u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Category:
  • Mood:

Дом Белых Халатов. Часть 1.

Первое знакомство
-----------------
Дом Белых Халатов. Я появился в нём по совершенно глупой и дурацкой причине. Из-за озвученного в травмпункте «перелома со смещением на правой руке». Выглядел я при этом крайне импозантно – казаки, кожаные штаны, сорочка цвета «металлик» и гипсовая лангета. Позади остались полночь и донельзя расстроенная фактом моего идиотизма Жена.

Изнутри столичная больница, мягко говоря, не блистала. 7 этажей, до визга забитых травматологическими и хирургическими отделениями, не считая сортиров и операционных. Повсеместные листки формата А4 «Курение строжайше запрещено!» Потолки, покрытые задумчивыми разводами от протечек и куски облупившейся краски на стенах.

Стены, ах, что это были за стены! Не знаю, каков был их первоначальный окрас. К моменту моего появления большинство стен устойчиво блистало изумрудно-засранным колером.

В отделении микрохирургии за конторкой флиртовали дежурная медсестра и некто, ухватками напоминающий ильфо-петровского монтёра Мечникова.

- О! Новое мясо… - без всякого энтузиазма прокомментировала мой приход медсестра, отрываясь от Мечникова.

Потом она минуту шелестела какими-то бумажками, пока наконец-то не выяснила, что государственное здравоохранение занычило для меня свободное койко-место в палате № 605.

Палата встретила темнотой и слитным басовитым храпом. В дальнем углу что-то мерцало зелёным, одновременно приглушённо бубня: «Хоп. Хоп. Ых! Пи-до-рас!..» Позже выяснилось, что это мучимый бессонницей больной резался в гольф. На мобильнике.

Вот и пахнущая химчисткой койка. Разделся, упал на тощий матрас. Куча времени ушла на то, чтобы отыскать позу, подходящую для сна с гипсовой клешнёй наперевес… Заснул где-то в половине третьего.

Утро. Вязкое, с тупой головной болью утро. В 7 утра дверь палаты распахнулась. Та самая вчерашняя медсестра громко поинтересовалась, кто тут хочет поставить себе градусник? Оказалось, что никто. Но для того, чтобы установить этот нехитрый факт, медичка перебудила всех моих сопалатников. Знакомимся. Пожалуй, о соседях стоит рассказать подробнее…

Николаич
--------
Справа от меня проживал Николаич. 54 года. Низенький, но широченный в плечах. Красное обветренное лицо. Нос картошкой. Бывший морпех, потом – недоучившийся гинеколог, потом – таксист, потом – совладелец маленькой таксомоторной фирмы.

Честно говоря, женщины должны молиться, что Николаича в какой-то момент выгнали из мединститута. Во-первых, я не представляю, как эти толстенные культяпки, которые Николаич почему-то называл «мои пальчики», могут без летальных последствий для пациентки пролезть в её вагину. Во-вторых, все движения у Николаича получались какими-то резкими и бескомпромиссными. Так и вижу, как этот гинеколог, выслушав очередную посетительницу, лёгким движением выдирает у неё матку. Потом оную осматривает и изрекает: «Ну? И что с ней не так?»

Нет, не так.

«Ну, блядь? Какого ж хуя вы в матке своей, мадам, усомнились?»

Вот так это было бы, да. Потому что Николаич матом не ругался. Он им/с ним жил.

Даже разговор со своей женой (второй, первая умерла лет пять назад) Николаич начинал в том же стиле: «Ленок, ебать тя в жопу, как спала?..»

Единственным существом, с которым морпеховский гинеколог-таксист умел общаться без матюков, являлся двухлетний кобель-бульдог по имени Данила.

В больницу даниловладелец угодил, так как по пьяни поссорился с кем-то не тем. Оппонент прострелил из пневматики Николаичу бедро, кисть левой руки и ноздрю. Бедро залатали, кисть прооперировали, ноздрю вернули на штатное место. Однако, кисть после операции болела жутко. Николаич никак не мог нормально заснуть, здорово мучился и отводил душу в мобильном гольфе. Выигрывать в него Николаич так и не научился, а потому с завидной регулярностью озвучивал новый проигрыш:
- Ёбаный шарик. Пи-до-рас!..

Дениска
-------
Слева от меня койковал Денис. 26 лет. Родом из Барнаула. Рыжие волосы и татуировка «Спартак – чемпион!» Лифтёр.

Однажды на лифтёра упал лифт и напрочь снёс ему большой палец левой руки. Медики почесали затылки, отняли на левой ноге Денису второй палец и пришили его на руку. Вместо утраченного. Теперь Денис нетерпеливо ждал, когда же вся эта монструозная конструкция срастётся.

А ещё у Дениса от почти полуторамесячного валяния на больничной койке резко обострился спермотоксикоз. Парень завёл себе альбом и карандашом принялся рисовать в нём голых баб. Самых разных. В самых разных позах. С самыми разными, торчащими из баб, предметами. Закончив очередную «Джоконду с вибратором», Денис обходил всю палату, выслушивая похвалы и критические замечания.
- Ничего, так…
- Глаза у неё какие-то косые… Хотя с ТАКИМИ сиськами, зачем ей глаза?
- Ара, жопа удалась!
- Лицо кукольное и руки слишком тонкие.
- Пизда у неё, блядь, неправильная. Ты когда-нибудь пизду сам видел? Вот тут и тут должны быть эти… губки, ебёнть! – это, конечно, Николаич.

Сашок
-----
Напротив меня, по ту сторону прохода, лежал Сашок из Сергиева Посада. 22 года, жгучий брюнет с прыщавым сломанным носом. Женат. Супруга на 7 месяце. Практикующий наркоман. Учится на машиниста электропоезда. Так-зять, светлое будущее московского метрополитена.

Фингал под левым глазом.

По словам Сашка он совершенно трезвый и необкуренный ехал после учёбы домой. В пригородной электричке три гопника попросили у него мобилу. Сашок в самой категоричной форме отказался. В результате он получил сквозное ножевое ранение правой руки, из которой телефон удалось извлечь только на операционном столе – так Сашок сжал его в своей грабке.

Через два дня на третий к Сашку приезжала в больницу толстая, как кастрюля с тестом, тётка-следователь… Всякий раз после её визита Сашок уныло падал на стул и громко провозглашал: "Ребята, дарю свой зад любому, кто добудет шмаль!.."

Серёга и Ираклий
----------------
Справа от Сашка тух Серёга, а слева – Ираклий. Серёга был шабашником из Луганска. Ираклий – то ли из Грузии, то ли из Таджикистана. В месте своего рождения Ираклий постоянно путался, что никого особенно не напрягало. В любом случае по-русски Ираклий говорил отлично, правда с неуловимым кавказским акцентом. Последний особенно хорошо проявлялся, когда Ираклий говорил своё любимое «ара» или обращался к кому-нибудь «братан».

У него все мужчины были «братанами», а женщины – «сёстрами».

Это просто валило наповал в формулировках «наш братан Путин» и «ара, сестра моя мать».

Серёга гордо про себя говорил, что он – хохол и здесь, в Москве, не шабашит, а строит будущее Великой Украины. Лично меня в Серёге больше всего поразил его рот. Нет, вовсе не тем, что этот рот постоянно что-то ел. А тем, что за исключением двух зубов, все прочие у Серёги были золотыми. Смотрелось это просто феноменально.

Ещё одной феноменальной чертой Серёги была его потрясающая способность молниеносно вживаться в любую ситуацию. Сходу знакомиться с кем угодно и тут же у этих самых «кто угодно» вызывать сосущее чувство жалости. В изложении Николаича это выглядело так: «Наш Мыкола пёрнуть не успел, как уже переобнимался со всей больницей, да Серёга?.. Теперь к нему, ебать, не зарастает народная тропа – все идут его кормить! Ну не пиздец, а? Без мыла – в жопу!..»

Ираклий же нокаутировал меня способностью без движения лежать и смотреть в одну и ту же точку потолка. Часами. Сутками. Всё то время, когда Ираклий не спал или не гадил, он молча пялился вверх. Если бы взгляд обладал силой физического воздействия, глаза грузинского таджика обязательно бы пробурили над нашей палатой дырку до самой крыши.

Серёге было 40. Ираклию – 33. Что же роднило их? Нет, не только то, что обои два были шабашниками. Породнила их «болгарка».

Вообще, по моим наблюдениям, больше половины всех посетителей Дома Белых Халатов, оказывались тут по милости этого хитрого агрегата. Кто-то что-то себе «болгаркой» отпилил, кто-то её, работающую, себе на ногу уронил… Кто-то, как Серёга с Ираклием, польстившись на дешевизну, купил себе китайские диски. С ценой-то у них всё было Ок, а вот с прочностью… При работе на максимальных оборотах, диски внезапно лопаются, разом заполняя окружающее пространство массой убойнейшего материала.

Серёге на левой руке смахнуло три пальца, Ираклию - два. Хирурги всё было примандячили обратно, но потом, из-за прогрессирующего некроза, один палец у Серёги всё ж-таки отобрали. Навсегда.

Каждое утро Николаич, на правах старшего по возрасту, не мог удержаться от соблазна чуть подколоть нашу каличную парочку:
- Серёга, Ираша, чего это вас, бля, на болгарок-то потянуло? Вам же сперва, нах, на румынках ещё тренироваться и тренироваться!..
- Ара, Николаич, братан, ебать мой хуй…
- Да хуй ли, Ираша, не забижайся. Я ж тебя не чуркой каким обозвал, я ж по дружески, блядь!..

Вот такой у нас сложился шестиместный коллектив, среди которого я, со своим покуёвденным мизинцем, чувствовал себя просто жёлудем. С маленькой занозой.

На этом пока всё – зовут на завтрак…

Продолжение следует.
Tags: дом белых халатов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →