u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Category:
  • Mood:

Дом Белых Халатов. Часть 4.

И о лечении
-----------
В первый раз Дом Белых Халатов вспомнил обо мне, как о пациенте, с которым необходимо что-то делать, где-то ближе к обеду вторых суток. В палату вошёл лечащий доктор с кипой бумажек, доверительно подсел к моей койке и, не без ласковости предложил что-нибудь рассказать о себе.
- 34 года, русский, женат... - на автомате выдал я.

Тут выяснилось, что рассказать надо было о травме, приведшей на больничную койку. Ок. Не вопрос. Ёмко, выбрасывая лирику, повествую о том, как шарахнул рукой дома со зла по деревянному предмету. Как через некоторое время понял, что мизинец на правой руке, сука такая, болит и не слушается. Как по настоянию Жены потащился ночью в травмпункт. Как там, в травмпункте, местные Гиппократы с большим интересом рассмотрели рентгеновский снимок и нашли на нём перелом. Объявили, что со столь сложными шнягами они самостоятельно бороться не в силах. В силу чего мизинец и соседний палец поместили в гипсовую лангету, виртуально чмокнули, и переадресовали болезного сюда. В Дом Белых Халатов.
- Очень интересно. - без особого воодушевления признал доктор. - А где этот рентгеновский снимок?
- Дык это... Отдал при поступлении к вам.
- Очень. Очень интересно. - отметил доктор и зевнул. - Поищем. Прямо сейчас и поищем...

Тут я заметил, что медицинское светило активно готовится свалить из нашей палаты:
- Постойте. Я тут уже вторые сутки с загипсованным мизинцем, а мне никто ничего не назначает. Никто ничего не говорит. Вы вообще меня лечить будете?
- Обязательно будем.
- Когда?
- Сегодня уже поздно, так что с завтрашнего дня.
- В смысле "поздно"?
- В том смысле, что поздно уже сегодня сдавать анализы мочи и крови.
- А без этого никак?
- Никак.
- Т.е. сегодня мне ничего делать не будут?
- Вас тут кормят?
- Ну,.. да.
- Вот видите. Еда - это тоже лечебная процедура. - проинформировал лечащий врач. Подумал и уточнил: - Кстати, одна из древнейших в медицинской практике!..

На следующее утро меня разбудили в шесть утра и предупредили, чтобы я ничего не ел, и ничем не ссал. Во имя анализов. Я терпел до десяти часов, а потом явился на пост с закономерным вопросом: "Ну, и когда обещанное будет, мамина норка?.." На посту меня успокоили. Сказали, что несколько завертелись с делами. Ничего страшного - на завтра меня уже точно вписали в список сдающих анализы. И даже бумажку какую-то показали, где действительно имелась моя фамилия. Ну, если, конечно, не считать того факта, что в фамилии вместо первой буквы "С" почему-то стояла "З".

Ещё один день прошёл впустую. Наступили четвёртые сутки бесцельного валяния на больничной койке. Ура! У меня взяли из вены кровь и предоставили литровую банку для анализирующего ссанья. Потом сделали рентген. Нет, не мизинца - грудной клетки. Уговорили подписать в высшей мере невнятную бумажку, из текста которой было понятно то, что я разрешаю медикам как угодно резать меня, пилить и сверлить - лишь бы спасти мою жизнь.

Перед обедом меня вызвал в свой кабинет заведующий отделением микрохирургии - тот самый штангист-тяжеловес. Предложил сесть напротив и с выражением зачитал следующие новости: "Общее состояние больного удовлетворительное. Кожные покровы и видимые слизистые обычной окраски. Температура тела 36,4 градуса. Зев чистый. Периферические лимфатические узлы не увеличены. В лёгких дыхание везикулярное, хрипов нет. Тоны сердца ритмичные, ясные. Пульс 72 удара в 1 мин. АД-120/70 мм рт. ст. Живот мягкий, безболезненный во всех отделах. Печень пальпируется у края реберной дуги, селезёнка не пальпируется. Симптом Пастернацкого отрицательный с обеих сторон. Физиологические отправления в норме."

Прочитав последнее, завотделением оторвался от машинописного листа и испытующе посмотрел на меня. Мол, всё совпадает?

Поймав возникшую паузу, я искренне удивился тому, каким макаром все зачитанные тонкости попали в мою историю болезни. Ведь с самого начала вселения в палату №605 единственное, что я успел слелать - это сегодня сдать кровь и мочу. Температуру мне никто не мерил, в зев не лазил, печень не пальпировал. И уж тем более я с никакой из сторон не знаком с г-м Пастернацким. Чтоб он был здоров.

- Опаньки... - с лёгким удивлением бросил завотделением, но тут же собрался. Заявил, что мой лечащий врач - очень опытный профессионал. Посему на раз определяет температуру пациента без тактильного контакта, не говоря уж о прочих чудесах...

Я не нашёлся, что ответить. Завотделением же принял молчание за моё согласие. И вновь вернулся к чтению: "Деформация, болезненность, при пальпации в области 5 пястной кости правой кисти, выраженный отек кисти, подкожные гематомы. На рентгенограмме правой кисти: перелом головки 5 пястной кости со смещением..."

Я снова удивился. Интересно, как можно было узнать о гематомах, болезненности при пальпации и прочем, если мой мизинец со времён травмпункта как был намертво загипсован в лангету, так таким и остался? На меня махнули рукой и намекнули, что не стоит лезть не в своё дело. Разве я врач? - нет. Так что мне неподвластны профессиональные секреты отечественных микрохирургов. В частности - умение видеть невооружённым взглядом сквозь гипс.

Следом за этим я услышал, что мне будет делаться операция.

Будет? Да ради Бога! Лишь бы побыстрее.
- Побыстрее? Гм?.. Ну, давайте посчитаем. Вы у нас на излечении уже четвёртые сутки...
- На каком-таком излечении? Я четвёртые сутки на бесполезном лежании.
- Не придирайтесь к словам. Итак, четверо суток. Через недельку будут готовы результаты ваших анализов... Накинем ещё пару-тройку дней. Итого - через десять дней вас прооперируют...
- Доктор, какие к чёрту, десять дней?! Это ж мизинец! Резаните его, вправьте, что надо - и вся недолга. Мне надо к Любимой Жене и сыновьям, не говоря уж о работе!..
- Вы не понимаете - у вас очень сложный перелом. - и на меня посмотрели предельно ласково, как на душевнобольного. - Будете ждать столько - сколько надо. Ну-ка покажите свой мизинец. Я вот так трогаю - он что-нибудь чувствует? Нервные окончания функционируют?
- Доктор! У меня весь палец функционирует!
- Да быть того не может. При таком переломе, как у вас, подвижность пальца невозможна. У вас кость развернулась задом наперёд. Я же ясно прочитал: "Перелом со смещением".
- Но палец-то двигается. Смотрите на кочик мизинца, торчащего из лангеты. Вот я его задираю, вот опускаю...
- Офигеть! Как вам это удаётся?!..
- Понятия не имею. Но палец двигается свободно. Может это не перелом, а банальный вывих?
- Снимок врать не может - у вас перелом.
- Но палец-то двигается...
- Сам вижу, что двигается. Значит у вас - вывих. Но на снимке - перелом. Вы чему больше верите?
- Я? Своему пальцу.
- А я - достижениям медицины, включая рентгенографию. В общем, буду думать, - пообещал мне лекарь. И выпроводил из кабинета...

В ожидании операции я пролежал в Доме Белых Халатов десять дней. Нудных, тягучих, бесцельных.

Всякий раз сроки операции переносились в связи с появлением нового неотложного больного.
- Ну, сами посудите, - ласково улыбаясь, пояснял мне лечащий врач. - У вас же что? У вас мелочь - мизинец. Даже со скрюченным пальцем вы легко доживёте до Олимпиады в Сочи. А у нас сейчас на операционном столе - женщина, на которую упала работающая циркулярка. Как вы думаете, кому сейчас важнее операция?..
- Доктор, а тут-то я тогда чего делаю? Выпишите меня. Я и дома могу прекрасно прохрапеть весь день на подушке.
- Нельзя. Без операции вы погубите палец.
- Тогда делайте мне операцию!..
- Сделаем. Как только появится возможность.
- Это когда?
- Не знаю!
- ...!

Через десять дней я под собственную ответственность всё же сбежал домой. Отметился в травмпункте, получил направление на освидетельствование в 4-ю градскую. Там в отделении военной травматологии седой хирург, десятки раз собиравший людей по кусочкам, мигом сорвал с моей руки лангету:
- Так мизинцу больно?
- Нет.
- А так?
- Нет.
- Сейчас?..
- Нет.
- Отлично. Теперь слушай сюда. Перелом уже хорошо схватился и продолжает срастаться. Палец имеет 100%-ную подвижность. Единственный минус - чисто визуальный. Головка пятой пястной кости ушла на сантиметр назад. Это всё. Если не присматриваться - никто не заметит. Теперь прикинь, что будет на операции. Режем мускулы и сухожилия, которые сейчас у тебя абсолютно целы. Сверлим кость - вставляем две скрепки. Что имеем на выходе? Месяца полтора в гипсе и вероятность фифти-фифти "убить" подвижность мизинца. Т.е. сгибаться-то он у тебя будет, а вот с разгибанием может возникнуть большая кака. Внимание, вопрос - оно тебе надо? Я про операцию ради того самого сантиметра? Обещаю - без неё уже через месяц будешь орудовать мизинцем, как ни в чём не бывало. Повторяю вопрос: нужна ли тебе операция?
- Да в гробу я её видел. Особенно - с вероятностью ради симметрии двух мизинцев утратить функциональность одного из них.
- Я не имею права отказать тебе в операции. Право отказаться от операции есть только у тебя самого. Что скажешь?
- Нах.
- Не расслышал.
- На хуй!
- Лады. Так и запишем: "От оперативного лечения больной отказался". ...Вот с этой бумажкой явишься в травмпункт и оформишь себе больничный ещё на неделю. 7 дней поваляешь дурака дома, а там, если надо, спокойно выходи на работу. Всё. Чао. Следующий!..

Ответ на вопрос, какого дрына я 10 дней провёл в Доме Белых Халатов лично мне не ясен до сих пор. Ни с какого боку. Но вот о том, как я провёл эти самые 10 ненавистных дней, я, пожалуй, ещё напишу...

Продолжение следует.
Tags: дом белых халатов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →