April 15th, 2007

Вот Такие Мы Лихие Мужеложству Вопреки!

Кое-что из большевистской поэзии начала XX века.

Трупы блуждают в морской ширине,
Волны несут их зеленые...
Связаны руки локтями к спине,
Лица покрыты мешками смолеными...

Черною кровью запачкан мундир...
Это - матросы кронштадтские,
Сердца им пули пробили солдатские,
В воду их бросить велел командир...

В сером тумане кайма берегов,
Низкой грядою рисуется, -
Там над водою спокойно красуется
Царский дворец - Петергоф.

Где же ты, царь? Покажись, выходи
К нам из-под крепкой охраны!
Видишь, какие кровавые раны
В каждой зияют груди?

Полно, не бойся, ведь ты нам "отец"!
Мы - твои "верные дети"...
Хлеба просили - ты дал нам свинец,
Были нам лаской родительской - плети...
(с)

Судя по всему, это специально укороченный для листовки вариант стихотворения В. Богораза-Тана "Царские гости". Основой для стихотворения, быстро превратившегося в песню, стала реальная история 19-ти нижних чинов императорского Балтфлота - участников Кронштадтского восстания 20 июля 1906 года, расстрелянных утром 21 сентября на батарее "Литке". Трупы уложили в мешки, погрузили на пароход и сбросили в Финский залив у Толбухина маяка. Через несколько дней их прибило к берегу возле царского дворца в Петергофе...

По слухам, один из приговорённых к расстрелу успел перед смертью крикнуть: "Балтийцы не обижаются, балтийцы мстят!.." Фраза прочно вошла в словарный запас нижних чинов флота и пользуется среди них большим успехом до сих пор.
  • Current Mood
    колокола громкого боя
"...За себя и за того парня!" (с)

Кое что про Керенского и балтийцев...

...Но новый день нёс разочарованье:
С утра пораньше предки околели.
Вадим не мог смотреть без содроганья,
Как бальзамировали мёртвых гелем.

Не жалко ж гель переводить на трупов!
Во-первых, гелить мертвяков неэкономно --
Забальзамировали б лучше б туфли,
Шнурки чтоб залоснились блеском новым!
Collapse )
  • Current Mood
    пацтулом
"...За себя и за того парня!" (с)

Приезжал Лангман.

Посидели, поели, попили и спать уложили отсмотрели полтора милитари-фильма.

Киноразврат перманентно сопровождался едкими комментариями в стиле "пейсдец" и "жжошь, сцуко". После того как переводчик озвучил должность одного офицера из USAF как "начальник воздуха", следующий час мы с Илюхой могли только страстно мычать и дивно булькать. Сеанс бульканья прерывала только очередная чашечка эспрессо...

А вокруг тем временем вовсю на четвереньках мышьюсил Дрон-Дроныч, постоянно что-то роняя в труднодоступные места жилплощади и незамедлительным ревуном давая понять, что если к нему сейчас подмога не придёт, он порвёт всех присутствующих вдребезги и пополам.

Константиныч уныло грыз основы школьного обществознания, а пребывающий вместе с нами на кинопросмотре Тёма громко интересовался, "что это за фигня торчит из лётчика" и в особо драматичных местах нервно сосал ножку железного табурета.

На кухне Маришка, предварительно накормив всех на убой, сливалась в экстазе с толстой кипой сумасбродных писчебумажных мемуаров какого-то отечественного белоэмигранта времён Застоя. Мемуары мануально перегонялись в цифровой формат и только врождённая сдержанность не позволяла Любимой при очередной встрече с наразборчиво прописанным местом понаделать из стопки пожелтевших бумажек макулатурный фарш.

Короче, все развлекались как могли, на что и был потрачен весь день без остатка.
Аминь.
  • Current Music
    Blue Jeans Blues / ZZ Top