u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

  • Mood:

Севастополь - 1 или "Любрикант - оружие спецназа".

Набег на Севастополь получился очень символичным, познавательным и полным неожиданных параллелей...

4 ноября 2007 года. Воскресенье.
Утром попрощался с Женой и маленьким Дрон-Дронычем, вскинул на плечи шмотник и двинул на московский Курский вокзал. В ушах рождественскими ритмами звучал американский джаз 40-х (поклон тебе за этот диск, sirjones). Вокруг столь же рождественски падали мягкие снежные хлопья. За спиной осталась прилипшая в скорби к оконному стеклу Маришка.


Дождался поезда, выкурил трубочку в тамбуре, плюхнулся на своё место, раскрыл "Миссия выполнима" Александра Брасса. С интересом зачёл предисловие незабвенного Якова Кедми...

Слов нет - книга по истории операций израильских войск спецназначения получилась весьма интересной. Так, например, мне впервые на русском попались подробности славного, но сумбурного штурма в 1969-м силами "Шайетет-13", "Сайерет Маткаль" и спецназа 35-й бригады ВДВ египетского острова-крепости Грин. Помимо описания вышепомянутой операции "Страсть-6", Брасс довольно подробно описывает "Преподношение", "Викторию", "Тарнеголь-25", "Бардес-20", "Весну молодости" (подполковник Эхуд Барак в женском парике и с лифчиком, битком набитом семтексом, жжот неимоверно!), "Бардес-54", "Бардес-55, трагедии в Маалоте и гостинице "Савой", технологию ликвидации Али Хассана Саламе и Абу Джихада, знаменитую энтеббскую "Шаровую молнию" и ТыДы.


...И вот читаю я всё это под американский джаз и звяканье гранёного стакана в подстаканнике, и постоянно натыкаюсь на то, что уматывая после выполненного задания, евреи спецназначения щедро разбрасывали позади себя по проезжей части гнутые гвозди и пакетики с жирным гелем. Ну, типа, чтобы машины преследователей дырявили себе скаты, сталкивались и сбивались в непроезжие "пробки"... Собстна, никакого бинома Ньютона в такой задумке нет, но вот консистенция геля заинтересовала. Не вытерпел и прямо из поезда по мобиле звякнул знакомому, который до отставки промышлял в войсках спецназначения. Выслушав вопрос в стиле "чо это за хрень такая, Вась?", экс-спецназовец заржал, а потом сказал: "Любриканты для порева видел? - оно! Кстати, их в Израиле для ебли и для "Сайерет Миткаль", по-моему, одна и та же фирма делает... Только фасовка разная!" С чем и отключился, оставив меня в размышлении ставят ли в Израиле на спецназовские любриканты штемпель "топ сикрет" или нет?..

Вот так, за чтивом, незаметно дошкандыбал по рельсам-шпалам до самого вечера, где незатейливо и заснул.

4 ноября 1941 года. Вторник.
...Ещё 30 октября командир самой северной из береговых батарей Севастопольской ВМБ - батареи №54 (четыре 102-мм орудия, открыто расположенных в выложенных песчаником двориках на морском берегу к северо-западу от Мамашая) лейтенант Иван Заика занёс в боевой журнал следующий текст: "16:25. Дан двухорудийный пристрелочный залп фугасными снарядами. Цель - танки противника, двигающиеся по прибрежной дороге из дер. Ивановка в сел. Булганак". Со третьего залпа батарейцы накрыли головной разведвзвод бригады Циглера - в воздух взлетели подброшенные взрывами мотоциклы и тела солдат... Так началась героическая и трагическая 256-дневная оборона Севастополя.

Ситуация с этого момента к 4 ноября, прямо скажем, лучше не стала. Москве в эти ноябрьские дни было явно не до Севастополя и город бился сам...


...54-ой ББ, расстреляной манштейновскими "штурмгешутцами" и миномётами, в живых уже не было. Из её 150 артиллеристов спаслось 28 человек, а оставшегося прикрывать их отход лейтенанта Заику все числили героически погибшим... Прорвавшаяся через Перекоп и Ишунь XI-я армия Манштейна продолжала своё стремительное продвижение по Крыму, оттесняя 51-ю армию к Керчи, а Приморскую - к Крымским горам. В данный момент все играли наперегонки со времени. Если Севастополь сумеет продержаться до той поры, пока усталая и избитая Приморская армия хитрыми горными апендиксами выйдет к городу, немцы с ходу взять его не смогут. Если XI-я сможет отрезать Приморскую от Севастополя - городу не жить, даже несмотря на всю мощь флота и береговых батарей. Между тем, в Севастополе всё ещё продолжалась бодяга на вечнорусскую тематику, кто за что отвечает. Комфлота Октябрьский намеревался любой ценой сохранить ввереный ему плавсостав и имущество флота. Посему корабли вовсю перебазировались в порты Кавказа, попутно вывозя туда же безмерные флотские запасы боеприпасов. Видя, как буквально у него из под носа на восток уходят тонны до усрачки необходимых снарядов и патронов, по Севастополю с перекошенным лицом метался комендат береговой обороны генерал-майор Моргунов (запомните эту фамилию! Это тот, кто в реале создал оборону Севастополя!)... Хмурым утром 4-го у Севастопольского ж/д вокзала шатающегося от недосыпа Моргунова перехватил не менее коматозный командующий Приморской армией генерал Петров и они на петровской "эмке" покатили знакомиться с передовым оборонительным периметром города...


...По пути генералы уснули и храпели "домиком" на плечах друг у друга до тех пор, пока у Дуванкоя рядом с "эмкой" не легла пара немецких 105-мм снарядов. "Сволочи!" - скрипнул зубами Петров и водитель воспринял эту реплику, как генеральский приказ возвращаться назад. Моргунов стал тереть глаза - предыдущие дни тоже были те ещё... На севере и северо-востоке передового оборонительного рубежа Севастополя с 31 октября шли непрекращающиеся бои.


Пока Приморская армия в день по чайной ложке просачивалась в город, у Аранчи и Дуванкоя в недостроенных дотах и дзотах яростно отбивались местный стрелковый полк полковника Баранова, курсанты Военно-морского училища береговой обороны имени ЛКСМУ, 3-й полк и 8-я бригада морпехов. Отбивались от 132-ой немецкой пехотной дивизии в буквальном смысле "чем Бог послал". Когда же ситуация становилась совсем аховой, по личному распоряжению Моргунова (и никак иначе!) по наступающим колоннам Манштейна начинали бить 203-мм орудия "десятки" и 305-мм жёрла башенной "тридцатки". Корректировщики последней методично фиксировали в батарейном ЖБД:
«4 ноября 1941 года. 14 ч 55 мин. Выпущено по наступающей пехоте и минометной батарее 19 шрапнелей. Батарея подавлена, наступление приостановлено.
16 ч 36 мин. По балке Коба-Джига - 6 снарядов.
19 ч 10 мин. Заградительный огонь по шоссе Симферополь — Бахчисарай и по железной дороге... 21 снаряд. Рассеяно до батальона пехоты.
22 ч. 00 мин. 6 фугасных снарядов по пехоте...»


Залпы последней нахер выносили все стёкла в соседней Любимовке и в буквальном смысле слова перемешивали небо с землёй, оставляя воронки, в которые целиком влезал грузовик.


Над полем боя морской ветер с трудном относил в сторону смрадный дым подожжёного взрывами чагарника, который мешался с ядрёной чернотой дымзавес над Северной бухтой... В город подводами везли и везли раненых, чтобы на обратном пути прихватывать в долине Бельбека воду, провизию, патроны, гранаты, снаряды. Дождливые заряды неожиданно сменялись палящими лучами крымского солнца и так по двадцать раз за день... Во второй половине дня чуть распогодилось. С Херсонеса и Куликова поля, расплескав колёсами шасси аэродромные лужи, в небо тяжело ушла шестёрка штурмовиков и восьмёрка истребителей, чтобы вывалить свой бомбогруз на занятые противником Сарабуз и симферопольский аэродром... Примерно в это же время, получив на то "добро" из Москвы, командующий войсками Крыма вице-адмирал Левченко отдал приказ за № 1640 о создании Керченского и Севастопольского оборонительных районов (сокращённо - КОР и СОР). Во главе первого поставили Батова, во главе же СОР-а - Петрова. Тот только кротко вздохнул в ответ - командования Приморской армией с генерал-майора никто не снимал, да и с самолюбивым комфлотом Октябрьским пока до взаимопонимания было далеко, как до Луны...

...Несмотря на упорство обороняющихся, вечером, когда из-за темноты наши корректировщики уже не могли выдавать ББ №10 и ББ № 30 точные данные для стрельбы (а огонь по площадям в целях экономии боеприпасов Моргунов запретил), немцы всё же вышли на рубеж Орта-Кесек-Отаркой. Петров объявил, что позволить немцам закрепиться на занятых позициях "будет смерти подобно" и приказал 17-му батальону морской пехоты, а также разведбату капитана Антипина, выдвинуться в расположение 3-го полка морпехов у Дуванкоя, чтобы с рассветом быть готовым к совместной контратаке. Где-то далеко на северо-востоке от Мамашая в степи всю ночь что-то горело и ослепительно взрывалось. Это предпоследний залп "тридцатки" капитана Александера угодил в немецкий артсклад. Ближе к полуночи случилось чудо. Обессиленым и замерзающим на голой земле бойцам 3-го полка морской пехоты привезли в вёдрах с крышками самый настоящий горячий борщ...
Tags: Севастополь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 75 comments