u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Categories:

«Гвозди б делать из этих людей!..» (с)

Виталий Люлин
«АМАЗОНКИ»

Новейший ракетный подводный крейсер стратегического назначения (РПК, можно сказать, СН), переданный по акту Военно-Морскому Флоту накануне новогодних праздников в глухой и плохо оборудованной бухте Кольского залива, спешно отделывался бригадой судостроителей-отделочников.
Бригада состояла на одну треть из инженерно-технических мужчин – столяров-мебельщиков и наладчиков корабельных систем – и на две трети из молодых малярш.
Вся эта орава командированного народа размещалась на плавказарме финской постройки, стоящей с другой стороны причала, к которому был ошвартован наш РПКСН, гордость за который подкреплялась стихами:
Жопа в масле, хуй в тавоте,
Но зато в подводном флоте.
Строжайшие инструкции, запрещавшие общение с работным людом (под ним здесь понимаются прежде всего, конечно же, женщины) за пределами рабочего дня (в рабочее время прочный корпус подводной лодки кишел людьми, как муравейник мурашами), очень скоро превратились в блеф.
Сауны, душевые и прочие комфортные условия плавказармы финской постройки незамедлительно превратили юных малярш в отважнейших амазонок, предпочитающих следовать только одной инструкции: если женщина хочет, то можно. А они хотели. Очень. Подводничков. Особенно после парилки.
Нейтральная полоса шириной в плавпричал с дефилирующим по нему постоянным подвижным патрулём, назначенным пресекать любые попытки «смычки» с амазонками, очень скоро стала сексуальной ареной.
Патруль разлагался в первое же ночное дежурство, ибо ему некуда было деться от лицезрения голых тёток.
А они, распарившись якобы до умопомрачения, выскакивали из саун в чём мама родила на палубу и…
-Касатики! Сил нет, как ибаца хочется!.. Бросьте вы причал сторожить, никуда он не денется! Идите, потрите нам спинки!.. – вот такие раздавались крики, после чего старший патруля немедленно загонял своё «воинство» в прочный корпус, чтобы чего не вышло.
Пока патруль прятался в центральном посту, из кормового отсека через входной люк на плавказарму десантировались с хотелками наперевес подводнички. Их уже не смог бы остановить и заградительный пулемётный огонь. Верхний вахтенный даже под пыткой паяльной лампой уверял бы, что перебежчиков не видел.
В это время новый состав патруля поднимается на причал наматывать сопли на рукав, глохнуть и слепнуть от серенад и вида амазонок.
Старпом, постоянно находящийся на борту, старался не высовываться из рубочного люка без особой нужды. Вот такая наблюдалась жизнь.
Через пару недель стоянки командир как-то сам остался на ночь посидеть на корабле. Одурев от шума вентиляторов и запаха краски, часа в три утра он вылез на мостик покурить.
Вот тут-то он самолично и узрел интенсивное общение кормы подводной лодки с плавказармой.
-Старпом, - сказал командир, когда наступил день, - у нас всю ночь подводники шастают на ПКЗ.
-Так точно, товарищ командир. Малярш не меньше трёх сотен, так что бойцы работают на износ…
-Может, выставлять по два патруля? Один у носовой сходни, другой – у кормовой?
-А у нас и сейчас два патруля, в каждом офицер и два матроса. Патрулируют по четыре часа…
-И что… не справляются?
-Справляются. Один состав патруля патрулирует, второй – ебется. Потом меняются.
-Старпом, ну ты даёшь! А где у нас замполит?
Нашли ему замполита.
-Замполит!
-Да, товарищ командир.
-Что у нас происходит?
-Да… в принципе… ничего особенного…
-Вы полагаете?
И тут замполит позволил себе засмеяться.
-Ты что ржешь?! – взбеленился командир. –Старпом! Ужесточить контроль за вахтой в отсеках! Патруль снять! Взрывопожаробезопасность и непотопляемость корабля во главу угла! Учения каждый день! Каждый день боевая учеба!
И начались учения. И учеба.
Никогда – ни до, ни после этого времени они не были столь плодотворны. Все работали как часы, корабль сиял, моряки тоже.
Общение с маляршами не прекращалось ни на секунду.
В конце концов, командир сдался.
-Да ебитесь вы как хотите! Да заебитесь вы все в доску! Что касается меня, то до выхода корабля в море я здесь больше не останусь ни на одну ночь.
И не остался.
Полтора месяца корабль красился, а ночами «ебался в доску».
Через полтора месяца корабль был готов к смотру высочайшим командованием.
На смотре корабль получил оценку «отлично».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments