u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Categories:

Как кончали УПА... Часть 2.

Окончание статьи Дмитрия Жукова, опубликованной в ноябрьском номере журнала "Братишка" за сей год (Журнал подразделений специального назначения. Издание "Братства краповых беретов "Витязь"):
---
СИНИЕ ФУРАЖКИ ПРОТИВ ВЫШИТЫХ СОРОЧЕК

Начало статьи см. тут.
---

Помимо внутренних войск НКВД, крайне важную роль в осуществлении «большой блокады» играли оперативные работники НКГБ, милиция и местный партактив. В выполнении задачи «выбивания почвы» из-под ног УПА на их плечи легла миссия приведения западно-украинского населения к покорности советской власти. И здесь они проявили немало энергии и изобретательности.
Основным достижением оперативной работы периода «большой блокады» является создание густой сети информаторов, которая буквально пронизала все районы Западной Украины и все слои ее общества. Как отмечал известный борец с антисоветским сопротивлением начальник ведавшего этими вопросами отдела «Ф» НКВД СССР генерал Павел Судоплатов, «создание широкой агентурной сети на Западной Украине оказалось на поверку гораздо проще, чем представлялось сначала».


При этом значительное большинство стукачей, вопреки распространенному мнению, составляли отнюдь не злонамеренные люди, а жертвы репрессивного аппарата сталинского режима. Умело используя традиционно сильную привязанность украинцев к своим родным, оперработники НКГБ-МГБ обработали тысячи родственников членов ОУН-УПА, обещая им в обмен на информацию «снисхождение» к их близким. Точно так же ломали схваченных повстанцев и их помощников, угрожая расправой с их семьями. Общая численность армии стукачей на Западной Украине, вероятно, так никогда и не станет известна. На примере Станиславской области, где чекисты 25 июля 1946 года доложили о вербовке 6405 информаторов и агентов, принимая в расчет общую численность населения, можно установить, что в зоне активности УПА в период «большой блокады» «стучал» почти каждый пятнадцатый житель. Несмотря на все усилия, ОУНовской «безпеке» не удалось вычислить и ликвидировать достаточное число стукачей, чтобы остальные стали бояться повстанческого «пута» на шее больше, чем репрессий «синих фуражек».
В период «большой блокады» советскими органами власти была не только налажена тотальная слежка за населением, на него также оказывалось мощнейшее пропагандистское и психологическое давление. Исполнители усмирения Западной Украины сами отлично понимали, что советская идеология глубоко чужда ее населению. Поэтому в основу воздействия был положен наиболее простой и эффективный инструмент – устрашение. За любой акцией УПА неизменно следовала широкомасштабная кампания возмездия со стороны НКВД-НКГБ – вплоть до сожжения целых сел. Таким образом, у населения вырабатывался негативный условный рефлекс: если где-то ударили повстанцы, жди беды. Люди начинали проклинать УПА не от пробудившейся сознательности советских граждан, а от постоянного страха за свою жизнь и имущество.
В значительной степени на дискредитацию УПА в глазах западно-украинского населения был направлен и еще один очень результативный ход чекистов: создание отрядов так называемых «лжебандеровцев». Авторство здесь принадлежит главе НКВД УССР В. Рясному, которого можно называть одним из самых успешных организаторов борьбы против УПА. По его инициативе еще в 1945 г. из владеющих украинским языком сотрудников НКГБ и бывших советских партизан стали формироваться способные к длительному автономному действию группы. Они насчитывали от нескольких до нескольких десятков человек каждая. К середине 1946 г. действовало свыше 150 таких отрядов численностью около 1800 чел. «По своему виду и вооружению, знаниям языка и местных бытовых особенностей личный состав специальных конспиративных групп ничем не отличается от бандитов УПА, что вводи в обман связных и главарей УПА и ОУНовского подполья, - докладывал генерал Рясной Лаврентию Берия. – В случае невозможности проведения захвата намеченных главарей ОУН-УПА участники спецгрупп уничтожают последних, также во многих случаях создают впечатление, что уничтожение руководителей ОУН-УПА совершено самими бандитами, провоцируя вражду в ОУНовской среде». Одной из задач подобных групп было под видом повстанцев совершать насилия над местным населением, создавая негативную репутацию борьбе украинских националистов.
Среди агентурных методов, применявшихся чекистами, немалое место отводилось также внедрению своих осведомителей и боевиков в ряды УПА. Показательно, что рассказанная в известном телесериале «Государственная граница» истории агента, сумевшего проникнуть в высшие эшелоны УПА и способствовавшего ликвидации 12 февраля 1945 г. одного из руководителей повстанческой армии Дмитро Клячковского (Клима Савура), основана на реальных событиях. Только на самом деле в логово Клима был внедрен не офицер-пограничник, а перевербованный сотник УПА Стельмащук, который был впоследствии расстрелян. Известен целый ряд чекистских операций, когда агенты из числа бывших бандеровцев сумели подняться до самых верхов структуры ОУН-УПА. Именно одним из них в 1954 г. был схвачен спящим последний командующий УПА Василь Кук.
Практиковались также выброс на украинский «черный рынок», через который пополняла свои запасы УПА, лекарственных препаратов, зараженных возбудителем чумы, взрывающихся блоков питания для радиостанций, консервов с растолченным стеклом. Нужно признать, что на агентурном уровне «синие фуражки» не просто выигрывали у УПА – они вели всухую.
Мы не зря отвели столь существенное место описанию оперативных и агентурных методов, вошедших в обиход НКВД-НКГБ в период «большой блокады» 1946 г. Дело в том, что именно в этот период был создан и вступил в действие тот механизм подавления украинского национального движения, против которого оно, в конечном итоге, не сумело устоять. Под его воздействием бойцы УПА, начинавшие как «армия народных героев» и полновластные хозяева родных гор и лесов, стали превращаться в затравленных и отрезанных от мира одиноких волков, и только их лютая ненависть поддерживала войну еще много лет….
Непосредственными результатами «большой блокады» стали два роковых шага, на которые было вынуждено пойти руководство УПА. Первое: летом 1946 г. было принято решение окончательно расформировать систему генеральных округов, перейдя к разрозненному территориальному командованию отрядами. Второе: к зиме 1946-1947 гг. планировалось построить в труднодоступных местах множество подземных бункеров и подготовить необходимые запасы для зимовки личного состава, т.к. был прерван доступ повстанцев в села и крайне осложнена связь с населением.


Реализация первого из этих планов позволила УПА даже несколько активизировать борьбу в 1947-1948 гг., однако отказ от единого фронта борьбы лишал украинских националистов шансов на победу. Что касается второго плана, то боевая активность отныне практически замирала с появлением снежного покрова. Весной выжившие в кошмарных условиях подземной зимовки бойцы поднимались на поверхность настолько измученными, что боевой потенциал УПА катастрофически снижался. Общий вывод: тактика «большой блокады» Хрущева-Рясного нанесла УПА смертельный удар, хотя это проявилось не сразу.
Тем не менее Кремль требовал незамедлительных результатов, и деятельность альянса Хрущева и Рясного была подвергнута «высочайшей» критике. В марте 1947 г. на пост первого секретаря ЦК КП(б)У был назначен Лазарь Каганович, а вскоре после этого должность министра госбезопасности УССР занял генерал-лейтенант М. Ковальчук, а МВД возглавил Т. Строкач.
На оперативных и агентурных методах, которыми структуры МВД-МГБ (с 3 марта 1946 г. они получили новое название) продолжали борьбу с УПА, смена руководства и административные реформы отразились довольно специфически. Технических изменений не произошло, однако были существенно смещены акценты. В 1947-1948 гг., несмотря на то, что гарнизоны «синих фуражек» продолжали занимать западно-украинские городки и села, крупные войсковые операции против повстанцев проводились нечасто. С 21 января 1947 г. особыми приказами по МВД и МГБ СССР борьба с национальными движениями была отнесена к исключительной компетенции органов госбезопасности, и агентурная составляющая на время стала ведущей. Для этого периода было характерно существенное расширение сети информаторов. Стали более интенсивными попытки внедрения в УПА-ОУН секретных агентов. Практиковалось уничтожение видных функционеров подполья и командиров повстанческой армии террористическими методами. Интенсивно рейдировали по Западной Украине спецотряды «лжебандеровцев». В большинстве случаев применению ВВ МВД против отрядов УПА в период 1947-1948 гг. предшествовало получение агентурных данных о их местонахождении и численности. Впрочем, без работы «синие фуражки» не остались.
Продолжая стратегию «выбивания земли из-под ног» у украинских повстанцев, Л. Каганович инициировал принятие в начале октября 1947 г. «Плана по перевозке спецпоселенцев из западных областей УССР». Согласно ему, планировалось отправить преимущественно в Сибирь до 100 тыс. человек (реально из Западной Украины было изгнано по меньшей мере в два раза больше). Депортация украинского населения проводилась по четкой схеме: намеченные на выселение семьи получали обычно около 6-12 часов на сборы, причем позволялось взять с собой до 250 кг вещей на человека, включая запас продуктов на месяц. Вывоз к месту спецпоселения осуществлялся по железной дороге, до эшелона изгнанники этапировались «своим ходом», а в сопровождение каждого состава заступал специально выделенный взвод конвойных войск. Охрана оставленного имущества вплоть до поступления его в ведение местных органов власти осуществлялась силами местных отделов МВД. Технически осуществление «синими фуражками» в течение октября 1947 г. депортации населения целых районов Западной Украины следует оценить как организованное и проведенное с устрашающей четкостью и быстротой.
Однако вопреки ожиданиям депортации Кагановича и «агентурный бум» его шефов госбезопасности и милиции не привели к разгрому УПА. Результаты антиповстанческих мероприятий МГБ-МВД на Западной Украине в 1947-1948 гг. оказались недостаточными. Несомненно, погибли или были схвачены некоторые руководители отрядов УПА и подполья ОУН, а также многие рядовые националисты. Однако в целом украинское освободительное движение пережило даже период некоторой активизации. Причина этого коренилась в том, что пережившие период «большой блокады» отряды УПА научились действовать на информационном и материальном «самообеспечении». Выселение жителей сел, с которыми у них и так практически не было связи с 1946 г., они перенесли относительно легко. Кроме того, разрозненные «боивки» оказались гораздо более стойкими к агентурным провокациям, чем крупные отряды; а повстанческая «безпека» приобрела богатый опыт в выявлении и нейтрализации агентов МГБ. Причем теперь разоблаченный информатор зачастую не сразу заканчивал с «путом» на шее, а еще долгое время продолжал поставлять умело подсовываемую ему дезинформацию. В 1947-1948 гг. украинские националисты уничтожили около 3000 служащих МВД и МГБ, а также партийных и советских работников, что заметно превысило их собственные реальные потери за этот период. Это был своеобразный гол престижа, забитый УПА в советские ворота перед самой развязкой.
Под давлением из Кремля МГБ-МВД в начале 1949 г. вернулись к тактике крупных чекистско-войсковых операций на Западной Украине. По приказу министра госбезопасности УССР М. Ковальчука в Карпатский горный массив, оставшийся в то время единственным регионом организованных действий УПА, были переброшены четыре дивизии внутренних и конвойных войск (81-я и 82-я внутренних войск НКВД-МГБ Украинского округа, 65-я стрелковая внутренних войск НКВД-МГБ Украинского округа, 52-я конвойных войск МВД). Началось массированное прочесывание местности и зачистка населенных пунктов, проводившиеся в комбинации с максимальной активностью агентуры МГБ и информаторов. В условиях подавляющего численного превосходства «синих фуражек» и крайнего истощения сил УПА этого оказалось достаточно для решающей победы. После разгрома всех основных отрядов УПА в Карпатах главнокомандующий повстанческой армией Р. Шухевич 15 сентября 1949 года издал приказ о роспуске последних оставшихся подразделений. Ненадолго пережив свою армию, 5 марта 1950 г. ее главком в результате агентурной операции МГБ УССР под руководством генерала П. Судоплатова был обнаружен в селе Белогороща близ Львова. Отбиваясь, Шухевич застрелил майора МГБ и ранил троих бойцов ВВ, однако при попытке прорыва был убит.


История УПА на этом фактически прекратилась. Ее последнему командиру В. Куку (Лемиш), несмотря на отчаянные усилия, так и не удалось воссоздать повстанческого движения. Дальнейшее вооруженное сопротивление на Западной Украине продолжалось изолированными подпольными и партизанскими группами, а то и непримиримыми одиночками. По данным МГБ УССР, на 17 марта 1955 г. в западных районах республики оставалось всего 11 разрозненных «боивок» численностью 32 человека и 17 боевиков-одиночек, а подпольная сеть ОУН не превышала 300-500 человек. Вот и все, что осталось на исходе борьбы от некогда многотысячной армии УПА. Советские органы госбезопасности вели с ними борьбу агентурными и оперативно-розыскными методами. Отдельные подразделения ВВ на уровне взвод-рота периодически привлекались к обеспечению операции – оцеплению, прочесыванию местности и т.д.
Подавление украинского националистического движения потребовало от СССР концентрации усилий на пределе возможностей. Борьба шла долго и с переменным успехом. Однако в конечном счете у НКВД-МВД и НКГБ-МГБ хватило твердости и умения добиться окончательного выполнения своих задач. Советские чекисты и милиционеры продемонстрировали в борьбе против украинских националистов такой уровень профессионализма и результативности, который вполне может являться примером для современных российских силовых структур. (с)

UPD. (пробежавшись по комментариям и убедившись, что в основном они соответствуют собственному мнению о материале) Интересно, чем руководствовалась редакция "Братишки", решив опубликовать жуковскую статью?..
Tags: УПА
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 92 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →