u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Categories:
  • Mood:

Стивен Хантер.

Новая редакция поста от 2005-05-21.

Подумав, решил, что пора мне поместить сюда рецензию на книги одного из моих самых любимых американских писателей современности. К сожалению, до недавнего времени его имя отечественному читателю было практически неизвестно…



Итак, Вашему вниманию представляется Его Величество Стивен Хантер (Stephen HUNTER), король «ганни»-триллера, т.е. триллера, где главным героем является не только человек, но и его оружие. Хантер не столь знаменит и помпезен, как, скажем, Том Клэнси, Фредерик Форсайт или Стивен Кунц… Просто у него своя ниша, свой конёк.
Это - Человек с Ружьём.

Недаром, наше издательство ЭКСМО на обложках хантеровских книг помещает любимую цитату писателя: «Академики пишут мудрые труды. Политики надиктовывают тома мемуаров. Отставные генералы выступают с речами. Интеллектуалы обмениваются ироническими замечаниями… И во всём этом гвалте, являющемся неизбежным последствием любой войны, остаётся безмолвной и забытой её ключевая фигура – спрятавшийся в кустах одинокий человек с ружьём».

Стивен Хантер родился в 1946 г. в Канзас-Сити, штат Миссури. В 1968-м окончил Северо-Западный университет и стал журналистом в газете «Балтимор сан». Позже трудился в «Сан» и «Вашингтон пост».

Хантер никогда не воевал сам и не был во Вьетнаме, хотя в своё время в конце 60-х честно отмотал «срочную» в 1-м батальоне 3-го пехотного полка в Вашингтоне, округ Колумбия.
Тем не менее, Стивену с потрясающим талантом удаётся раскрывать перед читателями внутренний мир и мировоззрение людей, когда-то побывавших на передовой, а потом вышвырнутых оттуда в мирную жизнь, полную серости и обыденности…

Заядлый коллекционер стрелкового оружия, профессиональный охотник и активный член НСА – Национальной Стрелковой Ассоциации Америки (которая активно отстаивает сохранение коституционной поправки, гарантирующей гражданам США право на владение оружием), Хантер не только со всей мыслимой тщательностью и подлинной любовью описывает любой упоминаемый им «ствол», но и великолепно разбирается во всех хитростях снайпинга – искусства снайперской стрельбы.

Наверно, всё это вкупе и обусловило то обстоятельство, что главным героем первой и большинства последующих хантеровских книг стал ветеран Вьетнама, отставной снайпер Корпуса морской пехоты – Боб Ли Свэггер (Bob Lee Swagger), когда-то непризнанный герой войны, превратившийся на «гражданке» в типичного «оутлавс» - отверженного… Ошибкой было бы отождествлять хантеровского Свэггера с киноэкранным Рэмбо. Свэггер намного, если так можно выразиться, «подлиннее», жизненнее, достовернее, психологичнее… Чего стоят одни, прямо-таки шекспировские по своему духу, монологи, помещённые Хантером в свою книгу. Вот, например:

«-Почему такие люди, как вы, всегда стремятся остаться в одиночестве? – спросила она. –Почему вы хотите быть такими независимыми и сами выдумываете ситуации, в которых могли бы один на один пойти против ВСЕХ, чтобы ещё раз доказать, какие вы умные, сильные и храбрые?
Боб ничего не ответил.
-Неужели вы не понимаете, что этим вы ужасно мучаете нас, - продолжила она, - нас, женщин? Потому что все остальные нормальные мужчины безумно хотят быть похожими на вас. Они узнают о вас из всевозможных кинофильмов и боевиков, а потом начинают вести себя так же, как и вы, проникаясь вашей манерой поведения и вашими привычками…// Они пытаются создать себя по вашему образу и подобию, но у них просто кишка тонка, им не хватает вашего упорства, вашей силы воли и вашего характера. Поэтому они просто ерепенятся, когда видят вас, и ДЕЛАЮТ ВИД, что они такие же, как и вы, а мы, женщины, из-за этого постоянно их теряем… Я бы предпочла иметь рядом более слабовольного мужчину, но который был бы жив и мог бы со мной спать в постели, который был бы отцом тех детей, которых у меня никогда не было и теперь уже, вероятно, никогда не будет. То, что мой погибший муж был НАСТОЯЩИМ МУЖЧИНОЙ ничего хорошего мне не принесло…
-Это невозможно объяснить, - сказал Боб. –Да, мэм, это может быть просто глупостью и, возможно, не имеет никакого смысла. Но, во-первых, меня учили не причинять боль никому, кроме тех, кто причиняет боль мне и моим близким, - я так воспитан. И во-вторых, я просто выполняю свой долг так, как я его понимаю. Если я придерживаюсь этих двух принципов, то у меня, как правило, не бывает никаких проблем.

Наступило такое глубокое молчание, что можно было подумать, что это последняя секунда жизни перед взрывом атомной бомбы, которая окончательно уничтожит жизнь на всей планете. Но вместо взрыва атомной бомбы за железными стенами трейлера раздался крик ребёнка.

Лицо Джули застыло. В её глазах появилось совсем незнакомое, новое выражение, которого Боб никогда раньше не видел. Это была боль.

-И знаете, весь парадокс в том, что никого из нас не интересует такой тип мужчины, я имею в виду тот тип мужчин, которым хотите быть вы. Нам нужен тот, кто никогда не уйдёт, не оставит нас в одиночестве и утром, когда мы проснёмся и откроем глаза, будет рядом. Который будет стричь траву на газончике, приносить домой зарплату… Да, именно такой мужчина… Я понимаю, как смешно всё это сейчас звучит… - призналась она, и вместе с этой фразой неожиданно прорвалась наружу вся её боль. –Вы приходите… и я помогаю вам, выхаживаю вас, забочусь о вас… Собираю на свою голову массу неприятностей, из которых никогда уже, наверное, не выберусь, у меня теперь никогда не будет нормальной жизни… а вам всё равно. Вам, видите ли, надо идти. И быть настоящим мужчиной!..»


Первая же книга про Боба-снайпера – «Point of impact», увидевшая свет в 1993-м, стала американским общенациональным бестселлером.



В последующем 1994-м «Point…» в переводе некого Игоря Евтишенкова под названием «Снайпер» печатается в России издательством «Новости» в серии «Мировой бестселлер».
Тем временем американские читатели требовали продолжения и Хантер, окончательно похерив карьеру журналиста, плотно засел за сочинительство. И этот процесс, надо добавить, продолжается и по сей день!..

На данный момент в России издательством «ЭКСМО» (в переводе А.Анваера, который со своей работой справился значительно лучше И.Евтишенкова) в детективно-триллерной серии «Подчерк мастера» выпущены девять книг Хантера, связанных общими героями и событиями в одну серию. Перечислю их не по порядку публикации, а в хронологической последовательности описываемых в них событий. Для любителей читать произведения на «родном» языке приведу и английские названия.

1. «Мастер-снайпер» (The master sniper).
2. «Гавана» (Havana).
3. «Жарким кровавым летом» (Hot Springs).
4. «…И ад следовал за ним» (Pale horse coming).
5. «Крутые белые парни» (Dirty white boys).
6. «Снайпер» (Point of impact).
7. «Невидимый свет» (Black light).
8. «Сезон охоты на людей» (Time to hunt).
9. «За день до полуночи» (The day before midnight).

Сюжетный калейдоскоп удовлетворит любого искателя «печатного адреналина»: надуманное обвинение человека в покушении на жизнь Президента США, охота ЦРУ на Фиделя Кастро, противостояние советского и американского снайперов в джунглях Вьетнама и на территории США, отряд советского спецназа захватывает шахту с американской межконтинентальной баллистической ракетой… И т.д. И т.п.
Всё вполне логично и правдоподобно, с туевой хучей запутанных и драматических сюжетных ходов, с ярко и выпукло выписанными типажами действующих героев, с дотошным описанием тех смертоносных железяк, которые скрываются под термином «оружие».

И совсем не факт, что «энд» будет действительно «хэппи»...

Пара слов об экранизации хантеровской серии про Боба-снайпера.
Сразу после феноменального успеха в 93-м Point of impact, Хантер получил массу лестных предложений от голливудских продюсеров по поводу экранизации книги. Но Хантер оказался на редкость разборчивым писателем и только через месяц согласился подписать контракт с Грегори А. Гэйлом (Gregory A. Gale). По условиям котракта Хантер брался в короткий срок написать по своей книге киносценарий, а Гэйл обязан был уговорить сняться в роли Боба Ли Свэггера Тома Беренджера (Tom Berenger), т.к. по мнению Хантера именно Беренджер более всего соответствовал хантеровскому видению личности Боба-снайпера. Вторым условием было то, что фильм должен был быть снятым в пунктуальнейшем соответстви с хантеровским сценарием. Вот это-то последнее условие весь проект и погубило. Режиссёру фильма Луису Ллосу (Luis Llosa) сценарий Хантера показался слишком затянутым и лишённым экшена... Поскольку упрямец Хантер на какие-либо уступки идти не желал, Гэйл расторгнул с ним контракт. Правда, от идеи снять фильм о снайпере продюсер отказаться уже не мог, ибо уже получил под эту картину от спонсоров серьёзные ассигнования... Но Гэйл выкрутился из тупика. Во-первых, на роль нового сценариста был приглашён Бекнер (Michael Frost Beckner), честно создавший крепкий и достаточно интересный сценарий (лучшая фраза из него: "One shot - one kill!"), правда уже не имевший ничего общего с исходным хантеровским стилем. Во-вторых, оригинальное название Point of impact заменили банальным Sniper, под ним и выпустив картину в прокат.

Посмотреть на Яндекс.Фотках
Фильм получился довольно удачным, что позже побудило Роберта Л. Розена, Крэйга Р. Баксли, Скотта Айнбиндера, Кэрола Коттенбрука и Пи Джей Песке наснимать ещё целых два сиквела со всё тем же Беренджером (уже изрядно обрюзгшим и постаревшим) в главной роли. Сиквелы оказались настолько провальными, что Хантеру оставалось только ехидно посмеиваться, наблюдая со стороны за этими, как он приватно выразился, "попытками группового изнасилования киношниками бледной тени Свэггера"...

Однако к 2007-му году ранее непоколебимый Хантер постарел и стал не столь упёрт. Так или иначе, но продюсерам Лоренцо ди Бонавентура (Lorenzo di Bonaventura), Рику Кидни (Ric Kidney) вместе с режиссёром Энтойни Фукуа (Antoine Fuqua) удалось раскрутить Хантера на новую попытку экранизации Point of impact. Контракт был подписан с очень большим трудом. Причин для этого было две. Первая - Беренджер уже стал стар как говно мамонта и на роль Свэггера явно не годился, а Хантер-однолюб на куй посылал все иные предлагаемые кандидатуры. Вторая - Хантер несмотря на попытки продюсеров и режиссёра объяснить, что "нельзя впихнуть невпихуемое", изо всех сил стремился втиснуть в полуторачасовой фильм все 600 страниц своего романа. В итоге Хантер послал на куй всех и вся, объявив, что умывает руки. Он оставил продюсерам уже ими проплаченное право на экранизацию Point of impact, но при этом отказался писать для фильма сценарий. Для этой неблагодарной роли в конце концов был нанят Джонатан Лемкин (Jonathan Lemkin) - сценарист крайне посредственный, который в отличие от Бекнера в 1993-м не умел "из ничего сделать конфетку". Зато ему с успехом удалось "из конфетки сделать ничего". Это в том смысле, что Лемкин умудрился столь перекромсать, выхолостить и "осовременить" текст Хантера, что картина оказалась с самой стадии написания сценария обречена на провал. Продюсеры тоже внесли в процесс киносъёмок канистру с гуано. Сначала на роль Боба Свэггера запланировали аж самого Киану Ривза, но тот после "Матриц" взматерел не по детски и запрошенный им гонорар оказался равен всему планируемому бюджету фильма. Тогда решили снимать кого подешевле... Этим самым "Бобом-снайпером подешевле" стал Марк Уолберг (Mark Wahlberg). Когда об окончательном выборе создателей картины стало известно Стивену Хантеру, тот добился замены названия фильма.

"Боже, Боба Ли будет играть какой-то сопляк!.. Я не хочу, чтобы зрители ставили знак равенства между героем моей книги и мистером Марком Детский Сад! Попомните моё слово - он изговняет им всё дело". (с)

Вместо Point of impact фильм вышел под названием Shooter.


Имея на руках убогий сценарий Лемкина и не менее убогий актёрский состав, Фукуа не мог совершить чуда. Его и не произошло. В полном соответствии с пророчеством Хантера картина оказалась полным отстоем. Интересно, что её просмотр вовсе не огорчил Хантера: "Надеюсь, что теперь эти типы из Голливуда наконец поймут - меня можно экранизировать только полностью... Как Льва Толстого!"
Tags: Хантер, кинорецензия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments