u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Category:
  • Mood:

Рецензия на рецензию или "Обидно мне, блин! В кои-то веки сняли что-то удобосмотримое." (с)



Оригинал взят у the_mockturtle в Сталинград: разбор разбора
А вот еще один популярный обзор. Просто чтоб вы представили, какой левой ногой, задней или передней, такие обзоры пишутся.

Далее пошёл собственно фильм. В японской Фукусиме вынимает из-под обломков немецкую девицу русский спасатель.
Ну, не в Фукусиме, а в Ниигате, и не вынимает, а успокаивает, чтоб не ревела и кислород экономила, и не спасатель, а врач, и не «волгу», а сто рублей, а так все верно, доооо.

Русскому спасателю 70 лет, что вызывает радость за наше МЧС – это ж во сколько там теперь на пенсию уходят?
Опять же, не спасателю, а врачу. Вот Рошалю, например, аккурат семьдесят – давайте и за него порадуемся.

Русский сообщает немке, что у него было пять отцов. Знакомые с творчеством Фёдора Бондарчука понять это могут однозначно: мама спасателя сожительствовала с пятью мужиками одновременно, и потому точнее отцовство установить невозможно. Это, стало быть, основная интрига фильма – кто же папа семидесятилетнего спасателя?
Налицо изящная попытка списать на Бондарчука перверсии собственного восприятия. Прям как в том анекдоте: «Доктор, откуда у вас такие картинки? Вы, часом, не извращенец?»
И вообще, если все кругом сплошь и рядом требуют, чтоб в военном фильме была душа, откуда это буржуазное стремление к «интриге»? Ну, какая интрига в быковском «В бой идут одни старики»? А в «На пути в Берлин»? А в «Судьбе человека», наконец?

И тут у спасателя начинают разворачиваться исторические флэшбеки, которых он никогда не видел и видеть не мог: он начинает рассказывать о том, что было с его матерью по ходу Сталинградской битвы. У кого-то, возможно, воспоминания гражданина, который войны не видел в глаза, вызовут недоумение, но создателей фильма подобная ерунда не тревожит.
Вероятно, потому, что создатели фильма расчитывают на зрителя с неповрежденными лобными долями, которому прекрасно ясно, что история рассказана доктором со слов его, доктора, матери. Так бывает, да.

Советские войска готовятся форсировать Волгу. Само собой, осеняя себя крестными знамениями – авторы фильма отважно показывают правду: войну победили не коммунисты-безбожники, не подонки-атеисты, а строго верующие.
Крестных знамений в фильме ровно два. Одно из них тут же обстебано молодым красноармейцем.

На берегу Волги стоят цистерны с керосином, и наступающие русские об этом знают. Но, конечно, у тупых совков не хватает ума подорвать ёмкости, поэтому их подрывают немцы, сжигая наступающих заживо.
Для того, чтобы не подорвать емкости, «тупые совки» засылают к немцам специальную диверсионную группу.

Что это – вопиющая дурость командования? Нет, просто надо было снять как горящие солдаты бегут в атаку.
Видимо, с тем же прицелом соответствующую сцену описывал в своих мемуарах Василий Зайцев. Дай, думает, напишу, чтоб потомкам через семьдесят лет было чего снимать.

Сняли. Стало не совсем понятно, зачем крестились и как так получилось, что верующих русских сожгли верующие в того же бога немцы, но авторы так видят.
Знаете, нужно очень не любить собственный народ, чтобы великолепную, сильную, страшную сцену атаки и последующий драп перепуганных немцев – истолковать в столь похабном ключе. Впрочем, возможно, господин критик болеет за фрицев – это многое объясняет.

Взрыв топлива должна была предотвратить разведгруппа, пробирающаяся в стратегически важный дом.
О, а вот и взаимоисключающие параграфы. Ведь всего парой абзацев раньше нам говорили, что «у тупых совков не хватает ума подорвать ёмкости, поэтому их подрывают немцы».

Короткая схватка с немцами, и дом захвачен. Толку от этого мало, задача не выполнена, топливо взорвано, наши солдаты погибли.
Представьте, бывает и так. В реальностях, где с первого раза решается любая задача, мы ломим, а шведы гнутся, обычно обитают разноцветные говорящие пони.

В группе есть хамоватый снайпер, этакий представитель народа, и немой разведчик. Кто и зачем его взял в разведку немого – понять невозможно, пока не посмотришь дальше. Взял его туда Фёдор Бондарчук, чтобы немой что твоё чеховское ружьё внезапно выстрелил адским монологом. Но это потом.
Да, если долго ковырять в носу вязальной спицей, то потом, при просмотре «Сталинграда», можно решить, что разведчик Никифоров – немой. Внимательному зрителю хватит одной-единственной реплики Громова вначале, чтобы понять, что Никифоров молчит сознательно; а позже закадровый рассказчик объяснит и причину его молчания.

Бойцы занимают оборону в успешно захваченном доме. Сперва выкидывают в окна трупы немцев – чтобы не воняло. В доме проживает девушка Катя, вокруг которой и начинают вращаться дальнейшие события. Не вокруг обороны дома, а вокруг Кати. Бравый разведчик Пётр Фёдоров пафосно заявляет: мы тут не родину защищаем, и не Сталина. Мы защищаем Катю! Авторам фильма очень важно заявить, что им, авторам, плевать на родину, они за неё воевать не станут. Другое дело – Катя! Тут, безусловно, есть за что жизнь положить.
Заметим, что все вышеизложенное бравый разведчик Петр Федоров говорит Кате быстро, зло и без свидетелей, потому что сам факт нахождения Кати в доме его не слишком-то радует. Но господину критику, видимо, настолько важно подвести под этот эпизод политическую подоплеку, что он и сам не замечает, как опасно участились его передергивания.

Сидение внутри дома – основная сюжетная линия фильма. Время от времени прерываемая необычными событиями. Вдруг немцы выгонят на площадь русских, чтобы принести их в жертву древним германским богам.
Нужно спать во время просмотра или быть глухим, чтобы не услышать в словах немецкого полковника слова «например» («Например, древние германцы перед битвой приносили жертвы своим богам»), а также прямого объяснения вышеописанной сцены ("Значит, они выбрасывают из окон тела наших солдат? Что ж, преподадим им урок").

Конечно, в прогрессивном и современном фильме немецкие оккупанты – тоже люди. Это мечта всех либеральных идиотов – чтобы немцев показали тоже людьми.
Такое впечатление, что абзацем выше людей на площади сжигали в каком-то другом фильме какие-то другие немцы; или сжигать людей на площади в представлении автора и значит быть тожелюдьми?

Дом, в котором засел отважный Пётр Фёдоров – это, по всей видимости, самый известный дом в Сталинграде, дом Павлова.
Домов, подобных дому Павлова, в Сталинграде было очень много. Дом в фильме – символическое воплощение всех этих домов.

Бондарчук украсил фильм про советскую армию слоганом из антисоветского фильма «Рэмбо 2» — они хотели, чтобы их любили.
В фильме «Рэмбо-2» нет такого слогана.

Вместо этого сценарист ориентировался на роман Василия Гроссмана «Жизнь и судьба» — как известно, сугубо правдивое, документальное произведение. Истинность изложенного в нём подтверждается тем, что коммунисты книгу Гроссмана не печатали, а значит, там была правда. Собственно, для интеллигентных людей этого достаточно.
Ох, ну нельзя же так бездарно палиться. Первая часть дилогии Гроссмана, роман «За правое дело», который, собственно, и лег в основу фильма, был напечатан Воениздатом еще в 1954 году.

Командир разведчиков собирает личный состав обороняющихся. Среди них оказывается некий морячок, который отказывается подчиняться бравому разведчику. Морячка тут же расстреливают. Надо понимать, у обороняющихся каждый человек на счету, именно поэтому меры настолько решительные. Некогда разговаривать, надо расстреливать – ведь именно так всё и было.
Нет, разумеется, такого никогда не было. И если какой-нибудь морячок заявлял во всеуслышанье, что дом оборонять он не собирается, а лучше пойдет домой, потому что лично ему, морячку, приказа оборонять дом никто не отдавал, его вначале долго уговаривали, а потом, если он не соглашался, снабжали сухпаем на дорожку и долго махали вслед батистовым платком.
Заметим при этом, что поступок командира принят бойцами не то чтоб однозначно: психологическая достоверность сцены налицо.

Нацист обращается к немецким солдатам – сейчас возьмём штурмом этот дом, за ним – Волга, а там уже Индия! Несёт какую-то ахинею, а на стене за строем немецких солдат – серп и молот со Сталиным. Таким образом создатели фильма неназойливо намекают, что Сталин и Гитлер – это одно и то же.
Забавно наблюдать, как абсолютная эстетическая глухота чередуется у критика с гиперсемиотизацией реальности, что само по себе является классическим симптомом невротической, в терминологии Мемфорда, ситуации. Вот когда лысая немецкая скотина жрет за прекрасно сервированным столом или капитан Кан вещает об Индии, он символизма не видит, а когда в советском городе под названием Сталинград вдруг обнаруживается серп и молот со Сталиным, ВНЕЗАПНО СИМВОЛИЗМ! Отметим попутно, что рядом со Сталиным помещены изображения рабочих, колхозников, летчиков с самолетиками – они, наверное, тоже символизируют духовное родство с Гитлером?

Сегодня тянет какашечкой по шву в художественных фильмах, а завтра объявят вне закона советскую символику и награды. А послезавтра – начнут аплодировать маршам нацистов и власовцев, как это уже происходит в Прибалтике и на Украине.
А там и соседи в замочную скважину отравляющих газов пускать начнут. Пора, пора разворачивать оптовую торговлю шапочками из фольги.

Далее бойцы снова сидят в доме и беседуют – ждут, когда закончатся 30 миллионов бюджета.
Восемнадцать раз назад эта шутка смотрелась куда как свежей.

Бессвязность сюжета наверняка происходит из-за того, что снимали десятисерийный мега-сериал.
А может, и из-за того, что не стоило игнорировать предупреждение насчет вязальной спицы.

Временами сидение прерывается очередным эксцессом: например, немец выбежал набрать воды, а снайпер его застрелил. У командира разведчиков истерика: ты что, говорит, даже звери у водопоя не жрут друг друга! Тут зрителю понятно, что сценарист смотрел мультфильм Маугли, откуда и почерпнул глубокую мудрость. Очевидно, сценарист никогда не смотрел канал Дискавери – как у водопоев звери жрут друг друга с особой яростью, поэтому его герои несут вот такую ахинею.
Ахинею несет господин критик, а в фильме показано столкновение двух жизненных позиций, двух точек зрения: капитана Громова, "профессионального героя", и снайпера Чванова, у которого такие вот фашисты убили младшего братишку, изнасиловали сестру, искалечили мать. Кто из них прав - решать зрителю.

Раскрывается тайна – кто же отец закадрового персонажа, от лица которого вещает Фёдор Бондарчук.
Ох, сдается мне, автор обзора и в детстве, когда играл в дочки-матери, тоже все допытывался, кто выиграл, а кто проиграл.

Слава тебе господи, на самом деле отец ровно один. Несмотря на то, что девушка Катя улыбается одному, целуется с другим, строит глазки третьему. Тут, конечно, недотянули. Сегодняшняя любовь должна быть однополая. Вот если бы немецкий гауптман ползал через подвал к разведчику Громову и они горячо любили друг друга – вот это была бы бомба. За такое сразу мешок оскаров бы дали.
И с таким-то богатым воображением иные люди не то что по улицам без намордника ходят, они еще и обзоры пишут на синематографическую фильму!

Постепенно дело идёт к решительному штурму. Командир разведчиков решает проявить военную хитрость – залечь и накрыться трупами. Тупые немцы зайдут, а хитрые разведчики как выпрыгнут из-под трупов – и всех зарежут! Зритель понимает, что сценарист смотрел фильм Заложница. Разведчики прячутся под трупы. Кстати, все трупы в начале фильма выкинули в окна – очевидно, трупы залезли обратно погреться.
Во-первых, в фильме нигде не сказано, что из дома были выкинуты все трупы. Во вторых, во имя военной хитрости могли и свежих подсобрать, там этого добра хватало.

А бравый командир разведчиков распарывает одному трупу живот и сперва обмазывается тухлой кровищей, а потом наваливает на себя кучу тухлых кишок – для маскировки.
Ну, кишки господин критик, положим, позаимствовал из собственных пубертатных фантазий, а что командир мажется кровищей, так он ведь в центре лежит (что особо оговаривается при планировании операции), ему обзор нужен, не получится у него под труп спрятаться.

Зрителю понятно, что сценарист смотрел сериал Walking Dead. Немцы бросают в помещение гранату, но бойцам хоть бы что – они выпрыгивают и всех убивают.
Тогда как их, разумеется, должно было разметать в клочки по закоулочкам, ага-ага.

Далее приезжают немецкие танки, открывают по дому огонь, уцелевшие бойцы вызывают огонь на себя и наша артиллерия мигом разносит дом в пыль. Непонятно, что мешало разнести этот дом немцам – видимо, необходимость снимать фильм Сталинград.
А танки, видимо, стояли за углом и только и ждали, когда Кану надоест долбаться с его единственным и вдобавок сломанным орудием.

Tags: кинорецензия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 137 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →