u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Category:
  • Mood:

Однажды на Диком Западе...

Эпиграф:
Какая жалость, что некоторые люди не родились чуть позже и в Америке!
/Владимир Познер/

Лето 1878-го в Додж-Сити выдалось жарким и душным. Забитый под завязку людьми и пригнанным из Техаса скотом город вонял помоями и навозом...

Позади гостиницы кто-то бренчал на банджо и дурным голосом орал: "Шарабан под брезентом - вот такая повозка, если хочешь доехать из Канзаса в Техас. Пусть немножечко тряско и отчаянно жёстко - с нами бог и "винчестер" отвечает за нас!.." Дальнейшие слова заглушил долетевший откуда-то с востока гудок паровоза. Должно быть, это прибывал поезд из Ньютона.

Мельком отметив это обстоятельство, 38-летний мужчина потянулся было за своим брегетом, но не успел.

Часы на здании мэрии пробили пять раз.

«Пять вечера», - подумал мужчина. «Значит, уже скоро…»

…Господи, что он тут делает? Искупает свои грехи? Тогда, какие из них?

Много, ой много накопилось за душой. Славно он погулял, ой славно. Так и просится хулиганская рифма: «Пил, гулял, писал, е…ал». …А может, это кара за судьбу Ари-Ны? Кроткая улыбчивая индианка из племени хупа – её наняли родители в качестве няни. Он любил её безмерно и погубил, пристрастив в итоге к «огненной воде»…

Да нет, вздор это. Он защищает свою честь. Впрочем, свою или Натали? Она, конечно, жена и всё такое. Но ведь первая же вертихвостка на весь Форт-Росс – сколько драл её за то вожжами?!.. Как выяснилось, драл мало. Воистину, "да воздастся вам по делам вашим". Теперь приходится, чтобы обелить собственное имя, стреляться с супружниным хахалем, этим французиком д’Антесом. Ради того, чтобы послать картель этому мерзавцу, пришлось на перекладных добираться сюда, в Канзас, чуть-ли ни с самого побережья Тихого океана.

"Господи, ежели жив останусь - ни на одну фемину, кроме жены, не посмотрю!"

Нет, не в первый раз ему было идти под пули, но сегодняшний случай был особым. Это ощущение пронизывало всё естество, заставляло тело покрываться мурашками, а руки – подрагивать и предательски потеть. Потеть…

Человек судорожно вытер руки о линялую рубашку. Потные ладони, это первый шаг к могиле – так говаривал Билл Хикок, а этот горячий парень из Иллинойса знал, что говорил.

Вот так. Приложил сухие горячие ладони к щекам. Теперь всё нормально. Теперь ореховая рукоятка кольта не выскользнет в самый неподходящий момент. Кстати, как он там?

Сдвинул на затылок стетсон. Закатал рукава. Проверил.

Длинноствольный «Писмейкер» 45-го калибра выскакивал из кобуры легко и свободно. Как разъярённая гремучка из-под каблука. Это было хорошо. Это было правильно.

Скрип за дверью. Кто-то в тяжёлых ковбойских сапогах поднимался по лестнице на второй этаж гостиницы. Должно быть - помощник шерифа. Это за ним.

«Что ж, пора…»

***

- …А ещё говорят, что у того кудрявого красавчика прадед был ниггером. – брякнул Тони Хок по прозвищу Квакер и сморщился, словно в его стакане было не виски, а уксус.
- Да что вы говорите! – кокетливо ахнула дородная мисс Грейнджер, выглядевшая в своём ярком платье рядом с аскетичным пьяницей Хоком как попугаиха рядом с вороном.
- Ей-ей, мисс, так и есть. – уверенно поддакнул владелец салуна Джесси Дженнингс.
- Какой кошмар. – притворно огорчилась мисс Грейнджер.
- Подумать только – ниггеры лезут в писаки. – возмутился Квакер. – Куда только катится наша Америка?
- Тише, тише. – тут же зашикали на него из толпы зрителей. – Смотрите – они начинают!..

***

Франт-Стрит, обычно многолюдная и крикливая, вымерла. Зато за окнами и заборами соседних домов сгрудилась целая орава зевак.
- Джентльмены, не хотите ли решить дело миром? – голос местного представителя правопорядка был абсолютно лишён каких-либо эмоций.
Два ответные «нет» прозвучали почти хором.
- Что ж,.. – разгоняя звяканьем шпор чьих-то кур, гроза и гордость всего Додж-Сити шериф Уайт Эрп неторопливо поднялся на крыльцо салуна, - …тогда по счёту "три" стреляйте.

«…Нет, не за этим я тащился сюда из самой Калифорнии, чтобы в последний момент сбежать. Я никогда и ни от кого не бегал. Ну, разве что от мужей своих любовниц, буде те не вовремя возвращались домой... Сейчас Эрп досчитает до трёх и… Мушка. Что там про неё говорил этот татуированный дьявол Толстой-Американец? Он говорил: «Алекс, дурашка, забудь про мушку. Не смотри на неё. В серьёзном деле на это нет времени. Ты должен видеть только цель!» Вот она цель – высокий блондин по ту сторону улицы. Д’Антес. Французик-южанин из Луизианы. Сволочь, пасквилянт. Набивался в друзья, а сам… Плевать, что он офицер, мы тоже не лаптем щи хлебаем. Солнце в глаза – это, мон ами, плохо, но ничего, ничего… Так, успокоиться. Надо успокоиться. Чем бы отвлечься? Ну, разве что вирши почитать? «Как широко, как глубоко! Нет, бога ради, позволь мне сзади…» Всё. Эрп сказал «три».

Собственного выстрела он не услышал.

…Придерживая потёртый цилиндр, доктор наклонился и пощупал пульс у лежащего. Печально покачал головой. Шериф в ответ пожал плечами и равнодушно отвернулся. По его мнению медицинское освидетельствование человека с наполовину снесённым черепом было уже откровенной глупостью. Тем временем зрители хлынули на Франт-Стрит чествовать победителя.
- Надо же, этот калифорниец всё-таки успел спустить курок. - удивился Джесси Дженнингс.
- Красавчик, браво! – не удержалась мисс Грейнджер и сорвала в знак восторга с головы шляпку.
- Вот чёрт, - пробормотал за её спиной репортёр из «Харперс уикли», - а я уже телеграфировал, что выиграл лягушатник…

***

Смеркалось. В помещении редакции газеты «Вестникъ Калiфорнийской губернии», издаваемой на деньги фонда графа Рязанова, уже почти никого не оставалось, когда во входную дверь ворвался запыхавшийся курьер.
- Чего там у тебя, Прошка? – сонно поинтересовался из-за своей конторки совсем молодой, но уже подающий большие надежды завотдела поэзии.
- Да вот, батюшка Михаил Юрьевич, извольте видеть – телеграмма из Канзаса.
- Что, новые подробности? – газетчик помрачнел.
- Нет, тут это… Стихи.
- Стихи?
- Ага, батюшка, они.
- Ну-тко зачти.
- «Мы пили – и Венера с нами
Сидела, прея за столом.
Когда ж вновь сядем вчетвером
С блядьми, вином и чубуками?»
- Так он жив?! – Михаил Юрьевич потрясённо упал на стул. Потом машинально придвинул к себе недавно исписанный листок бумаги и жирно зачеркнул строчку «Погиб поэт! – невольник чести…»
Tags: даз из фантастиш
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 67 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →