May 9th, 2020

Вежливость

Сложно устроена наша жизнь...

20090623-berlin
Вот, например, один из моих прадедов воевал в Первую мировую под Сарыкамышем в Кавказской армии. И начштаба в той армии был Юденич. Потом этот же прадед воевал против того же Юденича, но уже в Гражданскую и за красных. А лучший друг прадеда и однополчанин по Кавказской армии воевал в Гражданскую за Юденича, потом оказался в Эстонии, потом вернулся на Родину под Рязань, и никто его за службу белым не шлепнул. А в Великую Отечественную пошли сыновья прадеда и его лучшего друга воевать уже против немцев. У прадеда оба сына с войны вернулись живыми и целыми, а у его лучшего друга из троих сыновей – один и без ноги.

А у моего отчима отца призвали в 1941-м. А до этого отца отчима за что-то там по колхозной линии под суд загнали и дали какой-то чумавой срок, но уже через год отпустили. В 1943-м где-то под Харьковом отец отчима пропал без вести, но сам отчим об этом узнал не скоро. Он вместе с матерью и сестренкой не успел эвакуироваться и попал в Белоруссии под оккупацию. А потом немцы уничтожили их деревню почти со всеми жителями. Уцелело человек пять – не больше. Это были те, кто сумел пережить сожжение деревни, попрятавшись по погребам. Отчим с его матерью выжили. Сестренка задохнулась. Жить на пепелище было невозможно, и мать с маленьким сыном подалась в соседнее село. Там они и дождались освобождения. Через какое-то время после окончания войны отчим приехал в Москву, закончил там «бауманку», после чего стал заниматься системами наведения ЗУР и приложил немало усилий к созданию С-300. Но это уже было после Великой Отечественной, а во время войны…

Во время войны по ее дорогам колесили оба моих деда.

Леонид Ильич. Войну закончил в звании гвардии старшего лейтенанта. На «полуторках», «студебеккерах», «виллисах» и «доджах» прошёл «финскую», «дорогу жизни», Курскую дугу и т.д. 45-ый встретил в Кенигсберге. До конца жизни - самая любимая песня: «Эх, дороги!..»

Иван Иванович. Войну закончил в звании майора. Связистом с боями прошёл от Ленинграда до Праги. После войны служил в Берлине, где у него родился старший сын - мой отец.

Мда…

9 мая 1945 года. Предместье Берлина Карлсхорст. В 0:43 по московскому времени начальник Верховного главнокомандования Вермахта генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель поставил закорючку под документом, который по-немецки назывался довольно затейливо — «Bedingungslose Kapitulation der Wehrmacht». По-русски тот же текст назывался куда понятнее — «Акт о безоговорочной капитуляции Германских вооруженных сил».

О дальнейшем Леонид Ильич вспоминал так: «Хорошо помню тот вечер. Сижу, ужинаю... В смысле — ем оставленную с обеда кашу. Ем в первый раз за день, потому что до этого двое суток без передыха мотались в Пиллау и обратно. В пять утра я, получив разрешение, просто выключился. Проснулся где-то в шесть. Еще удивился, почему никто не разбудил раньше?.. Вдруг — топот ног по лестнице, и от удара ноги распахивается дверь. Я чуть котелок на себя не опрокинул — к кАбуре дернулся... Мы ж в Кенигсберге стояли — черт его знает, кто там по лестницам шастает... Гляжу, а это — наш зампотех. И лицо у него такое... испуганное. Спрашиваю: «Что случилось?» А он в ответ: «Ленька, война кончилась!» Я так и сел. А он дальше побежал».

Иван Иванович из подробностей окончания войны в Праге упоминал все ту же страшную усталость и то, что люди как с ума посходили – бросились палить в небо из всего, что было под рукой: «Ну, а как? Это же Победа».

Да, это была Победа. Выстраданная. Неимоверная. Долгожданная. Одна на всех.