u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Categories:

Волонтерство. Взгляд со стороны Киева...

Оригинал взят у twower в Интервью с украинским волонтером
Взято примерно в середине июня у Ю.Бирюкова, снабжающего экипировкой 79-ю аэромобильную бригаду. Интересные моменты:

*****
- Вы считали, сколько денег вы собрали за все это время?

- На данный момент - однозначно больше 10 миллионов гривен. А вот насколько больше, я даже не знаю. В среднем в день - 250-300 тыс. гривен.

- Как человек, который активно во всем этом варится, вы можете прикинуть активность украинцев в снабжении армии. Вас эта активность удовлетворяет?

- Более чем. Тут есть два момента. Мы собираем колоссальные деньги, и по объемам собранных средств никого больше нас явно нет. Разве что «565». При этом мы занимаемся сбором исключительно в Фейсбук-онлайн сегменте.
...


- Основная беда с потерей разведданных - это использование нашими доблестными солдатами мобильных телефонов. Что категорически нельзя делать.

- Потому что та сторона слушает разговоры?

- Да даже не слушает, банально тречит по триангуляции, особенно вдоль границы, может вычислять по скоплению точек…Там вдоль границы более половины телефонов пытаются выпрыгнуть в роуминг. Я сам две недели назад ехал в БТР-е, шел бой, шум-гам, стреляет пушка - и тут у меня в кармане на виброзвонке приходит смс-ка, я выколупываю из-под бронежилета телефон, читаю - и психологически меня эта смс-ка разрядила. Потому что там было написано: «Приветствуем вас на территории России!». (Смеется) Думаю: ё-моё, роуминг! Ну, я принудительно переключил народ на «Киевстар» - но это я обратил внимание. А бойцы на это внимание не обращают. Телефоны находятся в режиме роуминга - и с той стороны они видят скопление наших точек, наших телефонов. И достаточно сопоставить все это с картой местности…если на карте нет населенного пункта и при этом светятся 20 точек мобильных телефонов - вот вам готовое наведение ракетно-бомбового удара.

- И как много таких случаев уже произошло?

- Не знаю…про один я знаю точно.

- В наших добровольческих батальонах считают, что их предают люди в высших эшелонах военной власти…

- Как правило, они сдают себя сами, когда не думают про мобильные телефоны. Это же лежит на поверхности! И я предложил Генштабу: давайте мы, волонтеры, во все базовые лагеря соберем б/ушные ноутбуки, интертелекомовские модемы, Скайп - и пусть они приходят, там, раз в три-четыре дня и звонят родным. Вот есть база в лагере - и хорошо: пришел, позвонил: «Мама, это я, как ты?». Мы готовы это обеспечить: по 79-й бригаде - так уж точно. В Николаеве на КП части мы готовы развернуть вторую сторону этого пункта. То есть можно будет устраивать видеосвязь, общаться с мамой - и не сдавать самих себя! Они просто не догадываются, насколько легко все это сдается! Ну, послушайте, весь Николаев знал о том, что 79-я бригада выдвигается с Чонгара и Чаплынки на восток, за два дня до начала движения! В штабе придумывали, там, ночные передвижения, ломали голову над тем, как пройти так, чтобы никто не узнал. А весь Николаев уже знал. Знаете, почему? «Ма-а-а-ма, а мы на восток едем…».
...


- Хорошо, вот у вас в кузове каски, бронежилеты. Что дальше? Вы идете к командующему?

- Ну, не к командующему - к начвещу (начальник вещевой службы части/соединения. - ред.). Мы привезенное официально сдаем на баланс части. Для меня это абсолютно принципиальная позиция.

- Не признаете посредников?

- Не в этом дело. Я не могу осуждать, но не одобряю вот эту мышиную возню с завозом вещей конкретным людям на конкретный блокпост.

- Почему?

- Потому что там половина резервистов. И когда, дай Бог, все это закончится, куда уйдет этот бронежилет? В девяти случаях из десяти этот резервист утащит его домой. И он там будет годами лежать - ненужный и заброшенный. А в армию придется опять покупать бронежилет.

- То есть когда груз доставляете вы, все остается при армии?

- Совершенно верно. Я все сдаю в ПХД (Пункт хозяйственной деятельности - ред.); там это оприходуют, привезенный груз появляется на балансе части, и его уже невозможно выбросить, забрать домой. Боец не может просто так это получить, он обязан расписаться в раздаточной ведомости. И по факту демобилизации он обязан это сдать. Все! По-моему, идеальное решение.

- Наверное, да, хотя я знаю людей, которые скажут: ну, и пускай резервист потом унесет этот бронежилет с собой - уже у человека будет свое средство обороны…

- Знаете, сейчас я скажу одну крамольную речь…

- Валяйте.

- Вот эти все «майдановцы» - пускай идут на**р. Вот эти все идиоты, кричащие, что у нас, как в Швейцарии, у каждого в доме должно быть оружие, - это психически неуравновешенные люди. Господи помилуй, если у каждого из нас в доме будет оружие! Да тогда Гарлем по сравнению с Украиной будет просто райским безопасным местом!


- А вам резонно скажут: да кто ты такой, чтобы судить? Ты же к армии не имеешь никакого отношения!

- Абсолютно! Конечно, я не имею никакого отношения к армии - только я теперь лечу раненых в том бою, когда Национальная Гвардия уносила ноги. Со своим славным БТР-4е при первых же выстрелах развернулась - и убежала. Это известный факт.

- Где это случилось?

- Под Семеновкой, первый бой 79-й бригады, три недели тому назад, когда они шли на Красный Лиман. И вот что главное: убегали они так качественно, что кормой БТР-а разнесли в лепешку две кабины ГАЗ-66 десанта. И раненые бойцы-десантники вытаскивали зажатых водителей. А Нацгвардия лупанула оттуда!
...


- Историй много, истории разные, и все эти истории почему-то всегда пронизаны каким-то непониманием тамошних полевых пацанов.

- В чем заключается это непонимание?

- Почему с ними так глупо себя ведут? Почему убивают? Почему их бросают заниматься тем, что они делать не умеют?
Вот, мы ночевали…(долго думает. - ред.) …ну, условно говоря, в одной группе о-о-чень таких «специальных специалистов». Это уникальнейшие специалисты. То есть в группе не было звания ниже, чем капитан. Это спецы, которые ежегодно по три месяца проводят за границей во всевозможных лагерях подготовки спецов США, Норвегии, Чехии.

- Но это наши, отечественные ребята?

- Да-да, конечно! Наш спецназ. И они говорят: «Юр, скажи нам, вот мы - спецы, мы можем в любой день зайти ночью куда угодно - в Донецк, Луганск, Славянск, дай только адрес, мы тебе фотку сделаем с этим адресом. И войдя, мы можем сделать там что угодно, нас никто не заметит, и мы уйдем, и нас опять никто не заметит. Нас этому учили годами. Только этой узкой специализированной задаче: ночное проникновение и совершение диверсионно-разведывательных операций. Но вместо этого нас садят в уазик - и отправляют сопровождать колонну. В каждого из нас государство вложило миллионы! - а вместо этого мы ездим, сопровождаем колонну. И у нас один человек погиб. Но, во-первых, у нас группа маленькая, и на притирание к нам одного человека уходят годы. А нас используют, как банальную роту охраны».
Я подумал и говорю: «Знаете, ребята, а я подозреваю, что, во-первых, мало кто знает, что вы есть - в том числе и в силу вашей специфичности, даже в Генштабе мало кто знает о существовании данного конкретного подразделения. А во-вторых, те, кому о вас известно, даже, наверное, и не знает, как вас использовать; какие вам задачи поставить. Да если бы вам дали команду найти и вывезти этого Стрелка - вы бы это сделали…».

- А эти ребята, они подобных себе с той стороны видели?

- Слухи о большом числе российских специалистов ГРУ, кавказцев зачем-то искусственно раздуваются средствами массовой информации. И это не соответствует действительности. Да, там есть эксперты ГРУ. Да, там есть тренировочные лагеря. Там есть казаки - донские, кубанские и прочая гопота. Там есть кавказцы. Но их не так много. И это было неприятнее всего - осознать, что мы действительно боремся против своих же. Тупых, спитых, зазомбированных. Шахтеров, десятилетиями живших по принципу: шахта-водка-телевизор; шахта-водка-телевизор. А тут о-о-о, автомат дали!

- То есть применяемый многими термин «гражданская война» в данной ситуации верен?

- Да, это и есть гражданская война. Просто ни одна гражданская война не случалась сама по себе. Всегда есть третья сторона, которая ее поддерживает и подливает масла в огонь. У нас классическая гражданская война. Она закапсулирована у нас на крошечной территории. А все эти рассказы про то, что местное население спит и видит, чтобы их освободили, - ***дь, пойдите, освободите себя сами! Там этих террористов реально не так много. И если у вас есть желание - пойдите, освободите. Но этого же не происходит! И нашим в местных магазинах не продают воду, сигареты.
У меня была моя личная история. Под Угледаром мы проезжали через крошечный поселочек. И на центральной улице увидели автомагазин, а рядом с ним - продуктовый. И пацаны пошли фильтры купить для уазика, а я - воды купить. Ну, и я ж по форме там езжу, с оружием. И я подхожу к магазину, а она у меня перед носом дверь захлопывает и кричит: «Нет, ни в коем случае!».

- То есть она поняла, что вы из «киевских войск»?

- Ну, нашивки, все ж есть. И так случайно получилось, действительно не хотел, но я разворачивался, и на ремне прикладом автомата разбил стекло. Она начала кричать: «Вот, «Правый сектор», «Правый сектор»!»…В общем, все как всегда. Я говорю: да возьми вот 200 гривен, я реально не хотел разбивать твое стекло.

- Взяла?

- Взяла. И при этом через дорогу - точно такой же магазинчик. И там в окошке висит маленький сине-желтый флажочек. И продавщица зовет меня. Понимаете? Это одно село, одна дорога и два стоящих друг напротив друга магазина. Это гражданская война, это она и есть. Это непридуманная история, это то, что происходило со мной лично.
...


- Ощущение того, что вы реальные жизни людей спасли, греет?

- Да больше 100. Это то, что я знаю.

- А как вообще это можно посчитать?

- Да как - осколки передают, пули, дырявые бронежилеты просят отремонтировать.
*****
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 234 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →