u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Categories:
  • Mood:

Национальные особенности азербайджанского мореплавания

Из рассказов Александра Сафарова:

МОРЕХОДКА
Среднее мореходное училище имени Кафур Мамедова готовит, за редким исключением, кадры для милиции и торговли. Вы спросите, а при чем здесь мореходка? Объяснение просто как клаксон на первых автомобилях, она освобождает от призыва на военную службу. Там есть военная кафедра, сорок пять суток сборов, где главное пережить качество кормёжки, и ты уже старшина 2 статьи запаса. На экзамены по военной специальности привлекаются офицеры флотилии. Каждый экзамен праздник. На столах коньяк, конфеты, фрукты… Быстро понимаешь, что это не роскошь и даже не подкуп, а средство защиты психики экзаменаторов. Без дозы принятой на грудь, никто из них до конца экзамена не выживет.

На вопрос «Назначение морской мины?» абориген похожий в морской форме на героя фильма «Полосатый рейс», вполне серьёзно отвечает:

– Морской мына прэдназначен для поражения жывой силы протывныка огнём, штыком и прыкладом!
– Иди, подумай.

На третьем заходе: «Ну, ты нас заколебал!»

– Колебатэлный мэханызм торпэды прэдназначэн… – незамедлительный ответ.

Тут без бутылки не обойдёшься.

После экзаменов начинаются сборы. У каюты командира очередь. Репертуар неизменен:

– Товарыш командыр! Мэнэ домой надо! Тут болит, там болит, здэсь тоже болит! – или- Мама болной! Папа болной!

Возможны вариации.

На экипажах консервации четверо русских выпускников славной мореходки, из тех, кто действительно собирается в моря, занимаются корабельными работами.

Остальные, представители титульной нации, после завтрака и до обеда играют в футбол, после обеда спят на стадионе, удобно расположившись на травке. В субботу, командир экипажа поощряет добросовестную четверку увольнением в город. В казарме сидячая забастовка: сидят на полу рядком и пишут жалобу в политотдел: «Русских отпускают в увольнение, а нас обзывают чушками и заставляют делать приборку!»

В итоге забастовщикам засчитывают прохождение сборов и отпускают домой.

Русские ребята продолжают работать на кораблях, но в город их больше не пускают. Справедливость восстановлена.

Офицеров, проходящих мимо мореходки, сопровождает свист и издевательские реплики.

О НАЦИОНАЛЬНЫХ КАДРАХ
Лозунг о подготовке национальных кадров Гейдар Алиевич Алиев, первый секретарь ЦК КП Азербайджана, член Политбюро ЦК КПСС, в прошлом генерал-майор КГБ, исполнял неукоснительно - везде насадил своих.
Вот только флот! Не шли на флот азеры, а если и попадали случайно, то предпочитали служить на бербазах и складах. Были, конечно, исключения, но были они редки, и выбор был невелик.
А ведь Гейдар Аливич спал и видел командующим Каспийской флотилией (КФ) настоящего азербайджанца и, естественно, адмирала.
На горизонте нарисовалось два претендента: Джафаров и Касумбеков.
Чтобы избежать путаницы, знакомиться с ними будем последовательно.
Джафаров служил командиром тральщика стотонника на КФ и на этом поприще обессмертил своё имя, посадив своё ржавое корыто на банку (для тех, кто не знает, банка - это такое небольшое мелкое место среди приличной глубины).
Банка торчала на этом месте давно и никому не мешала, её даже не обозначили буем или вехой, потому что наивно полагали, что никому в здравом уме и твёрдой памяти не придёт в голову на неё забрести. И всё так и было, пока Джафаров, видимо, не посмотрел фильм "Командир корабля". Посмотрел он его и потерял покой. Эпизод, где главный герой ведёт корабль там, где никто никогда не ходил, застрял в мозгу, как забытая в жопе клизма. И вот Джафаров пошёл прямо на банку и на неё сел, и её немедленно назвали его именем и веху над ней установили, предварительно стащив героя двумя буксирами. Буксиры тащили, а гидрограф стоял рядом и ждал, когда для вехи место освободится. После этого командующий долго удивлялся, а когда удивляться перестал, сказал первопроходцу, чтобы о продвижении по службе тот навсегда забыл. Но память у Джафарова была хорошая, писать он ещё не разучился и письменно напомнил Алиеву о подготовке национальных кадров. Алиев вмешался, и первопроходец стал командиром дивизиона. С этого момента он стал говорить всем, что скоро станет первым азербайджанским адмиралом. Для подкрепления намерений он написал рапорт на отпуск, получил его, демонстративно положил отпускной билет под стекло и остался при дивизионе. Такое усердие не могло остаться не замеченным! И оно было замечено, и командующий, посовещавшись с психиатром, принял решение направить Джафарова на учёбу в Академию. Первый же экзамен был завален с таким треском, что даже в Баку было слышно. На треск снова явился Алиев, первый секретарь и прочая и прочая, которому двоечник доступно разъяснил, что "пару" ему влепили именно за национальную принадлежность, и недалёкая комиссия не понимает, как для Азербайджана важно вырастить первого азербайджанского адмирала. При этом он всё время повторял: "У армян есть адмирал!!! А вот азербайджанцу ходу не дают!" Член Политбюро нажал, где надо, и Джафарова в Академию приняли. Во избежание моральных травм у членов комиссии от остальных экзаменов кандидата в адмиралы освободили. А чтобы исключить нездоровые слухи, приняли в Академию ещё трёх не сдавших экзамены сверх нормы. Ребята оказались благодарными и поили Джафарова всё время обучения и сохранили о нём самые лучшие воспоминания. По возвращении из Академии набравшийся знаний Джафаров повёл на банку своего имени теперь весь дивизион и благополучно посадил на неё теперь и флагманский корабль, несмотря на сопротивление командира и наличие вехи.
- Всё! Отплавался, гещдулах (долбоёб по-азербайджански)! - сказали Джафарову, и из гонки за адмиральскими погонами он на какое-то время выбыл.
Тогда-то на финишную прямую и вышел второй претендент Касумбеков Гамид Габибович.
И он не обманул ожиданий.
Если быть честным, то он был первым и главным претендентом на победу, так как был школьным приятелем Алиева.
Член Политбюро тянул своего одноклассника так, что уши трещали.
Несмотря на слабые умственные способности, претендент вскоре стал командиром Балтийской военно-морской базы и контр-адмиралом. На этой, в общем-то, комендантской должности он с таким усердием заставлял моряков мести улицы, красить траву в зелёный цвет и даже протирать трамвайные рельсы для блеска соляркой к приезду начальства, что его не могли не отметить. Его отметили и перевели командовать Каспийской флотилией, присвоив одновременно звание вице-адмирала. Очевидцы рассказывали, что на радостях офицеры Балтийска арендовали на трое суток все рестораны города и устроили себе грандиозный праздник.
И надо отдать им должное, напившись, они нас жалели и, говорят, даже пролили не одну пьяную слезу по нашей горькой участи.
Прибыл к нам Касумбеков уже с двумя звёздами и сразу перед строем заявил, что нам исключительно повезло, поскольку он самый порядочный адмирал в мире, что с его назначением у нас начнётся незабываемая служба и все нам будут завидовать. В подтверждение своих слов он поведал, что как ещё будучи кап-три, подобрал замерзающего в сугробе пьяного лейтенанта и на собственных плечах отнёс его к себе домой, где отогрел и дал закусить.
Наверное, из этого рассказа мы должны были сделать вывод, что он и нас в такой беде не бросит. После этого он сразу направился ко мне.
Тут уместно заметить, что у всех жуликов я с первого взгляда вызываю аллергию.
Когда адмирал подошёл, мы разыграли спектакль, получивший название "Ах, эти грустные глаза".
Подходит ко мне эта двухзвёздная биомасса и спрашивает:
- Товарищ старший лейтенант! Почему у вас глаза грустные?
А я молчу, потому что на глупые вопросы не отвечаю.
Он опять за своё:
- Я вас спрашиваю, почему у вас глаза грустные?!!
И тут я брякнул:
- А чему, собственно, радоваться?
От такого ответа Гамид, блин, Габибович впал в коматозное состояние. Он был уверен, что его прибытие должно вызвать восторг и ликование, а тут нашёлся какой-то старлей, который не только не радуется, но ещё и нагло заявляет об отсутствии причин для проявления этого светлого чувства. Выйдя из комы, Касумбеков развернулся, как кабан, к ЧВСу, нашему главному политбойцу и ещё пока капитану 1 ранга, и спросил:
- Товарищ Лихвонин! Сколько лет вы прослужили, чтобы шнурок получить?
Это он про шнурок на фуражке. Раньше его носили только кап-разы и выше, а с этого года ввели всем.
- Двадцать лет! - раздалось откуда-то снизу.
- Вот видите! А ему сразу шнурок дали! А он ещё и не радуется!
- Кому-то шнурка для полного счастья достаточно, а кому-то этого мало! - никак не затыкался я.
- Идите! И чтобы я вас с такими глазами никогда не видел! - окончательно обиделся командующий.
С тех пор мы так и служили. (с)
--------------------------------

Информация к размышлению...
Под заголовком "С ПРАЗДНИКОМ!"

Ветераны-наша гордостъ!
Верностъ адмирала флоту

Photobucket - Video and Image Hosting
Существует такое поверье: если кораблеводитель не знает свой курс – ни один ветер не будет ему попутным. Наш сегодняшний знатный ветеран, вице-адмирал Касумбеков Гамид Габибович, бывший командующий Краснознаменной Каспийской флотилией, хорошо знал и верно следовал ему всю свою жизнь.
Его незаурядная личность формировалась неодносторонне. Развитие и восхождение по ступеням служебной лестницы совершалось не только привычным порядком – училище, курсы, академия, но и путем самоусовершенствования.
Ступени жизни вице-адмирала Г.Г.Касумбекова – страницы истории нашего военно-морского флота. Родился он 3 мая 1923 года в городе Нахичевани. Перед войной закончил десятилетку и поступил в Московский институт транспорта на факультет строительства железных дорог. После начала Великой Отечественной войны, одновременно с учебой работал кузнецом на заводе цветных металлов.
Фашисты приближались к Москве. Институт был эвакуирован в Тбилиси. Но и на Кавказе осложнилась обстановка. Закавказский военный округ был преобразован во фронт. Сердце сжималось у Касумбекова, когда он каждый день слушал тревожные сводки «Советского информбюро». Именно тогда и созрело у него твердое решение уйти в действующий флот. Но по дороге на фронт во время сильной бомбежки он был серьезно ранен и после излечения поступил в Каспийское высшее военно-морское училище.
Дни учебы тянулись своей чередой, принося то радости, то огорчения. Занимался Касумбеков увлеченно. Суровая служба сразу покорила его, не хотелось выглядеть слабаком среди товарищей, а потому трудился до седьмого пота, не замечая, как втягивается в морское дело. Вечерами во время самоподготовки старался помогать товарищам. И вот наступил счастливый день, памятный каждому военному моряку,- выпуск из училища.
Молодой лейтенант Гамид Габибович Касумбеков получил назначение на подводную лодку Черноморского флота, но вскоре был зачислен в команду для приемки новых кораблей в Америке. Успешно справившись с ответственным заданием, он прибыл на тихоокеанский флот и принимал участие в августе-сентябре 1945 г. в боевых действиях с милитаристской Японией.
Тральщик № 604, на котором Касумбеков служил штурманом, под сильным артиллерийским обстрелом и налетами японских самолетов проводил боевое траление, за что был награжден орденом Красной Звезды.
Жизнь моряка кочевая, беспокойная. А у военного моряка – тем более. Забегая вперед скажем, что вице-адмирал Касумбеков, прослужив на флоте 43 календарных года, видит теперь в этом свою прелесть, свою романтику. За время плаваний и морских походов он видел новые места, новых людей, познавал многое и вместе с тем мужал, становился сильнее, накапливал знания и опыт.
Документы в личном деле Г.Г.Касумбекова скупы, точно закодированы. Но если прочесть многочисленные аттестации, служебные характеристики, наградные листы и другие документы, то все они ярко говорят о его безупречной и образцовой службе.
Командир ряда тральщиков на Тихоокеанском, Балтийском и Северном флотах, траление в Ирбенском заливе, в северной части Баренцева моря, командир дивизиона тральщиков, начальник штаба бригады, а затем командир бригады надводных и десантных кораблей, начальник штаба и вскоре командир Балтийской военно-морской базы, командующий Краснознаменной Каспийской флотилией – вот вехи славного его боевого пути. Короче, можно сказать, что вице-адмирал Касумбеков служил на всех флотах бывшего Союза СССР и на нашей флотилии. Авторитет его особенно вырос на Балтике, где он в общей сложности прослужил 27 лет. Не любил сам Гамид Гамидович частить на берег и убеждал подчиненных: «Корабль – дом, в море - дома». В походах изучил все порты и базы флота. Учил подчиненных на опыте войны.
Но путь на командирский мостик не был у Касумбекова легок и скор. Хотя он был командир лихой, и на его швартовку приходили полюбоваться и поучиться другие.
Молодой офицер заметно рос по службе и вскоре стал командиром тральщика. В справке об участии Касумбекова в боевом послевоенном тралении, начиная с 1947 и по 1980 годы сказано, что он выполнял эту трудную и опасную работу, ежегодно по пять-шесть месяцев, подвергался большим опасностям , многодневным штормам. Образно говоря, он находился в море полных пять лет. За это время были протралены от морских, якорных , донных с контактами и неконтактными взрывателями мины, многие тысячи миль важных районов, которые были объявлены безопасными для плавания и рыболовства.
В передовой статье газеты «Красный флот» за 11 августа 1955 года «Совершенствовать боевую выручку экипажей тральщиков» отмечалось, что образцово проходит боевая подготовка личного состава подразделения, которым командует капитан 3 ранга Г.Г.Касумбеков. Здесь вся учеба экипажей - занятия, учения, групповые упражнения - проводятся с учетом фронтового опыта. За успехи, достигнутые на состязательном тралении, а также за умелое выполнение ряда сложных задач это подразделение и его командир были поощрены Главнокомандующим Военно-Морского Флота. Вряд ли есть смысл подробно рассказывать об учениях, плаваниях, которые давно ушли в область истории.
Примечательно и то, что ему первому довелось испытывать на Балтике поступавшие из судостроительной промышленности все большие, средние, малые десантные корабли, катера, а также суда на воздушной подушке типа «Джейран», «Скат», «Кальмар», и др. Все они достраивались с учетом замечаний комбрига и вступали в строй действующих. Он первым начал несение боевой службы далеко от базы, а также совместное траление с вертолетами. В этом, с гордостью можно сказать. Был поистине весь смысл флотской жизни и службы Г.Г. Касумбекова.
Во время спасения польских рыбаков море напоминало кипящий котел. Штормило двое суток. Комдив Касумбеков по приказу командующего флотом с двумя тральщиками вышли на задание. Ветер все крепчал, круче становились волны. Но он с командиром все время находился на ходовом мостике, пока польские рыбаки не были спасены. Потом местные жители со слезами на глазах тепло благодарили отважных балтийских моряков.
Гамид Габибович, начиная с должности командира дивизиона и бригады, затем командира крупной военно-морской базы и командующего Краснознаменной флотилией, много занимался элементарным устройством личного состава и его семей. И благодаря его усилиям поднимались казармы, жилые дома, парки для вооружения и техники, постепенно налаживался быт военных моряков.
Но наряду с этим, надо особо подчеркнуть, что Гамид Габибович требовал за строительством не забывать и о боевой подготовке. Бывая в частях и на кораблях, он обязательно проверял, как организована учеба. Причем выводы делал не столько по докладам, сколько основываясь на увиденном собственными глазами во время учений и походов.
За заслуги перед Родиной Гамид Габибович Касумбеков награжден шестью орденами и девятнадцатью медалями.
Служебные дела отнимали у него много времени, и все же Гамид Габибович никогда не забывал общественные дела. Он неоднократно был депутатом Верховного Совета Азербайджанской Республики, местных советов тех городов, на территории которых нес службу. Как депутат часто встречался с избирателями, чутко относился к их предложениям и просьбам.
После ухода в отставку по болезни Г.Г. Касумбеков три года был заместителем председателя Государственного комитета по охране природы Азербайджанской Республики. И здесь, будучи еще депутатом, он курировал эти вопросы и многое сделал для улучшения экологии в нашем регионе.
В трудные январские дни 1990 г. Гамид Габибович побывал во многих горячих точках республики и внес свою лепту в решение острых и безотлагательных проблем путем переговоров. Он принимает активное участие в работе Азербайджанского Республиканского Совета ветеранов, как член президиума. Спасибо ему за это!
Жизнь каждого флотоводца оценивается его деяниями и беззаветным выполнением своего долга перед Отечеством, народом. Все эти качества целиком и полностью относятся к вице-адмиралу Г.Г.Касумбекову, настоящему моряку и человеку.

Гасымбеков Гамид Габибович, после продолжительной болезни, скончался 22.04.2005 в 5 часов утра. Похороны состоятся 23.04.2005

Аллах рехмет елясин!

/Азербайджанский Республиканский Совет ветеранов. Секция ветеранов войны - однополчан Азербайджанской Республики./

P.S. Больше всего убило соседство подзаголовка "С праздником!" и "Похороны состоятся..."
Мда...
/Александра Сафарова/

Для забывчивых напомню, что А. Сафаров - автор уже выкладывавшегося в моём ЖЖ скандально известного рассказа о бакинской резне "Чёрный январь".
Часть 1: http://www.livejournal.com/users/u_96/267636.html
Часть 2: http://www.livejournal.com/users/u_96/267819.html
Часть 3: http://www.livejournal.com/users/u_96/268065.html
Окончание: http://www.livejournal.com/users/u_96/268443.html
Комментарий Александра к комментариям читателей: http://www.livejournal.com/users/u_96/336352.html
Tags: морские хиханьки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments