотографии из Украины - на вид неповрежденный танк, а просто брошен. Тому виной легко сбрасываемая на нем гусеница и узкие металлические опорные катки малого диаметра, затрудняющие эвакуацию или делающий ее невозможной.

Единственный недостаток из перечисленного автором, который заставлял меня немного напрягаться, когда я почти 4 года таскал «на галстуках» разувшиеся танки с танкодрома в парк (76-80 – командир взвода УБТ в учебном центре ХГвВТКУ, рота обеспечения вождения), так это проворот шестого ОК и его утыкание в пятый при буксировке разувшейся машины задним ходом. Но такое бывало только лишь в том случае, когда просто было необходимо протянуть машину для того, чтобы развернуть ее по ходу движения.


В свое время попытка на Уралвагонзаводе заимствовать подвеску Т-64 для «Объекта 172» завершилась провалом. Дело в том, что впервые в нашей стране на этом морозовском танке неподвижная часть заделки торсионов подвески опорных катков (укороченных в 2 раза по сравнению с торсионами серийных танков, где они размещены «с борта на борт») была выполнена на середине сравнительно тонкого днища. Из-за повышенной боевой массы «Объекта 172» на сложных трассах полигона Уралвагонзавода случались выровы его днища как раз в местах заделки торсионов, что сопровождалось разрушением двигателей. Имел место и весьма тревожный случай - образование практически сплошной трещины днища непосредственно под сиденьем механика-водителя. Следовательно, днище принимало активное участие в работе подвески, что может на более тяжелой машине рано или поздно привести к усталостному разрушению днища в условиях длительной эксплуатации машин (при нескольких этапах эксплуатации, вызванных капитальными ремонтами).

Автор сам ответил на причину повреждений - Из-за повышенной боевой массы «Объекта 172» . Кстати, передние ОК (в районе МВ) оснащаются ГА, что сглаживает нагрузку на торсионы. Перегруз, однако…


Разумеется, в ходе серийного выпуска конструкция «шестьдесятчетверки» постоянно совершенствовалась, и многие дефекты и недостатки удалось устранить. Но то, о чем говорилось выше, осталось практически неизменным. Поэтому даже применение украинской армией широко разрекламированных в прессе танков Т-64БМ «Булат» не дало ожидаемого результата. Не спасает эти машины даже новейшая динамическая защита типа «Нож» украинской разработки.

Привел бы хотя бы пару примеров, что ли… С интересом ознакомился бы.


А если к этому добавить отзывы самих украинских танкистов (двигатели ненадежны, ходовая - часто выходит из строя, бронезащита не спасает от противотанкового оружия, а маневр ограничен конструктивными недостатками), то становится ясным, что применение линейных танков в подобных карательных операциях - дело совершенно гиблое.

Я это уже отмечал выше см. с 4.


Обобщая картину с Юга-Востока Украины, надо прямо сказать, что танк Т-64 - ошибка далекого прошлого, из-за которой пострадали и были несправедливо уволены многие достойные военные специалисты УНТВ и испытатели полигона. Только усилиями несогласных, в первую очередь - главного конструктора Л.Н. Карцева, был поставлен на серийное производство танк Т-72, в котором значительная часть пороков морозовской машины была устранена. Надо честно признать, что от «харьковчанки» в Т-72 практически ничего не осталось. Однако ожидать и от нижнетагильского танка сверхпобедных результатов в условиях АТО, проводимой Киевом, было бы слишком оптимистичным.

Тут я с автором абсолютно согласен.


Небольшая ремарка к воспоминаниям Л.Н. Карцева: в них он оговорился, считая, что от харьковской машины в тагильской осталась только пушка. Как я упомянул выше, пушки отличаются реализованным ручным подъемным механизмом, а поэтому невзаимозаменяемы. Соответственно, пушка для Уралвагонзавода отличается и индексом - Д-81Т, в котором буква «Т» расшифровывается как «тагильская».

Любая пушка имеет два индекса – индекс завода-изготовителя и индекс ГРАУ, присвоенный по результатам положительных испытаний. Это проявляется вот так: заводской индекс 125 мм ТП для современных танков с МЗ – 2А46М-1, для танков с АЗ – 2А46м. См. здесь - http://www.zavod9.com/?pid=10106 Соответственно, индексы ГРАУ – «Т» и без «Т». Конструктивно они «монофаллистические» (термин понятен? J). Отличие – в креплении ограждения пушек и их (ограждениях) конструкции.


В дальнейшем пути развития Т-64 и Т-72 не пересекались. Но, глядя на сожженные харьковские машины и думая о погибших экипажах, очередной раз приходишь к мысли, что навязанная Н.С. Хрущевым спешка с выпуском «сырой» линейной машины, не имевшей реальных резервов модернизации, отняла определенные ресурсы у разработчиков и производителей, хотя и поддержала столь необходимый азарт совершенствования танков. Хотелось бы верить, что российские разработчики бронетанковой техники смогут избежать подобных фатальных ошибок при создании новых перспективных танков, ведь расплачиваться за них придется человеческими жизнями.

(угрюмо) Угу… Когда такие сжатые сроки для разработки новых единых платформ…

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 71 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →