u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Category:
  • Mood:

Из летописей Тридевятого царства - 6.

Царь Салтан долго и пристально рассматривал своё яйцо…

Оно, яйцо, выглядело неимоверно внушительно.

Большущее. Тяжеленное.

Золотое.

- Воооот… - царь хотел было вальяжно подбросить яичко, но в последний момент не решился. – Вооооооот… - чем больше Салтан рястягивал звук «о», тем более великим птицеводом себя чувствовал. Что (чего уж там!) льстило самолюбию монарха. – Вооооооооот… Почему у нас все не по-людски, а?..

Присутствующий тут же, в тронной зале, кворум боярской думы, переглянулся. И дружно промолчал.

- …Почему, пипу суринамскую вам в дышло, в стране сей я один должон за державу радеть?

Ответа вновь не последовало.

Государь-надёжа для острастки поиграл бровями, потом бережно прикрыл яйцо полой своей мантии. Ткнул перстом в угодливо согнутую фигуру главы Посолького приказа:
- Ну-тко зачти ышшо раз.

Боярин Примаков-Покусайло торопливо откашлялся в кулак и ткнулся в свиток:
- Из Фатерляндии пишуть, что ейный кайзер опосля вестей из Тридевятого царства дюже испужался – мол, мы учиним демпинговые цены на драгметаллы. Чрез тот испуг кайзер привеликое расстройство кишок получил, а тако ж – шкоду для казны своей колоссальную.

- Вот! – Салтан даже подпрыгнул на троне. – Вот скока пользы для царства нашего приключилось!.. Опосля того, как в Фатерляндии все бросились за бесценок серебро, да злато продавать… А мы их – скупать… А почто всё это учинилось? А потому что лично ваш царь - чтоб вам всем подавиться, ироды – думу намедни думал. Думал, да и придумал яйцо стравусиное сусальным золотом изукрасить. Да и объявить купчишкам заморским, что эдаким яйцом курочка Ряба на нашем монетном дворе каждое божье утро отоваривается… Я! Это! Сам! Измыслил!.. А вы? Где были вы?!..

Бояре снова начали переглядываться, всячески демонстрируя, что царь обращается не к ним, а к кому-то ещё. Это распалило Салтана пуще прежнего. Самодержец Всетридевятский истово вздел очи горе и грозно возопил:
- Доколе? Доколе, я вас внимательно спрашиваю?!

Поскольку причина монаршьего гнева в прозвучавшей реплике была обозначена весьма расплывчато, гужевавшиеся по лавкам бояре замерли. На всякий случай и из чувства самосохранения.

- Доколе?!.. – повторно ввинтился в звенящую тишину тронной залы царский вскрик. - …Доколе громадьё моих державных планов будет, аки баран о новые ворота, биться лбищем о дремучесть народа нашего, скудоумного?..

Впавший в крайнюю ажитацию Салтан хотел даже стукнуть кулаком по подлокотнику трона, но испугался за сохранность своей конечности, почему и ограничился лишь громким «ась?» в конце филиппики. Но и этого хватило – бояре, не сговариваясь, полезли под лавки.

- Сидеть! Я кому сказал, сидеть!.. К ноге! Тьфу ты!.. Привесть сюда энтого… как-бишь его?.. героя народного, чтоб его лихоманка Эбола скрутила.

Отдувающиеся рынды приволокли пред царёвы очи дюжего детинушку в посконной рубахе, заляпаных навозом портах и драных опорках. Испуганно косясь на монарха тупым телячьим взором, парень шмыгал носом, опасливо закрывал грязной пятернёй синяк под глазом и безобразно вонял кислыми щами.

- Нет, вы только полюбуйтесь на витязя сего. Бо-га-ты-ря, язви его в печень! – Его Тридевятское Величество презрительно цыкнуло языком. – Мы тут сидим, головы ломаем, как бы энто царство наше быдлячье обустроить. Как бы в ряды мировых… энтих… как же энто, забодай их комар?..
- Демократий. - сложив губы куриной гузкой, торопливо подсказал Примаков-Покусайло.
- Во-во, в них… войти... по самые помидоры! Уж и так, и эдак чинились, да примерялись. Пока не решили под Омерику заморскую лечь. Мол, пущай нас завоюють, да уму-разуму научуть. Уж и стрельцов распустили, и про запасы нафты подземной на весь свет протрубили. Уж и омериканское войско чрез границу вот-вот переть к нам изготовилось… И что?!..

С расписанного сиринами да гамаюнами потолка посыпалась штукатурка. Почти рассевшееся по штатным местам думное боярство стало активно хвататься за сердце и портить воздух.

- И что?!.. – продолжал меж тем надсаживаться Салтан. - …А то, что вылезла навстречу несунам де… дер… дерьмократии вот энта рязанская харя и оглоблей перелопатила их всех вдребезги и пополам!
- Ой, царь-государь, не вели казнить, вели миловать!.. - вдруг взвыл детинушка, предварительно рыгнув от страха. – Не по своей воле я то непотребство учинил.
- Да ну? – удивился Салтан.
- Вот ей-ей, не по своей, государь-надёжа. Я б сам никогда. Ни-ни!.. А тут что вышло-то? Сели мы в избе за стол опосля покоса. К бражке раз, другой, третий приложились. Я в окошко-то выглянул, а там мериканцы силищей несчитанной по дороге едут... В смысле - в грязи нашей топнут... И ругаются дюже обидно. Потому как непонятно, не по-нашенски... Всё больше факают и буллщитают... Старшой мой брат Митька и говорит: «А слабо тебе, Ванька, мериканца на кулачки вызвать?» Ну, я и вызвал… одного. Я ж не знал, что они на меня за то всем скопом навалятся. Вижу – кулаками не отмахаться мне… Пришлось тятину оглоблю из сеней взять. А там и войско мериканское... всё кончилось. - парень трубно высморкался и окончательно пригорюнился.

Салтан в отчаянии махнул десницей:
- Что взять с мужика? - гоните сиволапого в шею… Вот они, бояре, три великие пакости наши. Три беды, которые не избыть и на кривой кобыле не объехать: пианство окаянное, дороги поганыя, да дурни… героические. И пока они есть, не быть нам дерьмократией!
Tags: из летописей
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments