u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Category:
  • Mood:

Из летописей Тридевятого царства – 8

Царь Салтан долго и пристально рассматривал своё яйцо…

Потом почесал его о трон. По некотором размышлении самодержцу показалось этого мало, так что он сгрёб второе яйцо и вместе с первым полирнул о полу своей соболиной мантии. Вытянул руку. Полюбовался на достигнутый сверкающий эффект.

Присутствующая тут же в тронной зале боярская дума затаила дыхание. Верноподданнически.

- Вот! – со значением, наконец, объявил монарх, выразительно зыркнув на подданых.

Те зашушукались.

- Вот, что значит добавка в комбикорму золотого песку!

Бояре дружно зааплодировали, но Салтан их властно прервал:

- А кто? Кто сие придумал? Кто довёл продукцию курочки Рябы до девяносто девятой пробы?!..

- Ты! Ты, царь-батюшка! Ты, отец родной! Ты, государь-надёжа! – наперебой загомонили бояре.

- А что нового придумали вы? Где, язви в печень, ваши… эти… как их?.. – царь задумчиво щёлкнул костяшками пальцев.

- Инновации, - поторопился подсказать думный боярин Примаков-Покусайло.

- Сам знаю, что ирригации! – Салтан зло дёрнул щекой, - Короче, где они – вот эти самые, которые вот эти?!

Бояре пристыжено уставились в пол. Те, что сидели подальше от трона даже начали горестно подвывать и рвать на себе волосья. Превентивно и потихоньку.

Меж тем Салтан распалился не на шутку:
- Держава семимильными шагами прётся в это… как его?.. да ёшкин дрын же?!.. ах, да! - ВеТеО!.. Текущий мОмент, так сказать, требует, чтобы! А вы?!!..

- А мы – вот, - ловко вклинившийся в паузу Примаков-Покусайло, протянул государю-надёже затейливый малогабаритный предмет из металла.

- Чего это? – Салтан опасливо отодвинулся.

- А это вот, чтобы так, так и вот так, - пояснил думный боярин, подчёркнуто широко разевая рот и сопровождая свои слова манипуляциями с таинственным предметом.

- Да на рожна эта хрень нужна? – удивился самодержец, - У нас на Руси-матушке испокон веков ручищами-кулачищами обходились. Прямо ими всё и делали. И в избе, и за столом, и на бранном поле.

- И – в храме божьем, - поддакнул кто-то из бояр, но, испугавшись, что посмел перебить самодержца, тут же заткнул себе рот. Двумя кулаками. Сразу.

Самодержец, однако, нонеча был в благостном расположении духа, а потому лишь милостливо кивнул.

- И – в сортире, - осмелев, продолжил кто-то ещё и удостоился ещё одного либерально-августейшего кивка.

- И в постели бывалоча – тож руками… - подал голос кто-то третий и осёкся.

- Но – только ради приобщения к общеивропейским ценностям! – немедленно уточнил Салтан, который вообще-то был против рукоблудия.

- Государь, моя инновация - это ж новый технический уровень! – Примаков-Покусайло под бородой аж весь зарделся от волнения, - К тому ж уся Ивропа уже вот такенные штукенции пользует. Везде они разрешены, везде они в ходу. Самый распоследний смерд заморский ея купить могёт.

- Ты, боярин, не кипешуй, - государь наставительно покачал августейшим пальцем, - Обдумать надобно всё хорошенько. Вот разрешим мы у нас эти штукенции пользовать, а дальше что? Ну как наш возьмёт эту хрень, да соседу – в глаз?! Народ-то у нас – того… Тёмный, необразованный. Не то, что в Ивропе… - вдруг взгляд Салтана наткнулся на задремавшего воеводу, - …Полкан!!!

- …Ась? Чо?!.. В седло! Не посрамим!.. – воевода во сне свирепо рванул из ножен саблю, - …Руби их в песи! Круши в хузары! Урааааааааааа!.. – на этом месте Полкан наконец-то навернулся с лавки на пол и открыл глаза.

- А ну-тко, соколик, ответствуй не чинясь: чего думаешь об вот этом?

- Яйцо – две штуки! В наличие! Как есть – золотые! Хочу! – гаркнул воевода, лёжа вытягиваясь во фрунт и поедая начальство глазами.

- Да я не про то, - царь скривился.

- А жаль, - воевода печально вздохнул.

- Но-но!.. – царь хотел-было покачать пальцем, но в последний момент передумал, сочтя это тавтологией, - Я тя, дуб орденоносный, про иную штуковину пытал, - и показал, про какую.

- Про эту? – воевода кряхтя поднялся и, бряцая кольчугой, приблизился к трону, - Про эту имею докладАть следующее: штуковина – одна штука, из железки деланная, маленькая – короче копья аль рогатины - короткоствол прям какой-то. Мелкая – легко прятать, а потом, есличо – ррррраз – и в глаз! А можно вот этак – от бедра, да - по яйцам! А можно – навскидку и в пузо!..

- Вот! – Салтан плюнул-таки на тавтологию и вновь задействовал указательный палец в положении «к потолку», - А я что говорил?!

- Но, государь, можно продавать вышерекомое изделие не абы как, а по лихсензии. И чрез то великую приятственность для казны учинить, - попробовал ещё побарахтаться Примаков-Покусайло.

- На фиг! – отрезал государь-надёжа, поджав губы. Подумал и пафосно бабахнул: - Благо и здоровье граждан наших для меня превыше всего!..

Дума перестала шушукаться и удивлённо вытаращилась.

- Ну… Так принято говорить в Ивропах, когда надо чего-ндь брякнуть, а чего – не знаешь, - поспешил поправиться Салтан.

Облегчённый выдох бояр был ему ответом.

Думный боярин понуро хотел-было сграбастать не проканавшее изделие в обратку, но государь перехватил боярскую руку:
- Ты того - не торопись. Есть у меня одна идея…

Примаков-Покусало поклонился и сделал шаг назад, а царь величественно восстал с трона и подбоченился:
- Мнится мне, братья и сёстры, что надо нам за Отчизну порадеть… Добровольно.

«Ща опять денех потребует на нужду Державы!» - прозорливо подумали все. И ломанулись вон, но стража заступила государcтвенным мужам дорогу.

- Ша! Стоять, аспиды! – рыкнул Салтан, - Сгною!!!

Это сработало. Все порскнули по лавкам, где верноподданнически и затаились.

- Собственно, к чему я это, - государь задумчиво покрутил в руках предложенную думным боярином приблуду, - Наша чернь, иначе говоря – э-лек-то-рат (Салтан любил умные словечки) к этому ко-рот-ко-ство-лу ещё не готов…

Присутствующие с умным видом закивали.

…А потому, - Салтан тяжело вздохнул, - придётся нам, бояре, принять удар на себя…

Все в ужасе вздрогнули. Но царь ещё не закончил:

- …Да-да, принять удар на себя, поелику есть мы наипервейшие люди государства Рассейского. Стало быть, попустительством Божьим и не щадя живота своего, испытаем мы хрень заморскую сперва на нас… в смысле – на вас. Потому что, кто ж допустит рисковать моей-то особой? Верно я говорю, бояре?..

Бояре промолчали. Громко.

Удовлетворённый царь кивнул и произвёл ртом повелительный чмок. Вот так и получилось, что вилка в Тридевятом царстве-государстве была легализована только через 112 лет…
Tags: из летописей
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments