?

Log in

No account? Create an account
Вахтенный журнал стареющего пирата

> Свежие записи
> Архив
> Друзья
> Личная информация
> Вахтенный журнал стареющего пирата

Июнь 1, 2008


Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
11:57 pm - "Месть из прошлого"...
Именно так, наверное, выглядело бы резюме не так давно выложенного мною фантастического рассказа Вероники Батхен "Сказка про перчатку". Что ж, вот вам ещё один любопытный рассказик в том же ключе...

«...DELENDA EST*
----------------
*Должен быть разрушен (лат.)


- Разве это империя? Срам один, а не империя. Пираты, вот мы кто! – ворчал Гунгайс. Он вечно был чем-нибудь недоволен, этот воин с черными волосами, перетянутыми шнурком, и вислыми усами, выдающими его славянскую кровь.

Гунгайс тяжело вздохнул. При этом яшмовый кубок наклонился и фалернское потекло по загорелому запястью. Он поднес кубок к губам и стал гулко глотать, фыркая по-лошадиному. Утолив жажду, вновь забрюзжал:
– Чем мы промышляем в этой Африке? Убиваем жрецов и богатых рабовладельцев, захватываем их землю. А кто ее обрабатывает? Вандалы? Какое там! Те же, кто гнул спину при римлянах. Мы идем по кривой дорожке римлян. Мы взимаем подати и оброк и вынуждены защищать свои владения от проклятых берберов. Нам не ужиться со здешними народами. Рано или поздно от нас и следа не останется. Какой прок с того, что мы, горстка чужестранцев, захватили крепости? Для туземцев мы не годимся ни в союзники, ни в хозяева. Они нас ненавидят не меньше, чем римлян...
– Ненависть не вечна, – прервал его Атаульф. Он был помоложе Гунгайса, чисто выбрит, довольно красив и не столь неотесан, как славянин. Юные годы этого свева прошли в одной из тюрем Восточного Рима, где его держали заложником.
– Здешние жители – еретики, и если бы мы, язычники, согласились принять арианство...[1]
– Нет! – Тяжелые челюсти Гунгайса с лязгом сомкнулись (будь у него зубы помельче, они разлетелись бы вдребезги). В темных глазах вспыхнул огонь фанатизма – черты, выделявшей его народ из всех славян. – Никогда! Это они должны покориться, а не мы! Мы-то знаем суть арианства, и если эти ничтожества африканцы не поняли еще, какую совершили ошибку, мы откроем им глаза! С помощью огня, меча и дыбы, если понадобится! Но пыл его тут же угас. Тяжело вздохнув, он снова потянулся за яшмовым кубком.
– Лет через сто от королевства вандалов останутся только легенды, – предрек он. – Лишь одно пока держит нас вместе – воля Гензериха. – Он произнес это имя немного иначе: Гензерик.[2]

Человек, которого звали Гензерихом, рассмеялся, откинулся на спинку кресла из резного дерева и вытянул мускулистые ноги наездника. Их хозяину не так уж давно пришлось сменить седло на палубу боевой галеры. За одно поколение его племя из кочевников превратилось в морских разбойников. Мудрейший из мудрых, Гензерих царствовал над народом, само имя которого стало символом гибели. Он родился на берегу Дуная и вырос в долгом походе на запад. После того как могучий человеческий поток разбился о римские частоколы, Гензерих попал в Испанию, и там опыт воина, накопленный в свирепых, безжалостных схватках, со временем помог ему стать королем вандалов. Его дикие всадники повергли в прах римских наместников. Когда римляне, объединившись с вестготами, стали поглядывать на юг, Гензерих своими интригами навлек на западные рубежи империи орды Аттилы.

Вдоль пылающего горизонта вырос лес острых пик. Теперь Аттила мертв, и никто не ведает, где лежат его кости и награбленные сокровища, охраняемые призраками пятисот рабов. Имя Аттилы гремело по всему свету, но кто он был на самом деле, как не пешка в руках короля вандалов? Когда несметные полчища готов, покинув Каталаунские поля[3], двинулись через Пиренеи, Гензерих не стал ждать неминуемого поражения. По сей день в Риме проклинают имя Бонифация – желая одолеть своего соперника Аэция, он сговорился с Гензерихом и открыл вандалам путь в Африку. Слишком поздно он помирился с Римом – чтобы исправить ошибку, одной храбрости было уже недостаточно. Бонифаций погиб от копья вандала, а на юге выросло новое государство. Теперь и Аэций мертв, а длинные галеры вандалов идут на север, покачиваясь на волнах в свете звезд.

Сидя в каюте флагманской галеры, Гензерих прислушивался к разговору своих приближенных и улыбался, поглаживая сильными пальцами рыжую неухоженную бороду. В отличие от Гунгайса, в его жилах не текла кровь скифов, разбитых когда-то воинственными сарматами, оттесненных на запад и смешавшихся с племенами из верховий Эльбы. Гензерих был чистокровным германцем: среднего роста, косая сажень в плечах, могучая грудь, толстая, жилистая шея. Он был сильнейшим из богатырей своего времени. Его воины первыми среди тевтонов стали морскими разбойниками, или викингами, как их назвали впоследствии. Но ладьи Гензериха не бороздили Балтийского и Северного морей, а рыскали вдоль солнечных берегов Средиземноморья.

– И только волею Гензериха вы пьете вино и пируете, отдав себя в руки судьбы, – с усмешкой ответил он на последнюю фразу Гунгайса.
– Вот еще! – фыркнул Гунгайс (среди варваров еще не прижилось низкопоклонство).
– Когда это мы отдавались в руки судьбы? Гензерих, ты всегда думаешь на тысячу
дней вперед. Не прикидывайся простачком, мы не так глупы, как Бонифаций и другие римляне.
– Аэций был неглуп, – пробормотал Тразамунд.
– Но он мертв, а мы идем на Рим, – ответил Гунгайс и впервые вздохнул легко. – Слава богу, Аларих[4] не дочиста его разграбил. И наше счастье, что Аттила дрогнул в последнюю минуту.
– Аттила не забыл Каталаунских полей, – произнес Атаульф. – А Рим... после всех потрясений он еще стоит. Почти вся империя в руинах, но то и дело пробиваются живые ростки. Стилихон, Аэций, Феодосий[5]... Рим похож на спящего великана – когда-нибудь он проснется и...

Гунгайс фыркнул и стукнул кулаком по залитому вином столу.
– Рим мертв, как та белая кобыла, что убили подо мной при взятии Карфагена! Оставалось снять с нее сбрую, и только.
– Когда-то один великий полководец думал точно так же, – сонным голосом произнес
Тразамунд. – Между прочим, родом он был из Карфагена, хоть я и не припоминаю его имени. Но римлянам от него досталось на орехи.
– Видать, его разбили, иначе он разрушил бы Рим, – заметил Гунгайс.
– Так оно и было, – подтвердил Тразамунд.
– Но мы-то не карфагеняне, – рассмеялся Гензерих. – И кому тут не терпится погреть
руки? Разве не за тем мы идем в Рим, чтобы помочь императрице справиться с ее заклятыми врагами? – насмешливо спросил он и, не дождавшись ответа, буркнул: – А сейчас уходите. Я спать хочу.

Дверь хлопнула, отгородив короля от унылых пророчеств Гунгайса, острот Атаульфа
и бормотания старых вождей. Гензерих решил выпить вина перед сном, поднялся на ноги и, прихрамывая (память о копье франка), двинулся к столу. Он поднес к губам украшенный алмазами кубок и вдруг вскрикнул от неожиданности. Перед ним стоял человек.
– Бог Один! – воскликнул Гензерих, совсем недавно принявший арианство и не успевший к нему привыкнуть. – Что тебе нужно в моей каюте?

Король привык сдерживать чувства и быстро оправился от испуга, но пальцы его, будто сами по себе, сомкнулись на рукояти меча. Внезапный выпад, и... Но гость не проявлял враждебности. Вандал видел его впервые, но с первого взгляда понял, что перед ним не тевтон и не римлянин. Незнакомец был смугл, с гордо посаженной головой, кудрявые волосы прихвачены малиновой лентой. На груди рассыпались завитки роскошной бороды.

В мозгу Гензериха мелькнула смутная догадка.
– Я не желаю тебе зла, – глухо произнес гость.

Как ни присматривался Гензерих, он не заметил оружия под пурпурной мантией незнакомца.
– Кто ты и как сюда попал?
– Неважно, кем я был. На этом корабле я плыву от самого Карфагена.
– Никогда тебя не встречал, – пробормотал Гензерих, – хотя такому, как ты, нелегко затеряться в толпе.
– Я много лет жил в Карфагене, – произнес гость. – Там родился, и там родились мои предки. Карфаген – моя жизнь! – Последние слова он произнес с таким пылом, что Гензерих невольно отшатнулся.
– Конечно, горожанам не за что нас хвалить, – сказал он, прищурясь, – но я не приказывал
убивать и грабить. Я хочу сделать Карфаген своей столицей. Если тебя разорили, скажи...
– Разорили, но не твоя волчья свора, – угрюмо ответил незнакомец. – По-твоему,
это грабеж? Я видал грабежи, какие тебе и не снились, варвар. Тебя называют варваром, но ты не сделал и сотой доли того, что натворили “культурные” римляне.
– На моей памяти римляне не разоряли Карфагена, – пробормотал Гензерих.
– Милость победителей! – гость с силой ударил кулаком по столу. Гензерих
успел разглядеть мускулистую белую руку аристократа. – Погубили город алчность
римлян и предательство. Торговля возродила его в другом обличье. А теперь ты, варвар, вышел из гавани Карфагена, чтобы покорить его завоевателей. Стоит ли удивляться, что старые сны блуждают в трюмах твоих галер, а призраки давно забытых людей, покидая безымянные могилы, уходят с тобою в плавание?
– Но с чего ты взял, что я решил покорить Рим? – обеспокоено спросил Гензерих. – Я согласился помочь...

Вновь по столу грохнул кулак незнакомца.
– Если бы ты пережил то, что выпало на мою долю, ты бы поклялся стереть с лица земли этот гнусный город. Римляне позвали тебя на помощь, но они жаждут твоей гибели. А на твоем корабле плывет изменник.

Лицо варвара оставалось бесстрастным.
– Почему я должен тебе верить?
– Как ты поступишь, если я докажу, что тот, кого ты считаешь самым надежным помощником и верным вассалом – предатель и ведет тебя в западню?
– Если докажешь, проси чего хочешь.
– Хорошо. Возьми это в знак доверия. – На поверхности стола запрыгала монета. В руке гостя мелькнул шелковый шнурок, оброненный недавно Гензерихом. – Ступай за мной в каюту твоего советника и писца, красивейшего из варваров...
– Атаульфа? – Гензерих был поражен. – Я верю ему больше, чем остальным.
– Значит, ты не так умен, как я считал, – хмуро ответил человек в мантии. – Предатель опаснее любого врага. Римские легионы не победили бы нас, не найдись в моем городе подлеца, отворившего ворота. Я пришел, чтобы спасти тебя и твою империю, и в награду прошу одного: утопи Рим в крови.
Незнакомец застыл на миг с горящими глазами, с занесенным над головой кулаком. Затем, царственным жестом запахнув пурпурную мантию, вышел за дверь.
– Стой! – крикнул король, но гость уже исчез.

Хромая, Гензерих подошел к двери, распахнул ее и выглянул на палубу. На корме горел светильник. Из трюма, где усталые гребцы ворочали весла, воняло немытыми телами. В тишине раздавался мерный скрип уключин, те же звуки доносились с других галер. В лунном свете перекатывались серебристые волны. Возле двери в каюту Гензериха стоял одинокий страж. На бронзовом шлеме с султаном, на римских доспехах играли лунные отблески. Воин отсалютовал королю коротким копьем.
– Куда он подевался? – спросил Гензерих.
– Кто, мой повелитель? – удивился воин.
– Тот, кто вышел из моей каюты, дурень! – рассердился король. – Высокий человек в пурпурной мантии.
– С тех пор, как ушли Гунгайс и остальные, никто не выходил, – ответил вандал, недоумевающе глядя на своего властелина.
– Лжец! – В руке Гензериха полоской серебра сверкнул меч. Воин попятился.
– Клянусь Одином, не было тут никого! – испуганно повторил он.
Гензерих пристально посмотрел ему в лицо. Он хорошо разбирался в людях и понял: страж не лжет. У короля мороз прошел по коже. Ни слова больше не говоря, он заковылял к каюте Атаульфа и, постояв возле нее несколько секунд, распахнул дверь.

Атаульф лежал на столе. Достаточно было одного взгляда на багровое лицо, выпученные и остекленевшие глаза, черный прикушенный язык, чтобы понять, что с ним случилось. В шею слева врезался шелковый шнурок Гензериха. Возле мертвеца лежали перо и пергамент. Схватив листок, Гензерих расправил его и прочитал:
“Ее величеству Императрице Рима. Исполняя Вашу волю, я постарался уговорить варвара, которому служу, чтобы он повременил со штурмом столицы до подхода ожидаемой Вами помощи из Византии. После победы я отведу его в условленную бухту, где Вам легко удастся запереть и уничтожить его флот. Я...”

Письмо заканчивалось бесформенной закорючкой. Гензерих взглянул на труп, и вновь по шее побежали мурашки, а коротко подстриженные волосы встали дыбом. Незнакомец бесследно исчез, и вандал знал, что уже никогда его не увидит.
– Рим еще заплатит за это, – зловеще прошептал он.

Носимая им на людях маска спокойствия исчезла, ухмылка короля походила на оскал голодного волка. В гневном блеске глаз угадывалась страшная судьба, уготовленная Риму. Он вспомнил, что до сих пор сжимает в кулаке монету незнакомца. Долго разглядывал ее, тщась разобрать старинные письмена. Профиль, выбитый на монете, он сотни раз видел на древнем мраморе Карфагена, которого чудом не коснулась ненависть римлян.
– Ганнибал... – пробормотал Гензерих.
---
Примечания:
1 - Ересь Ария – крупнейшее оппозиционное течение христианской церкви IV века, наиболее распространенное в Египте. Разгромлено после осуждения на Вселенском соборе в Никее (325 г.).

2 - Вождь вандалов, захвативший и разграбивший Рим в 425 г.

3 - Каталаунские поля (близ города Труа в Шампани) – место битвы Аттилы с союзными
племенами франков, готов и бургундов под командованием Аэция.

4 - Аларих – первый завоеватель Рима (410 г.).

5 - Стилихон – вандал, командовавший римской армией во времена Феодосия II. Казнен в 408 г. Феодосий II – один из последних римских императоров".

/А вот и автор рассказа ;D /
Настроение: трубка и чай

(18 комментариев | Оставить комментарий)

Comments:


[User Picture]
From:essy_aka_tigra
Date:Июнь 3, 2008 09:27 pm
(Link)
Да, это сильно.
[User Picture]
From:filibuster60
Date:Июнь 3, 2008 11:07 pm
(Link)
Блин, а я уж заторчал - думал, это твоё...
И всё равно заторчал. Мне подобные штуки очень нравятся с детства.
[User Picture]
From:danvolodar
Date:Июнь 4, 2008 12:28 am
(Link)
Призраки похороненных на земле, появляющиеся на корабле в море? Эхм.
[User Picture]
From:haeldar
Date:Июнь 4, 2008 04:25 am
(Link)
о да, помню

у меня в детстве была книжко о Конане, пиратами изданная, там этот рассказ был напечатан допом
[User Picture]
From:murdalak
Date:Июнь 4, 2008 01:41 pm
(Link)
Да-да, древняя коричневая книшка с кучей опечаток :)
[User Picture]
From:u_96
Date:Июнь 4, 2008 06:11 pm
(Link)
Смех-смехом, но это единственное русскоязычное издание, где приведены стихи Говарда.
[User Picture]
From:14tbap_kos
Date:Июнь 4, 2008 04:41 am
(Link)
По поводу DELENDA EST.
http://oper.ru/news/read.php?t=1051601851
Камрад Гоблин считает, что прямой перевод "должен быть разрушен", не отражает смысла фразы на латыни. Не знаю, насколько он прав, но факт интересный, как мне кажется.
"Ну и вот в ходе длительных разбирательств я таки добрался до оригинала. Оказалось, Катон говорил так:
Carthago delenda est!
О чём говорит известный русский перевод данной фразы - Карфаген должен быть разрушен? О том, что некий Катон, повторяющий данную фразу с маниакальным упорством, очень хочет, чтобы Карфаген был разрушен. О чём и долдонит как дятел.
О чём говорил Катон на самом деле? К моему немалому удивлению оказалось, что русский язык, который, как известно, самый великий, могучий и вообще не знает равных, воспроизвести тезис Катона аналогично чеканной латыни – не может. Не может по причине неразвитости в великом и могучем системы повелительного наклонения – в отличие от чеканной латыни. Говоря проще, нету её.
Ибо правильный перевод трёх слов Катона на русский выглядит так:
Если не разрушить Карфаген, мы все погибнем!
Как оно, а?
Карфаген должен быть разрушен или Если не разрушить Карфаген, мы все погибнем?
Почувствуйте разницу."
[User Picture]
From:saphir_the_last
Date:Июнь 4, 2008 06:01 am
(Link)
строго говоря, Carthago delenda est! - это вообще - Карфаген разрушен. Потому что правильная фраза Carthago esse delendam! И если ее вырвать из контекста, то она действительно гласит, что "Карфаген должен быть уничтожен". Причем в безусловном и абсолютном варианте. Но... В контексте речей Катона Старшего, Гоблин прав - речь идет примерно в таком аспекте: Чтобы выжил Рим, Карфаген должен пасть.
[User Picture]
From:khathi
Date:Июнь 4, 2008 08:57 am
(Link)
Carthago, вообще говоря, именительный падеж. Винительный, если мне не изменяет мой склероз, должен быть Carthaginem.
[User Picture]
From:khathi
Date:Июнь 4, 2008 09:12 am
(Link)
Камрад Гоблин любит очень веско заявлять о разном. Увы, но порой ДЮ делает это и о том, в чём разбирается как известное животное в известных фруктах. Ибо Катон а) не говорил этих слов, и б) они переводятся совершенно не так. Катон говорил "ceterum censeo Carthaginem esse delendam" -- "а также я заявляю, что Карфаген должен быть разрушен". "Carthago delenda est" -- это перфект и означает "Карфаген (уже) разрушен". "Если не разрушить Карфаген -- мы все погибнем" Катон имел в виду. ;)
[User Picture]
From:frederick_taer
Date:Июнь 4, 2008 05:56 am
(Link)
Ничего, недолго осталось вандалам.
Аэций им ещё душкой покажется!


(про Одина - бред, это не викинги)
[User Picture]
From:saphir_the_last
Date:Июнь 4, 2008 05:57 am

Не ходя по ссылке.

(Link)
О как.. Уж не Роберт ли Эрвин Говард в авторах?
[User Picture]
From:u_96
Date:Июнь 4, 2008 05:56 pm

Re: Не ходя по ссылке.

(Link)
Говард. :)
[User Picture]
From:scif_yar
Date:Июнь 4, 2008 07:11 am

говард, о как

(Link)
то то чуствую уже читал.
Конан с нами .
У него еще пара рассказиков есть, про Англию например ...
[User Picture]
From:prince_korvin
Date:Июнь 4, 2008 07:21 am
(Link)
ааа даааальшееееее
[User Picture]
From:justfedja
Date:Июнь 4, 2008 04:11 pm
(Link)
IMHO, про орлеанскую деву посильнее было

Зачем Атаульф писал донесение, находясь в открытом море? Его же до встречи на берегу со связником еще прятать надо. Недотерпел, что ли? Да и призрак, он же бесплотный. Знак показать еще может, но удушить кого...

Хотя, о разум, рассуждать о физике призраков :)

По Азимову ("Римская империя"), Гейзерих обошёлся с Римом довольно аккуратно - ограбил и вывез всё, что возможно, но погром и бойню не учинял. Не получилось сыну Гамилькара подговорить его пустить реку римской крови.
From:gur64
Date:Июнь 4, 2008 07:18 pm

Запоздалое

(Link)
касательно Орлеанской девы:
Рассказ неплох, но страдает многими неточностями.
Про генерала уже писали, еще:
- Улыбаться в усы де Голль не мог - размер усов был чрезвычайно мал. Это как ухмыляющийся в усы фюрер:).
- Рядовой Дюнуа был абсолютно прав насчет перебежчицы, и Жанна поехала бы не в бедлам, а в контрразведку как провокаторша - а) реальная Жанна говорила на лотарингском наречии, а оно нечто среднее между французским и немецким, б) по ряду источников де Голль с юности считал, что Жанна д'Арк - это он и никто другой. Злые языки утверждали, что он в этом ключе публично высказывался:)
- Союз с русскими мог вызвать у сабжа недоумение разве что в 20м, когда он полякам помогал и с Тухачевским воевал. В любое другое время он союз с Россией как минимум одобрял.
- в 44м генералу никакие стрелки пригодиться не могли - его от управления этими стрелками гоняли полотенцем - и бритты, и янки.

> Go to Top
LiveJournal.com