October 20th, 2011

Sniper

"Ах, какой был мужчина... Настоящий полковник!" (с)


Оставшись после падения Триполи в своей стране, он был надёжно гарантирован от "попадания в плен". Оставшись в своей стране, он был обречён на смерть в 100% из 100. Ибо "брать в плен" его никто не собирался изначально. Это было понятно всем, в том числе наверняка и ему самому. Это столь же понятно, как и то, что без мощнейшей помощи извне т.н. "повстанцы" против режима полковника не посмели бы даже пукнуть...

Но за пределами своей страны он на хер не был никому нужен. Ибо весь мир, включая былых сотоварищей, демонстративно повернулся к ливийскому Валтасару задницей. И это полковник тоже наверняка прекрасно понимал. Как говорится, מְנֵא מְנֵא תְּקֵל וּפַרְסִין

И полковник выбрал то, что выбрал...