u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Category:

ЛЕВОЕ "КРЫЛО" НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМА (19)


Готфрид Федер и Дитрих Эккарт - оба вступили в Рабочую партию Германии ещё до Гитлера. Это были люди образованные, известные в Мюнхене. Инженер-строитель по образованию, Федер, как уже упоминалось, отличался нетрадиционным взглядом на экономику и был сторонником отмены “процентного рабства”, что проповедовал с упорством маньяка. Некогда он произвёл на Гитлера неизгладимое впечатление, однако, как и прочие экономисты-радикалы, по мере приближения Гитлера к власти терял своё влияние, и ему пришлось довольствоваться постом товарища министра экономики, откуда он был смещён в конце 1934-го года.
Эккарт был человеком, у которого Гитлер многому научился на раннем этапе становления нацизма. Колоритная личность, уроженец Богемии, Эккарт был почти на двадцать лет старше Гитлера. В 1919-м Эккарт написал поэму, строка из которой “Leutschland Erwache!” (“Германия, проснись!”) стала позднее боевым кличем нацистского движения. Человек весьма начитанный, переводчик “Пер Гюнта” Ибсена, к концу жизни он выпускал заштатную газетку “Auf gut Deutsch”, воплощая в ней свои националистические, антидемократические и антицерковные взгляды. Будучи расистом, восторгаясь нордическим фолклёром, имея пристрастие к травле евреев, Эккарт даже в состоянии подпития прекрасно владел языком и имел в Мюнхене массу связей. Он давал Гитлеру книги из собственной библиотеки, учил его правильно говорить и писать, одновременно оказывая ему, как будущему спасителю Германии, покровительство, открывая перед ним двери многих домов “высшего света”, помогая собирать средства на покупку газеты “Фелькишер Беобахтер”, соредактором которой (с Альфредом Розенбергом) он потом пробыл два года. Эккарт умер в 1923-м задолго до прихода нацистов к власти, однако Гитлер воздал ему должное на последней странице “Майн Кампф” [3 c. 586].
Альфред Розенберг - т.н. “интеллектуальный вождь” нацистской партии и её “философ”, заместитель Гитлера по вопросам “духовной и идеологической подготовки” членов НСДАП, был человеком весьма средних способностей [13 c. 317]. С некоторой натяжкой его можно считать русским. Выходец из немецкой Прибалтики, т.е. из Эстонии, Розенберг в 1917 году закончил Московский университет и перебрался в Мюнхен, где в первое время, вращаясь в кругах белых эмигрантов, проявлял большую активность. Надо сказать, что “русское” прошлое Розенберга вызывало впоследствии довольно едкую реакцию среди оппонентов национал-социализма. Так например, Отто Штрассер однажды заявил Гитлеру: “Возможно, ваш балтийский советник, господин Розенберг, слишком несведущ в немецком языке, чтобы хорошо разбираться в... нюансах” [13 c. 23].
В 1919 году Розенберг познакомился с Эккартом, а через него с Гитлером, и в конце года вступил в партию. Совершенно очевидно, что Розенберг - человек имеющий диплом архитектора, мог произвести сильное впечатление на того, кому не удалось даже поступить в архитектурный институт, т.е. - Гитлера. Эрудиция Розенберга также поразила Гитлера, и ему понравилась в этом молодом человеке ненависть, которую тот питал по отношению к евреям и большевикам. Незадолго до смерти Дитриха Эккарта, в конце 1923-го года, Гитлер назначил Розенберга редактором “Фёлькишер Беобахтер” и в течении многих лет продолжал его поддерживать [73 c. 73], сделав Альфреда идеологом нацистского движения и одним из главных авторитетов в области внешней политики.
Множество менее известных лиц, в большинстве своём с весьма сомнительной репутацией, объединились вокруг партийного диктатора. Макс Аманн, в прошлом унтер-офицер и начальник Гитлера, когда тот служил в полку Листа, несмотря на некоторую “неотёсанность и дубоватость” [73 c. 74], оказался довольно способным организатором. Его назначили управляющим делами партии и газеты “Фёлькишер Беобахтер”, и Аманн по-армейски быстро навёл порядок в финансовых делах партии и газеты.
Своим личным телохранителем Гитлер выбрал Ульриха Графа, борца-любителя, ученика мясника и известного дебошира. Придворным фотографом, который на протяжении долгих лет один снимал фюрера, Гитлер (после весьма тёмной и скабрезной истории) сделал хромого Генриха Гофмана [13 c. 102].
Другим приближённым Гитлера был скандалист по фамилии Кристиан Вебер, торговец лошадьми, в прошлом вышибала в одном из дешёвых мюнхенских ресторанов, большой любитель выпить. Вебер - ветеран первой мировой войны обожал уличные потасовки и ради этого даже какое-то время состоял в подразделении личной охраны Гитлера. Впоследствии он станет членом городского совета Мюнхена и даже президентом ландтага Верхней Баварии [42 c. 73].
Под стать Аманну, Графу, Гофману и Веберу был ещё один “старый партийный боец” - Герман Эссер, живший на содержании своих пассий и любивший устраивать беспорядки в еврейских кварталах [25 c. 122]. В глазах Гитлера подобный образ поведения Эссера ничего не значил рядом с несомненным талантом уличного оратора, гордо заявлявшего о себе: “Я могу перекричать даже паровозный гудок!” [16 c. 42] Кроме самого Гитлера, единственный, кто мог сравниться с Эссером на ниве ораторства (а также в пристрастии к порнографии), был Юлиус Штрайхер, учитель начальных классов в Нюрнберге, вечно появлявшийся всюду с хлыстом, основатель “Der Sturmer” (“Штурмовик”), самой крикливой из всех антисемитских газет, где он публиковал нескончаемые чудовищные истории о якобы совершённых евреями ритуальных убийствах, зверствах и сексуальных преступлениях [13 c. 57]. Гитлера постоянно убеждали избавиться от Эссера и Штрайхера, но Адолф упрямо все годы недолгого существования третьего рейха продержал эту парочку на партийных должностях в Баварии, оправдывая свою терпимость к ним их беспредельной преданностью делу партии.
Для Гитлера также очень важно было иметь друзей в полиции и в прокуратуре, чтобы иметь возможность пресекать малейшую попытку привлечь его к ответу за нарушение правопорядка. Очень скоро такие “друзья” появляются: полицай-президент Мюнхена Пенер, его консультант по политическим вопросам Фрик, а также министр юстиции Баварского правительства Гюртнер.
Оглядываясь на 20-е годы, Гитлер не высказывал никаких иллюзий по поводу облика тех сограждан, которых привлекало к себе нацистское движение в первые годы, но всегда отстаивал ценность таких людей для партии:
“Подобные элементы, никчёмные в годы затишья, совершенно преображаются в период бурь... Один такой стоит полусотни почтенных буржуа. С какой слепой верой следовали они за мной! По сути говоря, они не что иное, как взрослые дети... Во время войны эти парни разили штыком и швыряли гранаты. То были простейшие существа, сработанные из единой породы. Они не могли допустить, чтобы страна оказалась запродана этим мерзавцам, этим продуктам крушения. С самого начала я понял, что партию можно создать именно из таких людей” [25 c. 122].
Заняв подобную позицию с опорой на люмпмен-пролетариат и деклассированные слои общества, со свойственной им тягой к деструкции для скорейшего улучшения своего социального статуса, Гитлер становился практически неуязвимым: “Я как Чингисхан сплотил вокруг себя отверженных, недовольных, нищих и повёл их из голых степей на штурм блистательной Европы! Нам нечего было терять и мы победили!” [18, 1936 г.] Ни одно иное политическое течение в мире (за исключением коммунизма) не могло позволить себе столь вульгарный подход к подбору кадров. Зато за счёт этого быстро достигалась необходимая массовость движения. После такого беспринципного “старта” начинал действовать известный закон перехода количества в качество - массовое движение занимало заметные, ключевые позиции в обществе, выдвигая на вершину общества своих вождей, получая таким образом государственный статус. Естественно, что социалисты и демократы с их стремлением к парламентаризму, с щепетильным подходом к “чистоте” собственных рядов, проигрывали гонку к власти ещё на “старте”. Это прекрасно понимал Гитлер, зато этого не понимали Штрассеры, так что их надежды на победу уже изначально можно было рассматривать как весьма иллюзорные. Левое “крыло” было обречено ещё до своего появления.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments