u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Categories:
  • Mood:

Божежмой...

Радио Финам FM. Программа "Мифы о России".
Тема: Татаро-монгольское иго.
Ведущий: "публицист, писатель, профессор и в свободное время - Министр культуры Российской Федерации" (с) Владимир Мединский. На момент записи передачи, правда, ещё не министр...
Гость: историк, писатель, доктор наук, профессор, академик Андрей Буровский.
---
"БУРОВСКИЙ: Нет, он вообще не получается никак. Но они не были рыцарями. Вообще же, конную лаву изобрели тюрки примерно в 5 веке. Они изобрели кривую саблю. Это было потрясающее изобретение, потому что меч – это, в сущности, кривая сабля.

МЕДИНСКИЙ: Кривая сабля? Давайте об этом, хотя мы отвлекаемся, но это очень интересно, в чем разница? Меч – это солидно, а сабля – ерунда какая-то, сломается.

БУРОВСКИЙ: Это очень солидно, но дело в том, что очень солидный меч очень длинный большой топор.

МЕДИНСКИЙ: Двуручный, как у этих, как у Эйзенштейна в Александре Невском.

БУРОВСКИЙ: Возьмите настоящий меч, Эйзенштейновский это выдуманный Эйзенштейном меч, не двуручный, а обычный меч для фехтования. Это просто топор, только длинный. Им может фехтовать только сильный взрослый дяденька. Он тяжелый и он рубит, пробивает.

МЕДИНСКИЙ: Ну, в принципе, только рубить, а колоть им не удобно.

БУРОВСКИЙ: А сабля, она режет и рассекает. Пользоваться саблей может даже женщина и подросток. Сабля отличается от…

МЕДИНСКИЙ: Но сабля же сломается, если биться. Если у русского дружинника меч, а у монгольского всадника сабля, он же ее просто сломает, два-три удара - и все.

БУРОВСКИЙ: Вы знаете, почему-то история этого не подтверждает. Более того, фехтование на саблях и мечах, оно в наше время уже делалось. И разница в чем? Меч требует другой моторики, других психофизиологических качеств человека. Воин должен быть очень сильный, наносить короткие удары. Мало, но очень сильных ударов. Бой более статичен, он менее динамичный, менее быстрый.

МЕДИНСКИЙ: Собственно именно так в Западной Европе рыцарь всегда старался мечом помять либо рассечь латы.

БУРОВСКИЙ: Конечно, это было самое главное.

МЕДИНСКИЙ: То есть смысл такой.

БУРОВСКИЙ: Более того, нужно было ударом этого меча опрокинуть противника. Если он упал – он уже проиграл. И не потому что такие латы тяжелые что не встанет, он встанет, но ему никто не даст встать. Ему же можно помешать. А сабля рассекает, пусть не латы, латы держат удар сабли. Но она позволяет наносить много ударов на протяжении того же времени. Когда в Шахнаме описывается могучий перс-всадник и тюрок с саблей. Описывается тонкий юноша, который быстро, как будто танцует, вокруг перса. А перс рубит мечом и попасть не может. Вот принципиально другая картина боя.

МЕДИНСКИЙ: А монголы Чингисхана были вооружены, таким образом, классической восточной саблей.

БУРОВСКИЙ: Да, кривой саблей. Которая уже была заимствовано монголами у тюрок к тому времени, причем давно.

МЕДИНСКИЙ: Плюс знаменитый лук, который якобы пробивает кольчугу.

БУРОВСКИЙ: Лук как раз у всадника короткий, он не может пробить латы ни коем образом. Он просто меньше по размерам. Потому что из лука стрелять стационарного…

МЕДИНСКИЙ: Как стреляли английские лучники времен столетней войны. Вот эти луки, говорят, пробивали.

БУРОВСКИЙ: Эти луки действительно могли пробить вражеские латы.

МЕДИНСКИЙ: Вблизи особенно.

БУРОВСКИЙ: Но заметьте, это свободные люди, крестьяне, который, однако, могли содержать или одного из сыновей в качестве лучника, или феодалы помогали этим мужикам держать такого рода ополченцев.

МЕДИНСКИЙ: Вы имеете в виду английских лучников?

БУРОВСКИЙ: Да и один из королей, Ричард Львиное Сердце, даже приказал во всех приходах по воскресеньям всем лучникам тренироваться.

МЕДИНСКИЙ: Но это касалось, это очень интересная история, она касалась Уэльса. Это было не во всей Англии, а именно в Уэльсе, где валлийские крестьяне были самыми лучшими, именно оттуда вербовалась элита английской пехоты, лучников.

БУРОВСКИЙ: Одним словом нужен лук, составной, сложный лук, длинной примерно метр восемьдесят.

МЕДИНСКИЙ: Выше человеческого роста.

БУРОВСКИЙ: Да, усложненный. Нужен человек, который всю жизнь тренируется пользоваться луком. Не просто любой человек.

МЕДИНСКИЙ: Любой человек никогда не натянет тетиву.

БУРОВСКИЙ: Совершенно верно.

МЕДИНСКИЙ: Даже специально подготовленный, сильный современный человек не натянет тетиву.

БУРОВСКИЙ: То есть даже современный культурист не натянет. А если мы даже с вами подходим к луку, нам ее натягивают, только стреляй. Мы это не сможем сделать. Причем, из винтовки научат стрелять, с дробовика, требуется в среднем две-три недели современному человеку, чтобы нормально стрелять. А из лука учат стрелять годы. И в этом же разница между саблей и мечом. Мечом учатся владеть всю жизнь и не всякий научится. А саблей можно научиться на протяжении считанных месяцев. И научится почти всякий, кроме совсем уж хилого, совсем уж глупого, совсем уж убогого."
Читать пЁрлы полностью: http://finam.fm/archive-view/249/

На десерт оттуда же:
"МЕДИНСКИЙ: Смотрите, Евпатий Коловрат – яркая страница истории. Я просто недавно читал изыски очередного нашего историка, который упорно доказывал, что Евпатий Коловрат – это сказка, выдуманная от первого до последнего слова, что этого не могло быть никогда, что не могло 200 воинов сопротивляться так долго монгольской тьме, что монголы не могли проявить благородство и пощадить никого в этом случае и пр.
БУРОВСКИЙ: По этому поводу могу сказать первое, разумеется, хорошо вооруженные профессиональные воины могли сопротивляться организованной, разбитой на десятки, но толпе степных мужиков, сидящих на лошадях. Таким же образом 300 спартанцев удерживали 800 тысяч персов в ущелье..." (с)

800 тысяч персов. В Фермопилах. И это говорит не покойный Ктесий Книдский, а вполне ныне здравствующий доктор наук и академик. Блядь, пойду сгорю со стыда за нашу профессуру.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 142 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →