u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Categories:
  • Mood:

Севастополь в июле 42-го. Немцы, крымские татары-хиви и советские военопленные.

В качестве эпиграфа.

senatov:
...Зверства над чужими военнопленными и кидание собственных на произвол судьбы фирменный почерк Совармии, начиная со времён Похода на Вислу и заканчивая Афганской войной.

diana_ledi:
Бяки-предатели татары - ах!
Из двух равновеликих зол - Сталина и Гитлера - люди выбирали то, что еще не вкусили. Вдруг это, новое, будет лучшим?.. Сталинскую-то политику вкушали уже. По полной...// Из двух захватчиков выбирали. Не предавая свою культуру и свои ценности при этом. А зверства? Блин, когда люди поймут, что Советская власть оставила после себя ТАКИЕ зверства, что по сравнению с ними даже колодцы пресловутые меркнут!



Несколько отрывков из книги не так давно ушедшего из жизни И.С. Маношина И.С. "Героическая трагедия":

"4-го июля немцы взорвали скалу, под которой в Херсонесской бухте располагался наш госпиталь. Под обрывом этой бухты и в других местах было множество раненых. "Немцы, увидев сверху одно из таких мест с ранеными (напротив КП ПЕ-2), в течение 10 минут забрасывали их гранатами", - написал военврач И. П. Иноземцев, находившийся неподалеку. - "В результате из 150 человек остались в живых около 15. Весь берег в этом месте был покрыт трупами, наваленными друг на друга. Тяжелораненые кричали, просили их пристрелить. Кто мог двигаться, полз к воде и тонул. Немцы пристрелили всех, кто не мог подняться и идти."


Награждение в Мамашае личного состава немецкого сапёрно-штурмового батальона.

"4 июля я попал в плен", - написал краснофлотец-радист Н. А. Янченко из учебного отряда ЧФ. - "По дороге нас конвоировали предатели из татар. Они били дубинками медперсонал. Из тюрьмы в Севастополе нас конвоировали через Бельбекскую долину, которая была заминирована. Там погибло очень много наших красноармейцев и краснофлотцев. В Бахчисарайском лагере набили нас, яблоку некуда упасть. Через три дня погнали в Симферополь. Сопровождали нас не только немцы, но и предатели из крымских татар. Видел один раз, как татарин отрубил голову краснофлотцу". "Просто не верили своим глазам, что так много воинов было в плену. Весь день шли колонны пленных. Мы не раз бросались в атаки, чтобы отбить от конвоиров своих братьев", - написал в своем письме краснофлотец И. В. Антонюк из 8-й бригады морской пехоты. И потом, когда их самих пленили, он вспоминает: "... нас построили и погнали по четыре в ряд. Все рваные, грязные. Немцы стреляют, бьют прикладами, стреляют то вверх, то в кого-либо, то просто по колонне. Когда вывели на Ялтинскую дорогу, то, не доходя до Сапун-горы, встретили колонну танков. Она не свернула, а фрицы нам тоже не дали, повернули вправо. Тех, кто пытался выбежать из колонны, немцы расстреливали из автоматов. Так с головы и до хвоста одну колонну танки и задавили гусеницами. Нас не останавливали. Танки тоже все время шли. Многие бросились бежать, но были расстреляны". По рассказу В. Мищенко, он с краснофлотцем И. П. Москаликом был взят в плен утром 5 июля под берегом Херсонесской бухты. Свою флотскую форму прикрывали зелеными плащ-накидками, так как немцы расстреливали моряков в черной морской форме...//В. Мищенко, шедший в одной из колонн пленных свидетельствует, что из трех тысяч человек их колонны до лагеря "Картофельное поле" в Симферополе дошла только половина пленных, остальные были расстреляны в пути конвоем из немцев и предателями из крымских татар."


Советские военнопленные занимаются уборкой трупов на мысе Херсонес.

"Военфельдшер 3-го батальона 287-го стрелкового полка 25-й Чапаевской дивизии А. П. Мараренко (Лукашевская) вспоминает:..//"Тяжелораненых мы волокли на себе. В Инкермане за колючей проволокой - речка Черная. Кто кинулся попить, умыться - там и остался. Всех забросали гранатами". И таких примеров было много. Наших воинов, попавших в плен, гнали из района последних боев на Херсонесе по разным дорогам на Бахчисарай и Симферополь. После прохода каждой колонны по обочинам дорог оставались лежать ослабевшие от ран и голода и поэтому застреленные бойцы и командиры."

"...Подразделения предателей из крымских татар, переодетых в немецкую форму, терзали всю массу военнопленных, выискивая евреев, выпытывая, кто укажет на комиссара. Всех выявленных концентрировали в специальной загородке из колючей проволоки, размером 8х10 метров. Вечером их увозили на расстрел. Почечуев пишет, что за шесть дней его пребывания в этом лагере, каждый день расстреливали по 200 человек, собранных в эту загородку. Эти фильтрации и расстрелы продолжались во всех лагерях на пути их следования на Украине, в Польше, Германии. Надо отметить, что немцы широко использовали наших пленных в Севастополе и его окрестностях на разминировании, а также на расчистке завалов, разных раскопках и других работах. В Севастополе в первые дни после захвата города размещалось более десяти мест, где содержались наши пленные разной численности. По воспоминаниям старшины 1 статьи Н. Н. Алексеенко из 279-го отдельного батальона связи 109-й стрелковой дивизии, 4 июля, после неудачной попытки пробиться морем из-под берега Фиолента в район мыса Айя, он был захвачен в море вражеским катером, доставлен в Балаклаву и затем в лагерь на Куликово поле, где содержалось около 4 500 пленных. Оттуда он в числе 200 человек был взят на "работу", а фактически - на разминирование минных полей в районе Мекензиевых гор. После такого "разминирования", когда они шеренгой по сто человек с расстоянием между человеком в 1 или 1,5 метра с палками-щупами в руках шли по минному полю, в живых осталось человек 16. Получивших ранения при взрыве мин пристреливали". (с)
Tags: Севастополь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 242 comments