October 18th, 2010

Вот Такие Мы Лихие Мужеложству Вопреки!

Владимир солнечный. Осенний...

Шибко устал, посему буду лаконичен. Прихватив разлюбезную Супругу мою a_k_e_l_a и Дрон-Дроныча, а тако ж - подвернувшуюся под руку ejidna с её младшим сыном Николя, смотались вчера в, попутно устроив очередной тест-драйв "Примере".

Не знаю уж как чувствовал себя "Ниссан", а вот мы оторвались по полной. Владимир, впрочем, тоже. И неожиданно ярким солнцем, и вывесками, и своими красотками. Шо-таки характерно, чем больше их кавалеры в связи с осенью укутывались, тем больше красотки заголялись. Снизу, хе-х. :)

Дрон-Дроныч и Николя, познакомившись в Золотых воротах с диорамой "Саморешительнейший штурмозахват татаро-монголами Владимирского Владимира", принялись жутко переживать за русичей и требовать хэппи-энда...

Андрюха состроил такое лицо, что я почти услышал его антимонгольский вопль: "Сарынь на кичку! Руби их в песи! Круши в хузары!"

С трудом оттащил раздухарившегося отрока от ятагана...

"Примера" во время автопробега вела себя просто отлично.

Итак, ахтунг, куча бессистемных фоток.



Collapse )



Collapse )
ПыСы. Фотозаметки ejidna о нынешнем владимирском покаталове см. тут http://ejidna.livejournal.com/209215.html
Sniper

«Скажите, где тут сирийцы?» (с)



david_2:
"Командир танкового взвода Офер Глузман начал войну Судного Дня в составе 71-го батальона танковой школы, переброшенного на Голаны на усиление 7-й танковой бригады. С 7-го октября воевал в составе роты «мем» 77-го батальона 7-й бригады. Рассказ описывает третий бой в Долине Слёз (Эмек А-Баха)...//
...Мы с Ноахом спускаемся с рампы и едем десять-двадцать метров за Амноном. Сабах сообщает, что нет дежурных снарядов, и надо заполнить снова. «Я быстро, и много всё равно нет», - говорит Сабах. Счастье заряжающего. Много нет. «Что у нас есть?» - спрашиваю я. «Шесть фугасных и два фосфорных», - говорит Сабах. «Ладно. Заряжай». Я останавливаюсь за насыпью базальтовых камней, выкорчеванных киббуцниками Эль-Ром, и перезаполняюсь. Ноах слева делает то же самое. Три-четыре минуты спустя я смотрю на Ноаха, а он смотрит на меня, и без разговоров мы начинаем двигаться. Разворот Ноаха шире моего, и как только он проходит каменную линию, из-за нее выскакивает Т-62, его пушка направлена прямо на Ноаха. Йоав кричит: «Танк!» и выстреливает снаряд, который был в стволе. Был фосфор. Вообще-то с пяти метров фосфор тоже уничтожает танки. Хлопья фосфора капают вниз на наш танк. «Шараби, налево сильно. Йоав, следи за сектором». Я объезжаю горящий танк. «С чего вдруг фосфор?» - спрашиваю я Сабаха. «Это то, что было сверху, я и зарядил. Какая разница?» Действительно. Какая разница. По внешней связи я слышу, как Ноах говорит: «4, спасибо». «Оставь второй фосфор на конец», - говорю я. «Заряжено». На этом этапе у Сабаха нет вдохновения беседовать. Я думаю, что Сабах впервые понял, что снаружи опасно, когда хлопья фосфора упали внутрь танка. Он мигом понял, что это тот фосфор, который мы только что выстрелили. Тот факт, что его части возвращаются самостоятельно, сразу объяснил ему, что дистанция от противника так себе.

Перед нами толпы сирийских танков на плато при выходе из вади. Мы выстреливаем два фугасных и уничтожаем два из них. Остальные продолжают подниматься. Как будто ничего не произошло. Амнон сдает назад, останавливается возле Ноаха и говорит ему, что левый убит, и он эвакуируется.

Значит, так. Ноах и я. Этого должно хватить. А что такого?! Чувство, что меня не могут задеть, усиливается. То, что до сих пор было ощущением, становится ясным знанием. Меня не могут задеть. Я непробиваемый..."
http://david-2.livejournal.com/333329.html?view=9513233&style=mine#t9513233

P.S.