February 1st, 2005

Вот Такие Мы Лихие Мужеложству Вопреки!

О делах семейных и рабочих.

Они идут.
Иногда не совсем ясно как, но, несомненно, идут.
Любимая изо всех сил старается разом разорваться, минимум, на 5 частей и одновременно уделять внимание Зайке, Константину с Артёмом, мне, работе и дому. Поскольку чисто физически единовременное выполнение всех этих задач не возможно, по море сил стараюсь жене помогать.
Чувствую, что получается у меня это плохо.
По крайней мере, в последнее время всё чаще и чаще становлюсь главным раздражителем для Маришки. Вспоминается легендарная эпитафия на могиле дебила: «Он старался…»
Когда думаю об этом, на душе становится крайне муторно. Тогда достаю из кармана маришкин талисман, разглядываю, улыбаюсь – легчает…

Вчера в институте случайно столкнулся с нашим штатным коновалом – медиком. Тот походя пощупал мне пульс, заглянул в гляделки и вынес вердикт: аритмия, бессоница, нервное истощение и не кислое переутомление… Далее наш Гиппократ посоветовал пудами жрать витамины, недельки на две отойти от дел, залечь в дом отдыха и только потом, «поооо-ст-ееее-пееееее-нееееее-нько», вновь приступать к работе.
Я посмотрел на доктора, как на блаженного, и рванул по коридору дальше.

На улице опять холодает. Чтобы уши не отклеились, пришлось временно сменить стетсон на вязанную пидорку-балаклаву.

…И ещё. Опять стал подмечать за собой крайне неприятную черту – способность рабочие траблы вносить в дом. Чёрт… Честное слово, первое, что я сделаю с докторской, когда её защита таки состоится, так это устрою ей пышное аутодафе.
И забуду её как страшный сон.

Пока же, лейтмотив жизни целиком укладывается в знаменитую песню Высоцкого:
«Я вам мозги не пудрю – уже не тот завод.
В меня стрелял по утру из ружей целый взвод.
За что мне эта злая нелепая судьба? –
Не то, чтобы не знаю. Рассказывать нельзя…»
Вот Такие Мы Лихие Мужеложству Вопреки!

О кошке.

Когда-то в далёком 92-м мне подарили маленький серо-белый пушистый комочек.
Это был котёнок, которого нарекли Диана, в просторечье – Динка или просто – Динь-динь…
Динка росла особой своенравной и диковатой, но живучей и преданной до изумления. Она падала на горящие конфорки газовой плиты, застревала в дымоходах, попадала под машины и регулярно сбегала по каким-то своим неотложным делам из дома, что, впрочем, не мешало ей с завидным постоянством выбирать в качестве места ночёвки мои ноги. Когда хозяину было особо погано, или я болел, Динка забиралась мне на грудь, утыкалась носом в шею и начинала урчать как маленький движок на холостых оборотах…
Кошка пережила рядом со мной всё и всех, включая, пусть земля им будет пухом, и бабушек с дедушками.
Когда я познакомился с Маришкой, Динь-динь отчаянно взревновала.
Цапались они с женой неимоверно, так что заработавшую от супруги почётную кличку «Жопища» кошку пришлось оставить у свекрови в Орешнике. Вернувшаяся в старую квартиру кошка заскучала, стала все сутки напролёт спать и чахнуть. Мы с трудом откачали Динку, когда у неё на животе вскочила какая-то опухоль… Сейчас у бедного животного что-то с позвоночником – не может нормально ходить, подволакивает правую заднюю лапу и отчаянно кричит, когда кто-то пытается гладить её по спине.
Артроз или почки?..
Мама кормит страдалицу каким-то препаратом «Nise», но помогает это мало – в конце концов, Динь-динь уже за 13 лет стукнуло…
Однозначно, надо вызывать ветеринара, но где ж мне на это выкроить время?..
Вот же ж блин.
Вот Такие Мы Лихие Мужеложству Вопреки!

Самая простая на свете противопехотная мина…

…Согласно старому вьетнамскому рецепту изготавливается следующим образом.

Необходимые комплектующие:
-патрон (пистолетный, винтовочный, автоматный, пулемётный - безразлично);
-деревянная плашка размером чуть больше диаметра гильзы используемого патрона;
-колено-«трубка» полого бамбукового стебля величиной с длину гильзы патрона. В случае необходимости бамбук заменяется обрезком садового шланга, металлической или пластмассовой трубки;
-гвоздь длиной раза в полтора больше толщины плашки.

Порядок сборки:
1. Гвоздь вбивается в плашку по самую шляпку.
2. Плашка переворачивается торчащей частью гвоздя вверх.
3. На плашку с гвоздём устанавливается вертикально бамбуковая «трубка».
4. В «трубку» гильзой вниз опускается патрон. Сборка завершена.

Порядок установки:
1. В почве выкапывается небольшая лунка, в которую плашкой вниз опускается всё устройство с таким расчётом, чтобы верхняя часть патрона миллиметров на 5 выступала над уровнем земли.
2. Место установки маскируется травой и рыхлой землёй.

Схема действия:
1. Противник наступает на верхнюю часть патрона.
2. Под воздействием веса человека патрон по направляющей-бамбуковой «трубке» опускается вниз и гвоздь-«ударник» накалывает капсуль в донышке гильзы.
3. Происходит выстрел вертикально вверх – прямо в стопу или пятку наступившего.
За всё время использования устройства ни одного промаха не отмечено...

Если немножко помудрить и патрон приладить на стене-ветке-дереве-заборе в горизонтальном положении, а позади присобачить взведённую мышеловку, к скобе которой прилажен всё тот же гвоздь, да к спусковой пружине той мышеловки привязать леску… Мы получим импровизированную, но вполне боеспособную однозарядную стреляющую «растяжку».

ЗЫ: Данные образцы народного творчества, как и советская штатная ПМП (противопехотная мина пулевая с 7,62-мм «ТэТэшным» патроном. Габариты мины 12 см. на 3,6 см. Вес – 145 грамм.) не попадают под знаменитую Оттавскую конвенкцию по запрещению противопехотных мин, т.к. просто не считаются противопехотными минами в общепринятом смысле этого термина.
Вот Такие Мы Лихие Мужеложству Вопреки!

Катана для Брежнева.

По служебной надобности был в Государственном Центральном музее современной истории. Гулял со студентами, гулял, да и набрёл на стенд с подарками иностранцев советским государственным лидерам. Больше всего удивил японский подарок Брежнему – самый настоящий самурайский меч-катана. Подарен в 1976-м. Исполнение самое простое, как называют это сами японцы «широ-сая» («белые ножны»), т.е. простая деревянная рукоять, лишённая гарды и ножны без всякой отделки. Предполагалось, что приобретя такое оружие, хозяин сам решит, как он хочет украсить своё смертоносное имущество.
Сейчас множество людей в мире увлекается коллекционированием настоящего японского холодного оружия. Понятно, что старинных мечей на всех не хватает, а потому большинство желающих удовлетворяется современными «новоделами», которые выполняются строго по старинной японской рецептуре и с соблюдением всех необходимых правил плавки-ковки-закалки-полировки.
Цена на них, есесьна не маленькая.
Точный «новодел» средневековой катаны изготовленный в Японии, в зависимости от изготовителя и качества клинка, обойдётся вам в 15-100 тысяч «зелёных». Конечно, можно купить и дешевле. Например, первоклассные клинки изготавливает, организованная при отечественном ВНИИ твёрдых сплавов, мастерская исторического японского оружия «Tetsuge» («Железный клык»). Срок исполнения – полтора месяца. Цена же шедевра “всего” 3-10 тысяч баксов.
Хотите ещё дешевле?
Тогда езжайте в Гонконг.
Боря Акунин как-то там умудрился на рынке сторговать офицерскую штампованную катану 1940-го года за “сопливые” 30 долларов. Правда, качество и внешний вид штамповки на фоне даже отечественных поделок ребят из ВНИИ смотрятся, как рваная телогрейка рядом с вечерним платьем от кутюр…

…Так вот, гляжу я на брежневскую катану и думаю – «новодел».
Подхожу поближе и балдею.
Во-первых, судя по виду волнистого узора поверх клинка, по хамону - рисунку линии закалки, понимаю, что передо мной меч, возраст которого переваливает за две с половиной – три сотни лет.
А во-вторых, чуть выше рукояти клинка чётко различим герб клана Токугава.
Это тот самый клан, к которому принадлежал знаменитый сёгун Иэясу Токугава.
Писец.
В самой Японии подобное оружие с середины 50-х поголовно хранится в музеях и считается национальным достоянием. Вот теперь сижу и думаю, чего такого феноменального наш Бровеносец сделал для страны Восходящего солнца, что японцы отдарились таким сокровищем?..
Вот Такие Мы Лихие Мужеложству Вопреки!

Не въехал…

В отчётах археологических экспедиций, ведущих раскопки на плато Наска, неоднократно упоминается о случаях обнаружения захоронений индейских мертвецов, которым перед погребением ротовую полость наполняли капролитом, т.е. - человеческими экскрементами.
Кто-нибудь объяснит мне высший смысл в набивании рта покойника какашками?!!

Ещё хит.
Если следовать логике авторов идеи монетизации льгот, проезд на городском транспорте должен резко подешеветь. Но наша Отчизна и логика не совместимы. Это надо помнить и тогда не будешь удивляться тому факту, что, например единый проездной, до сего стоивший и так ни мало – 700 «деревянных», вдруг резко «подешевел» и начал стоить уже 770…
Мля! Зато мы выплатили свои долги МВФ на три года раньше, чем ожидалось.
Вот Такие Мы Лихие Мужеложству Вопреки!

«ПРОБКА»

…Что такое «пробка»? «Помеха для дорожного движения» -, скажете Вы.
И будете не правы. «Пробка» - это такой национальный вид дорожного досуга. В каждой стране «пробки» имеют свои особенности. Например, на Чукотке их просто нет… Блин, завидую чукчам!

…А в Москве «пробка» может выглядеть следующим образом.
Восемь или около того вечера. Выход из станции метро «Юго-Западная».
Пухом из драной перины вниз падает снег.
Под снегом в длиннющих очередях мёрзнут люди в ожидании автобусов. Автобусов, есенсьна, нет. Но вот один приходит… Ооооо! Что тут начинается… Начинается абордаж испанского галиона и штурм Зимнего, Перекопа и Рейхстага, вместе взятые. Очередь сбивается в единую плотную бронебойную массу, которая мчится таранить входной турникет.
Пыхтение.
Давка.
Визг.
Уже в салоне стайка пожилых инвалидов устраивает папуасский танец страсти вокруг единственного свободного сидения. Престарелые живо трясут своей немочью и прицельно тычут в глаза друг другу своими ксивами – выясняют, кто из них инвалиднее… Поодаль молоденькая дивчина пристроилась на колени своему хахалю. Перед ними тут же возникает бабка с двумя котомками в руках и начинает на весь салон орать о неуважении к старости. Какой-то пьяненький мужик навалился на расфуфыренную диву лет восемнадцати – та в крик.
Мужик ухмыляется щербатым ртом и говорит, что ему приятно, когда в его пятьдесят на него всё ещё обращают внимание красотки...
Короче, весело всем.
Наконец, втиснулись, впёрлись, упаковались. Тронулись.
С кряхтением пересекли перекрёсток и втянулись на сотню метров в сумрак улицы Покрышкина.
Где и встали.
Через пятнадцать минут тронулись, проехали три метра и снова встали. Потом ещё чуть-чуть проползли... И остановились уже минут на 20. В заднее стекло автобуса были видны огни «Юго-Западной» и десяток фар машин, успевших пристроиться сзади. В лобовое стекло была вида «попка» ещё одного автобуса и беспросветная ночная темень. Впрочем, подавляющее большинство пассажиров, в самых невероятных позах застывших в тесноте и духоте нашего «Икаруса», того, что творится спереди и сзади видеть не могут. Потому, они со всем энтузиазмом предаются тому, что в подобных условиях делать можно. А можно делать всего две вещи: ругаться и звонить кому-нибудь по мобильнику…
Но ещё через полчаса уставшему после работы люду надоело и это.
Какой-то активно пахнущий потом и дешёвым куревом парень нервно зевает и отбивает барабанную дробь пальцами по заиндивевшему оконному стеклу. Иногда парень начинает что-то крайне фальшиво насвистывать. Рядом с парнем сидит квадратный и совершенно лысый жлоб в адидасовском костюме. Судя по скорченной гримасе, поведение парня жлоба откровенно бесит. После очередной особенно резкой и фальшивой «соловьиной» трели над ухом, жлоб с заметным усилием открывает глаза, наводит резкость и как-то нехорошо смотрит на парня:
-Слышь, пацан, кончай голосить.
-А чо такое, дядь?..
-А в морду дам. -, и жлоб снова закрывает глаза.
Парень ойкает и затыкается. Половина автобуса с благодарностью смотрит на закемарившего жлоба…
В этот момент какой-то бабунок выдвигает версию, что стоим мы по причине произошедшего где-то впереди теракта. В доказательство своей версии бабка заявляет, что во вчерашних газетах прочла план «Аль-Каиды» по подрыву Мичуринского проспекта, а сейчас лично почувствовала сильное сотрясение земли нижней частью своего тела. После последних слов бабульки, автобус начинает спорить о том, насколько высока восприимчивость старческой задницы к сейсмическим толчкам почвы, вызванным ударной волной взрыва…
Проходит ещё минут двадцать. Внутри салона – парилка полная миазмов, снаружи – беспорядочное бибиканье, мельтешение фар, водительский мат и никакого движения.
Наконец, у кого-то из пассажиров сдают нервы и он изо всех сил колотит по кнопке вызова водителя с криками: «Выпустите меня отсюда, выпустите!!..»
Двери с шипением распахиваются, обдавая упарившихся обитателей «Икаруса» волной обжигающе-холодного уличного воздуха.
Вываливаемся наружу – тут уже целая толпа возмущённо галдящих и приплясывающих на ветру. Сколько видит глаз, вдоль всей улицы Покрышкина и её продолжения – Никулинской, вплоть до самого Мичуринского проспекта, тянется сплошная вереница застрявших намертво автобусов (так вот где они все, сЦуки!..) и машин.
Последние наводнили вообще всё вокруг: тротуары, сугробы и даже выезды со дворов. Только питающий какие-то мимолётные надежды водитель сунулся в образовавшуюся щель между двумя впереди стоящими агрегатами, как его – хоп! – и подпёрли уже сзади чужим бампером. И уже не вырваться – стой, где стоишь и жди, когда весь этот ад на колёсах как-то рассосётся.
…А рассосётся он, ой, не скоро.
Наскоро перекурив, решаю двигать в Солнцево ножками и по сугробам шкандыбаю к Мичуринскому… Видно, как в самой гуще «пробки» мечется взъерошенный мужик в дублёнке нараспашку. Он подбегает по очереди к каждой машине и что-то кричит водилам. Сквозь гудение и бибиканье машин доносятся обрывки его воплей: «Жена!.. беременная… рожает… пропустите, млять!!.. жена!..»
Но водилы лишь беспомощно разводят руками – не в их силах сдвинуться хоть на метр.
…Дохожу до пересечения Никулинской с Мичуриным и наконец-то вижу причину затора.
Точнёхонько поперёк перекрёстка (как говаривал Райкин: «с точностью до мЮлЮметра») стоит троллейбус, так удачно въехавший в бочину маршрутки, что оба средства передвижения в глухую перекрыли всё движение. И даже сдвинуть-откатить их никуда нельзя, потому что их, как мухи - говно, со всех сторон обсели другие машины. А за ними впритык – другие машины, за ними – другие… И так до самого проспекта Вернадского. Вокруг места ДТП, потрясая кулаками, беснуются водители. Внутри грустно повесившего свои «рога» троллейбуса уныло сидит его наездник – знойный ара, с заметными даже издалека следами побоев на морде. Его охраняет единственный во всей этой толчее ДэПэЭсник. Хозяина маршрутки нигде не видно…
Полюбовался я минут пять на эту корриду, да и побрёл в своё Солнцево ножками. Позади тянулась длиннющая процессия из прочих озлобленных пассажиров – прямо какой-то переход папанинцев…
Злой и тотально уставший, добрался я через два часа, после того, как сел на «Юго-Западной» в автобус. Обычно же от метро до дома доезжаешь минут за тридцать… Блин.
Единственное, что меня утешило – это бутылка пива из холодильника и запечённые женой в горшочке грибы с пельменями.
Говорят, что милиция сумела очистить перекрёсток для свободного проезда только после полуночи.
…Так что, ребята, московские «пробки» не для слабаков.
Вдруг, у вас дома не окажется вовремя спасительной бутылочки холодного пивка?!..