March 16th, 2006

Вот Такие Мы Лихие Мужеложству Вопреки!

Мои скромные критические заметки к опусу Гришковца.

Пьеса Гришковца "Дредноуты". Часть I.

Пьеса Гришковца "Дредноуты". Часть II.


Оставляя за рамками обсуждения стиль и художественную ценность "пьесы", рассмотрим чисто военно-исторический аспект, на который, как на стержень, автор нанизал весь контекст своего произведения.

И вот я наткнулся. Именно, что наткнулся, на красивую книгу с фотографией огромного корабля на обложке. Корабль был серый, мрачный, и с большими пушками.
Книжка, на которую наткнулся «человек/мужчина» Гришковца, это русскоязычное издание Дэвида Ховарта «Дредноуты», выпущенное в 1997-м издательским центром «Терра» (см. слова самого Гришковца в интервью газете «Челябинский рабочий» 05-04-2000). Книга, без сомнения, интересная и полезная, но читать её следует без особого фанатизма и делая скидку на многочисленные переводческие ляпы, которыми изговнял работу Ховарта г-н А. Богдановский. Особенно при этом не повезло англоязычной корабельной классификации. Так, г-н Богдановский явно не знал, как перевести термин «battlecruiser» и, ничтоже сумняшеся, осчастливил своих читателей откровением, что это «тяжёлый крейсер». На самом деле, «battlecruiser» - это «линейный крейсер». Другое дело, что для Богдановского все крейсера аки китайцы какие на одно лицо, а доверчивый словно Буратино Гришковец по всему тексту своей «пьесы» повторяет бредни переводчика не хуже попугая… Collapse )
  • Current Mood
    oops №3
Zloy pirat

Лейт-мотив дня.

Смотри! Это ветер - крылатый мой конь.
Смотри! Это ночь черной мантией сна.
Сморти! Это звезды ложатся в ладонь.
Все звезды упали - осталась одна.

Пройдя все круги, я вернулся назад.
Девятая смерть - как подарок судьбы...
Из плоти клинков был откован мой ад,
Щиты подставляли мне медные лбы.

Как в море, я бросился в снежную даль,
Я вихрем вознесся над пеной побед.
Я видел, как льду покоряется сталь,
Я видел, как ночью рождается свет.

Я трижды отмечен был жалом копья.
За силу и ярость я продал покой.
Все дальше я шел, и дорога моя
У ног разливалась кровавой рекой.

Когда все пути замыкаются в круг,
Последнюю песнь называют войной.
Смотри, это ветер - единственный друг,
Смотри, это Ночь, что мне стала женой.

/ А. Аринушкин/
  • Current Music
    Календарь