u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Category:
  • Mood:

Штрассер, шпионские игрища и ""чОрный фронт". Ликбез о пользе высосанной из пальца ахинеи...



История Отто Штрассера, человека, слишком серьёзно воспринимавшего слова “социалистическая” и “рабочая” в названии НСДАП, намного насыщеннее, динамичнее и запутаннее, чем судьба его старшего брата Грегора. Местами она даже начинает напоминать фантастическую шпионскую историю, разыгранную в реальности. Напомню, что в начале июля 1930 года Отто Штрассер демонстративно покинул нацистскую партию. За ним почти никто не последовал; как оказалось, в партии фактически не было социалистов, да и вообще людей, способных теоретически мало-мальски обосновать собственную политическую позицию. Даже сам Отто был вынужден признать, что своим выходом из НСДАП он мало чего добился: “Решение Грегора остаться в партии убедило абсолютное большинство штрассеристов в том, что они могут поступить так же, не становясь предателями своего дела”.

Оставив НСДАП, Отто основал собственную партию - Союз революционных национал-социалистов, заявивших, что именно они являются “подлинными” национал-социалистами, а НСДАП “продалась капиталистам и стала наёмником капитала”. Гитлер очень болезненно воспринял появление этой политической организации, активно дискредитирующей его политику в предверии выборов в рейхстаг. В качестве ответа Геббельс ответил хорошо организованной пропагандистской кампанией, а Гитлер запретил под угрозой немедленного исключения членам НСДАП поддерживать какие-либо отношения с партией Отто Штрассера. Естественно, что не остались в стороне и СА, развязавшие настоящий террор членов штрассеровской организации. Всё это никак не способствовало росту новой партии, у которой вполне хватало и своих внутренних изъянов: она не имела надёжного источника финансирования, не было собственного печатного органа, не было прочной социальной опоры в обществе. Имидж противников гитлеризма, но при этом остающихся национал-социалистами, образ экстремистов - сторонников политики “катастроф” и поголовной национализации имущества, для которых идеалом является человек “внушительного вида с бомбами в руках и без намёка на страх в глазах”, запутывал одних и отталкивал от Отто других. Тогда Штрассер постарался увеличить ряды своих сторонников за счёт привлечения членов военизированных ненацистских формирований, таких как “Сталхелм”, “Вервольф” и “Юнг Дойче Орден”. В своей массе это были довольно потрёпанные остатки старого фрайкора, по тем или иным причинам не слившиеся с СА. Однако фрайкоровцы были тесно связаны с рейхсвером, что заставило Отто искать уже выходы на военных. Он нашёл нечто похожее в лице группы “Таткрайс” (Tatkreis - “Группа действия”), с которой заключил негласный союз.

Это был по словам Отто “союз интеллектуалов”, т.е. докторов, юристов, учёных и военных. Последние состояли в “Таткрайс” подпольно, т.к. личному составу рейхсвера строжайше запрещалось входить в любых политических объединениях. Возглавлял союз социалист доктор Зере, его заместителем был Ф. Фрейд - помощник начальника Аграрно-политического управления НСДАП Вальтера Дарре, а одними из тайных армейских сподвижников - будущие ключевые фигуры Июльского антигитлеровского заговора 1944 года граф Клаус Шенк фон Штауффенберг и Альбрехт Мерц фон Квирнгейм. “Таткрайс” в целом имела социалистическую направленность, старалась в лучших массонских традициях расставить “своих” людей на ключевые государственные посты и раз в месяц издавала журнал “Die Tat” - “Действие”, где довольно путанно и пространно рассуждалось о грядущем “золотом” веке социализма в Германии.

Очень скоро, в конце лета 1930 года Отто Штрассер слил собственный Союз революционных национал-социалистов и “Группу действия” в единую организацию под названием “Schwarze Front” - “Чёрный фронт”, причём Союз революционных Н-С стал легальной - политической “надводной” частью организации, а “Таткрайс” - тайным “подводным” руководящим ядром. Пожалуй, это была самая загадочная организация левых в Германии 30-х гг., хотя бы потому, что точные конкретные сведения о её существовании приводит только сам Отто в своей книге “Гитлер и я”:
“Это была разновидность масонской организации, которая пустила корни в каждом классе, касте или партии германского общества. Руководящее ядро организации, которое я возглавлял, состояло из верных друзей, порвавших с нацистами и официально сотрудничавших с Чёрным фронтом. Остальные члены организации оставались в тени. Таким образом, слово “чёрный” в названии Чёрный фронт означало невидимость и неуловимость наших действий для немецкого общества.
Чёрный фронт должен был стать “школой офицеров и сержантов Германской революции”. Эмблемой официальных членов партии была булавка в виде скрещённых меча и молота. Вместо “Хайль Гитлер!” мы кричали “Хайль Дойчланд!..”
На “кружках”, как назывались наши тайные собрания, офицеры стояли плечом к плечу с тред-юнионистами и пылкими молодыми интеллектуалами. У членов Чёрного фронта были звания, как принято и в массонской ложе. И такие “кружки” существовали во всех больших гарнизонных городах и промышленных центрах”.

Дальнейшая информация о “Чёрном фронте”, имеющаяся в распоряжении современных историков довольна скудна и неполна. Известно, что очень скоро военные покинули “Фронт”, чтобы по большей части вступить в набирающую силу НСДАП, так что Отто так и не удалось наладить связей с рейхсвером. Не менее неприятным сюрпризом для Отто Штрассера стало враждебное отношение к его организации со стороны КПГ. Известно, что своим легальным крылом - Союзом революционных национал-социалистов, “Фронт” принял участие на сентябрьских выборах 1930 года в рейхстаг, но провалился, не набрав сколько-нибудь значительного количества голосов. После этого поражения легальное крыло штрассеровской организации распалось на отдельные, практически самостоятельные группы, беззащитные перед полицией и СА. Дальнейшая политическая деятельность в 1930 - 1932 годах Отто Штрассера свелась к пропаганде пролетарской революции, к привычным попыткам дискредитации с помощью печати политики НСДАП и её фюрера, которому Отто приклеил ярлык “изменника революции”. Заодно досталось и Гиммлеру, которому Штрассер придумал прозвище “чёрный иезуит”. Стоит отметить, что за время нахождения на посту главы “Чёрного фронта”, Отто не возглавлял ни одну официальную политическую фракцию. 4 декабря 1932 года, на следующий день после того, как канцлером Германии стал благоволивший к нацистам генерал Курт фон Шлейхер, деятельность “Чёрного фронта” попала под запрет, а все его газеты были закрыты. “Фронт” полностью перешёл в подполье, что поставило его вне закона и дало повод правительству использовать против Штрассера всю мощь государственного полицейско-сыскного аппарата, в значительной мере дополненного “добровольными помощниками” из СА и СС. 30 января 1933 года канцлером стал Гитлер, а 28 февраля после поджога рейхстага он получил от Гинденбурга “карт-бланш” на репрессии против левых и коммунистов. Это стало окончательным приговором “Чёрному фронту”:
“В течении недели в Берлине были арестованы сотни членов Чёрного фронта. Волна арестов прокатилась и по провинции, за исключением Баварии и южной Германии...”

Отто был вынужден бежать из Берлина сначала в Тюрингию, оттуда в Баварию, и, наконец, в исторический Тевтобургский лес. Полиция шла по пятам, а штурмовики получили приказ не останавливаться и перед физическим уничтожением лидера “Чёрного фронта”. В отчаянии, Отто отдал своим товарищам по “Фронту” распоряжение, по тону больше похожее на приказ “Спасайся кто может!”:
“Я приказал всем членам Чёрного фронта, которые были неизвестны полиции, идти в армию, вступать в полицию, СА, СС и продолжать свою деятельность внутри этих организаций. В перспективе этот процесс мог бы привести к разложению самых преданных ему (Гитлеру - u_96) войск”.

На языке профессиональных разведчиков подобное называется “внедрение агентуры”, и впоследствии именно этот поступок Отто сделал его буквально “звездой первой величины” для всех разведок стран антигитлеровской коалиции, а заодно и для разведывательных служб самого третьего рейха. Попутно давным-давно уничтоженный “Чёрный фронт” воскрес в виде некоего неосязаемого фантома, за поддержку которого или за борьбу с которым некоторые погибали, а другие умудрялись получать даже чины и награды...

Вскоре Штрассеру пришлось окончательно распрощаться с Германией и переехать в Австрию, а оттуда в Чехословакию, в столице которой Отто якобы официально основал заграничную штаб-квартиру “Чёрного фронта”, что было чистейшей фикцией, так как в Германии никакого единого “Фронта” уже не существовало, а связи с его остатками были довольно слабыми и ненадёжными. Здесь же, в Праге Отто стало известно о гибели своего старшего брата Грегора.

Гитлер не забывал о своём старом противнике - постоянно продолжались попытки агентов тайной полиции гестапо похитить или убить Отто Штрассера. Под нажимом Берлина чехословацкие власти выслали Отто из страны. В итоге, он на короткий срок оказался в 1935 году в Швейцарии, где написал и издал книгу “Варфоломеевская ночь в Германии”, посвящённую жизни и гибели своего брата. В этой книге впервые открыто всплыло название “Чёрный фронт” и приказ его членам поступать на службу в гитлеровские организации. Это повлекло за собой массу загадочных событий, которые первый директор ЦРУ Аллен Даллес позже мрачно назвал: “Самой большой пустышкой в истории разведки”.

В единичных экземплярах книга Штрассера попала в Германию, где её самым внимательным читателем оказался аналитик из центральной информационной картотеки нацистской службы безопасности СД - Вальтер Шелленберг.

Не оставили без внимания эту книгу и англичане, так что когда после Швейцарии Отто оказался в Лондоне, он тут же попал в поле зрения МИ-5 - разведывательного отдела английской службы “Интиледженс сервис”. В предверии надвигающейся войны англичан активно интересовала агентура “Чёрного фронта” внутри НСДАП, вермахта и СС, но как раз тут-то Отто им ничем помочь не мог - у него просто не было связей со своими бывшими товарищами. И тогда “Интилидженс сервис” сама занялась поисками контактов с немецкими оппозиционерами. Долгие старания ни к чему не привели - как англичане не старались, они так и не смогли обнаружить в Германии ту мощную, всеохватную, глубоко законспирированную антигитлеровскую организацию, столь убедительно описанную Штрассером. Они уже стали сворачивать свои поиски, когда 8 ноября 1939 года в достопамятной мюнхенской пивной “Бюргербройкеллер” была совершена попытка с помощью бомбы уничтожить Гитлера.

Это событие всполошило не только иностранцев - в поисках террористов были подняты на ноги все спецслужбы Германии. Одной из них - группой IV E 4-го управления Главного управления имперской безопасности (РСХА) к тому моменту руководил как раз вышеупомянутый Шелленберг. Как и в любом другом тоталитарном государстве, в фашистской Германии существовало несколько конкурирующих между собой разведывательных служб. Помимо группы Шелленберга разведкой занимались: абвер (военная разведка и контрразведка) под руководством адмирала Канариса и гестапо (тайная государственная полиция) группенфюрера СС Мюллера. Все три германские разведорганизации вели между собой непримиримую борьбу за влияние, посты, чины и награды. Из случая же с “Чёрным фронтом” наибольшую выгоду умудрился извлечь Шелленберг. Пока его соперники - Канарис и Мюллер тщетно искали заговорщиков среди немцев, Шелленберг, очевидно вспомнивший о книге Штрассера, составил для своего непосредственного шефа - Г. Гейдриха пространный доклад о причастности к покушению Отто Штрассера и его “Чёрного фронта”, чью деятельность якобы направляли англичане. Доклад пошёл по начальству, и, в конце концов, лёг на стол Гитлера. Мнительный фюрер тут же поверил в подлинность всех изложенных в нём фактов. Шелленберг получил личную благодарность фюрера и приоритет в борьбе с призрачным “Чёрным фронтом”. После этого до самого конца войны Шелленберг делал вид, что ведёт тяжёлую непрекращающуюся борьбу с заговорщиками-штрассеристами, тем самым повышая в глазах фюрера авторитет своей разведорганизации и самого себя. Шелленберг арестовывал случайных людей и фальсифицировал следственные документы, а Отто Штрассер радостно резюмировал:
“Чёрный фронт поднялся на борьбу - несмотря на неравенство сил - продолжает её с неослабевающей энергией и не оставит эту борьбу до тех пор, пока Гитлер и его сообщники не будут отправлены на виселицу!”

Англичане же, узнав через своих агентов о бурной деятельности германских разведчиков, не смогли разобраться в её причинах и посчитали её новым доказательством реальности “Чёрного фронта”. До 1944 года “Интиледженс сервис” засылало своих людей в рейх. Там их арестовывали, в подвалах гестапо и РСХА они признавались, что искали связей с “Чёрным фронтом” (что было чистейшей правдой!), после чего Шелленберг торжественно праздновал новую победу, одновременно получая от Гитлера очередные награды и привелегии. Путаница ещё больше увеличилась в 1943 году, когда к поискам “Чёрного фронта” подключились американцы. После заговора Штауффенберга, также уличённого Шелленбергом в связях с Отто Штрассером (через давным-давно исчезнувшую “Таткрайс”, Гитлер отдал приказ Шелленбергу любой ценой покончить со Штрассером. Немецкие агенты-убийцы зачастили в Англию, где “Интиледженс сервис”, используя двойника Отто как приманку, их ловило, и брало таким образом реванш за провалы своих людей в Германии. Кстати, Отто Штрассера в это время в Великобритании уже не было. Выпустив в 1940 году в Лондоне свои мемуары “Гитлер и я”, Отто на всякий случай был тайно переправлен англичанами в Канаду, где и проживал до конца войны.

После возвращения ему в 1955 году немецкого гражданства Отто Штрассер вернулся на родину. В 1969 году во Франкфурте на Майне тиражом всего в 200 экземпляров вышла его первая послевоенная книга с будоражащим названием “Mein Kampf”. Подзаголовком книги служила фраза: “Грегор Штрассер. Посмертный удар Гитлеру из Зазеркалья”. Книга посвящалась описанию судьбы старшего брата Отто Штрассера, но, что любопытно, написана она была в форме своеобразного дневника и от первого лица.

В 1973 году престарелого Отто навестил Лев Безыменский - единственный из отечественных историков, кто лично встречался с младшим Штрассером. Отто Штрассер скончался в Мюнхене 27 августа 1974 года в возрасте 76 лет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments