?

Log in

No account? Create an account
Вахтенный журнал стареющего пирата

> Свежие записи
> Архив
> Друзья
> Личная информация
> Вахтенный журнал стареющего пирата

Январь 16, 2008


12:21 am - Как-то за общей суетой забыл поздравить...
...Известного человека с юбилеем. И ведь какого человека! Румына по отцу, украинца по матери.

Всё в его жизни было. Школа юнг, торгфлот и подплав. И поджигание подлодки незатушенным "бычком". И выговоры, и блядки, и пьянки. И пьянящая радость фантастической удачи. И позорное списание на тральщики. И представление к звезде Героя. И нищая послевоенная жизнь на пенсионные гроши. И громкая посмертная слава. И приказ наркома ВМФ адмирала Кузнецова № 01979 от 14 сентября 1945-го: «За халатное отношение к служебным обязанностям, систематическое пьянство и бытовую распущенность командира Краснознамённой подводной лодки С-13 Краснознамённой бригады подводных лодок Краснознамённого Балтийского флота капитана 3 ранга Маринеско Александра Ивановича отстранить от занимаемой должности, понизить в воинском звании до старшего лейтенанта и зачислить в распоряжение военного совета этого же флота».
Читать дальшеСвернуть )
Настроение: кипящее море
Tags:

(142 комментария | Оставить комментарий)

04:52 am - "Держитесь!.."
Вечер 1 июля 42-го в Севастополе был страшен. Над руинами городом висела сплошная туча пыли, гари и дыма, которую ветер разогнать был просто не в силах. И из этого огненного ада уцелевшие бойцы СОРа и гражданские разрознеными группами уходили-уползали на пятачок Херсонесского полуострова, не подозревая, что их там ждёт ещё больший кошмар... Уходили к ковшам Стрелецкой и Камышовой бухт, надеясь на спасение. Уходили, не зная, что эвакуации не будет. Не зная, что корабли не придут. Что высшего командования СОРа уже в Севастополе нет. Что по казематам 35-й береговой батареи мечется в тщетной попытке хоть как-то замедлить агонию обороны назначенный приказом улетевшего в Краснодар адмирала Октябрьского старшим военачальником командир 109-й стрелковой дивизии генерал-майор Новиков. Что там же, на 35-й, сорванным голосом кричит в ещё немногие работающие телефоны бригадный комиссар Хацкевич: "Держитесь! Держитесь, сколько сможете!.. А потом опять держитесь!"


Между обломков оставшегося глубоко в тылу немцев ж/д вокзала ещё нет-нет, да хлопали редкие винтовочные выстрелы. Там ещё кто-то держался! Между Георгиевским монастырём и мысом Фиолент намертво вросли в землю остатки 456-го погранполка подполковника Рубцова из состава 109-й стрелковой. Отступать было нельзя - в Георгиевском монастыре оставались два походно-полевых госпиталя Приморской армии - 356-й и 76-й, а это не только драгоценнейший медперсонал. Это ещё и 500 раненых... Отступать Рубцову было не только нельзя, но и просто некуда - немцы были на востоке, на севере и, кажется, даже за спиной - на западе. Немцев не было только на юге. Зато там было море. 150 оставшихся в строю пограничников при одном миномёте и одном "максиме" заняли круговую оборону и весь день держали свою "малую землю" вокруг Георгиевского монастыря. Когда кончились патроны, а мин к миномёту остался один ящик, Рубцов вызвал к себе помощника начальника штаба полка Федосова и поставил ему боевую задачу - любой ценой найти и доставить в распоряжение полка боеприпасы. Силы, которыми для этого сможет располагать Федосов? Один офицер - товарищ Федосов. Ибо ни одного солдата из окопов взять нельзя. Вот так. Задача ясна? Исполнять!.. Под шквальным огнём противника помначштаба побежал вдоль берега на запад. Ни одна пуля, ни один осколок его не тронули. На подступах к восточному фасу линии обороны 35-й береговой батареи Федосов наткнулся на целое кладбище брошенных автомашин. Большую часть из них немецкая артиллерия и авиация уже превратили в лом, но помначштаба нашёл одну целую полуторку. Половина кузова оказалась заполнена ящиками с автоматными патронами. Ура! Федосов сел на место водителя. Двигатель завёлся с первой попытки - дважды ура! Машина прыгнула вперёд и по балкам и оврагам понеслась на восток. Навстречу Федосову попались фрицы. Машина на полном газу пронеслась прямо сквозь немецкую цепь. Противник настолько ошалел от федосовской наглости, что в сторону полуторки не прозвучало ни единого выстрела. Вскоре Федосов уже тормозил рядом с КП Рубцова. Комполка обнял своего помначштаба и пообещал того представить к награде. Если, конечно, они оба отсюда умудрятся выбраться живыми...

В половине шестого вечера, висевшие весь день над Херсонесом немецкие "штуки" в последний раз перепахали бомбами полуостров и убрались. Над каменистой поверхностью ещё продолжали кучно вздыматься столбы разрывов немецкой артиллерии, но несмотря на это полуостров ожил. Вдруг сразу оказалось, что между мысом Херсонес и 35-й батареей от людей просто не протолкнуться. Они стояли, сидели, лежали так плотно друг к другу, что со стороны напоминали один большой муравейник. Совершенно неорганизованный муравейник, потому что какого-то подобия боеспособных и управляемых частей в распоряжении генерал-майора Новикова практически не осталось.

С окончанием авианалётов, орудийный обстрел херсонесского "пятачка" заметно усилился. Это навело Новикова на мысль, что Манштейн собирается успеть перед заходом солнца провести сегодня ещё одну атаку. В сложившемся на данный момент положении, она могла оказаться для того, что ещё уцелело от СОРа, последней. А Новикову, кровь из носу, нужно было время. Хотя бы маленькая передышка. Какие-то два-три часа. Чтобы продержаться до наступления ночи. Чтобы навести хоть какое-то подобие порядка. Чтобы создать новую - последнюю линию обороны. И Новиков решил упредить Манштейна. Без снарядов, почти без гранат и патронов - контратаковать!

О дальнейшем чудом уцелевший в севастопольском катаклизме младший сержант Г. Вдовиченко из 229-го саперного батальона 109-й стрелковой дивизии вспоминал так: "В конце дня на 35-й батарее началась мобилизация всех здоровых бойцов и командиров для контратаки. На выходе из батареи каждому, кто не имел оружие, давали винтовку, патроны и одну гранату на двоих. Каждый тридцатый, независимо от воинского звания, назначался старшим группы - командиром взвода. Мы залегли у батареи в районе левого командно-дальномерного поста. На башенку этого КДП поднялись три человека: моряк в форме капитана 3-го ранга и два армейских командира. Флотский командир обратился к бойцам и командирам, находящихся вокруг, и сказал, что по приказу Ставки Севастополь разрешено оставить. Всю исправную технику нужно уничтожить. Что ночью придут корабли, и чтобы противник не помешал эвакуации, нужно его отогнать от района батареи как можно дальше..."

Было где-то около шести часов вечера, когда над 35-й батареей с шипением взлетела белая ракета. Ей в ответ тихо, как-то даже по домашнему, заурчал автомобильный двигатель. Средь клубов дыма, поднятых непрекращающимся артобстрелом, показался грузовик... Из кузова которого по оторопевшему врагу немедленно хлестнули длинные очереди счетверённого зенитного пулемёта. А следом за грузовиком рванулась неохватная глазом толпа атакующих. Эта серая, выгоревшая, почти поголовно белеющая бинтами, что-то ревущая масса производила такое жуткое впечатление, что изрядно выдохшиеся за день немецкие роты... просто бежали. Бежали, что было сил. Бежали так быстро, что немецкие корректировщики просто не успевали передавать на свои батареи данные о переносе огня. Так что остановить атаку шквалом снарядов не получилось. Атака остановилась сама, когда отмахав полтора километра за улепётывающими фрицами и переколов штыками тех, кого догнали, выдохшиеся севастопольцы в изнеможении повалились на растрескавшуюся от взрывов и жары землю. Кто-то всё ещё в забытьи сипел "урааааа", кто-то стонал, но большинство лежало молча...

Новикову доложили - контратака удалась. Враг отброшен, но сил для развития успеха нет. Захвачено два десятка пулемётов, пяток орудий и три танка (одна "двойка" и пара чешских "тридцать восьмых" из состава III-го батальона 204-го танкового полка 22-й немецкой танковой дивизии). Противник постепенно очухивается и уже концентрирует огонь своих батарей на занятых нами в ходе контратаки рубежах...

Новиков приказал обо всём произошедшем отбить шифровку Октябрьскому, из захваченных орудий и танков вести огонь вплоть до полного расхода боекомплекта, после чего трофеи уничтожить. Войскам же вернуться на исходные позиции.

Ожидаемой новой атаки Манштейном Херсонеса в этот вечер так и не последовало...
Настроение: терминатор

(131 комментарий | Оставить комментарий)

10:55 pm - Однако!..
Преамбула.
В начале декабря 1941 г. Ставка ВГК решила усилить СОР переброской туда из Поти 388-й стрелковой дивизии полковника Овсеенко. Далее предоставляю слово Неменко А.В.:

"4 декабря для Севастополя была выделена 388-я стрелковая дивизия. При этом Ф.С. Октябрьский дал указание перевезти в город принадлежавшие дивизии автомашины и лошадей для артиллерии, хотя сначала было намерение транспорт не перевозить. Несмотря на казалось бы большую численность - 10088 человек, дивизия была почти необученной, и имела в своем составе менее половины русских и украинцев. Дивизия формировалась на Кавказе, и имела очень пестрый национальный состав. Вторым недостатком дивизии явилось то, что в ней почти отсутствовали пулеметы и артиллерия, более того, некоторые батальоны вообще не имели оружия. На 10088 человек было всего 30 орудий и 48 пулеметов. Дивизия была сформирована в августе 1941 года. Дивизией командовали: полковник Овсеенко А.Д. (19.08.1941 - 06.03.1942), комбриг Монахов С.Ф. (07.03.1942 - 25.05.1942), полковник Шварев Е.А. (01.06.1942 - 05.08.1942). Она состояла из 773-го, 782-го и 778-го полков. Естественно боеспособность такого подразделения вызывала большое сомнение. Но выбирать не приходилось. 10 декабря началась отправка частей 388-й стрелковой дивизии из Поти, и вскоре они стали прибывать в Севастополь..." (с)

Амбула.
В первых же боях спешно сформированная в Нальчике и в пожарном порядке переброшенная в Севастополь, 388-я понесла очень большие потери. Несогласованные атаки, пренебрежение возведением полевых укреплений, передвижение по открытой местности большими группами под вражеским артогнём и ТыДы, обернулись тем, что к 25 декабря в дивизии уцелело: командного состава - 359 человек, рядового состава - 2760 человек, пулеметов - 6, минометов - 28. Самое же неприятное заключалось в том, что почти весь рядовой состав славянского происхождения, как шедший в атаки в первых рядах, оказался выбит. Оставшийся же личный состав кавказского происхождения "явно упал духом и стал запасаться немецкими листовками-пропусками для сдачи в плен". У коменданта III сектора СОРа генерал-майора Т.К. Коломийца, в чьём подчинении находилась 388-я СД, естественно возник вопрос: "Что делать?" Отвести остатки дивизии с передовой на переформирование и пополнение до окончания второго штурма немцами Севастополя было просто невозможно. Но как укрепить моральный дух 388-й?


Коломиец думал-думал и придумал. Следующим утром два десятка моряков из разведроты 3-го полка морской пехоты с поднятыми руками и криками "Сталин - капут!" вышли к немецким позициям. После чего неожиданно... забросали передовые окопы противника гранатами. В следующее мгновение разведчики бросились на землю и по-пластунски поползли к своим. А поверх голов ползущих по офигевшим фрицам был открыт шквальный пулеметный огонь. После этого "перформанса" немцы проорали через нейтралку, что всех сдающихся в плен будут расстреливать на месте... Результат: вплоть до середины июня 42-го в 388-й СД не было зарегистрировано ни одного случая добровольной сдачи в плен противнику. Вот такая "профилактика", понимаешь...
Настроение: confusedconfused

(136 комментариев | Оставить комментарий)


На день назад [Архив] На день вперёд

> Go to Top
LiveJournal.com