u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Categories:

ЛЕВОЕ "КРЫЛО" НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМА (18)

2. Анатомия НСДАП
-----------------

До 1930 года нацисты оставались незначительной партией, находящейся на периферии политической жизни Германии. Кто же вступал в партию в тот период и что их привлекало?
Число её членов с июня 1920 по начало 1922 года возросло с 1100 до 6000, а к началу 1923 года достигло 20000, поскольку Немецкая социалистическая партия самораспустилась, проголосовав за присоединение к НСДАП (на условиях, продиктованных Гитлером), впервые пополнив нацистские ряды членами, живущими за пределами Баварии [25 c. 117]. Кризисный 1923 год стал годом достаточно внушительного прироста членства, доведя численность партии к ноябрьскому путчу до 55000 человек. Впрочем, эта цифра ещё не впечатляет, так как население Германии тогда составляло 30 млн. человек.
Сведения об этом раннем периоде отрывочны, однако тщательное изучение позволяет создать политический профиль - анатомический срез партии и сравнить его с социальным составом населения Германии. В отличии от всех прочих партий Германии, за исключением лишь католической партии “центра”, в составе нацистской партии, даже на раннем этапе, имелись представители всех классов и социальных групп. Рабочий класс в целом был представлен мало, однако квалифицированные рабочие, особенно мастера высшего разряда, среди членов НСДАП были в избытке. Старый средний класс - высококвалифицированные ремесленники, лавочники и мелкие предприниматели - также имел многочисленное представительство в нацистской партии и представлял собой значительный источник поступления новых сил, особенно на юге страны. Крестьяне, однако, вплоть до 1923 года вообще не вступали в партию. Их состава нового среднего класса мелкие чиновники были представлены почти пропорционально их общей численности в составе населения рейха, в то время как низшие слои государственных служащих (включая и учителей) составляли в партии весьма высокий процент [75 c. 66].
Столь же высокий процент составляли представители элитарных групп, хотя в целом сами эти группы были малочисленны (они составляли всего 3% общего числа населения). Сюда входили директора и владельцы предприятий, представители умственного труда, а также студенты университетов, многие из которых являлись демобилизовавшимися офицерами армии или добровольческих отрядов. Единственные, кто из элитарных групп были представлены незначительно, - это высокопоставленные государственные чиновники.
Тон в партии задавал верхний слой среднего класса (до которого стремились возвыситься квалифицированные рабочие), это были грубые, деспотичные бюргеры, завсегдатаи пивных, шовинисты, презиравшие всё иностранное, антисемиты, противники интеллигенции, свободомыслия и всяких новшеств.
Именно для всех вышеперечисленных категорий и была составлена та самая программа “25 пунктов”.
Собственно, Гитлер никогда чересчур серьёзно и не относился к своей программе. Постоянно утверждая её неизменность, он желал этим пресечь дискуссию о целях партии, т.к. считал подобные дискуссии отличительной особенностью парламентских, столь глубоко импрезираемых. Гитлер обладал удивительной интуицией. Люди шли на его выступления не ради их содержания, но увлечённые его талантом страстно и убедительно втолковывать аудитории банальности националистической правой пропаганды, что он умел делать как никто из его политических соперников [13 c. 93].
Обычно, когда речь идёт о НСДАП, прежде всего повествование фокусируется на личности Гитлера. Он стал центральной фигурой, человеком-символом Германии 30-х годов. Остальные представители “элиты” третьего рейха в массовом сознании превратились в своеобразные бездумные дубликаты фюрера: Геринг - “наци №2”, Гесс - “наци №3” и т.д. По меткому выражению Лена Дейтона: “Причёска другая, мысли - те же” [78 c. 15]. За колоссальной фигурой Адольфа - этим “монументом” фашизма, напрочь теряются образы людей, стоящих чуть ниже в фашистской иерархии, но от этого не менее значимых. В самом деле, пусть Гитлер это Центр или, правильнее, Эпицентр нацизма, но “хомо сапиенс” существо общественное - даже Эпицентр Гитлер не мог существовать и действовать в вакууме. Кто-то должен был помогать фюреру занять его положение, кто-то должен был его поддерживать и ему помогать. Кто-то должен был служить тем фундаментом громадной пирамиды национал-социализма, на недосягаемой вершине которой возвышалась фигура Адольфа Гитлера. Поскольку связь между Гитлером и прочими иерархами нацизма была двухсторонняя, правильным будет утверждение, что не только фюрер оказывал влияние на свою партию, но партия оказывала влияние на своего фюрера. Гитлер никогда бы не стал тем Гитлером, которого мы знаем, если бы не влияние его непосредственного окружения, если бы не действия тех, кто его окружал. Отнюдь не всегда они копировали манеры и образ мысли своего вождя, но то, что каждый из них был личностью и лидером - несомненно. Иначе бы они никогда бы не оказались во главе германского государства. Гитлер был по-своему прав, сказав на собрании виднейших промышленников Германии следующее:
“Нация возрождается лишь усилиями личности. Массы слепы и тупы. Каждый из нас - лидер, и Германия состоит из таких лидеров” [13 c. 94].
Каждый из этих приближённых к фюреру “личностей” сыграет свою роль в истории НСДАП и его левого “крыла”, так что познакомимся с ними поближе.
Для мобилизации масс требовалась партия, обладающая крепким ядром преданных ей членов, которые бы организовывали массовые митинги, принимали участие в демонстрациях, сборищах, уличных боях и всю свою жизнь посвящали борьбе за дело партии. Именно это мировоззрение отличало нацистов и коммунистов от всех прочих политических движений.
Гитлер был достаточно прозорлив и понимал, что подобные требования не только не встретят сопротивления, но, наоборот, ещё теснее сплотят вокруг партии тех, кто их разделяет. Таким образом, он создавал религиозно-политический союз или “религию вкупе с армейской дисциплиной” [83 c. 90]. Многих из тех, кто вступал в партию в 1920-е годы, привлекало эмоциональное удовлетворение от сознания принадлежности к “движению” (так чаще всего называлась партия) единомышленников, в разной степени отстранённых от общества, отвергавших демократические, плюралистические идеалы Веймарской республики, однако сумевших воспользоваться ими для подготовки свержения республиканского строя. В те годы подобный тип людей стремился создать некий микрокосмос - ни на что не похожее сообщество по образу и подобию фронтового братства, которым, в сущности, и хотели они заменить республику.
Начать с того, что местные отделения хоть и пользовались значительной автономией, однако испытывали постоянное давление со стороны партийной верхушки, требовавшей неукоснительного исполнения приказов центра, направленных на проведение в жизнь партийной доктрины. Эта своеобразная милитаризированность партии, единоначалие и неподотчётность главы партии рядовым членам, позже разведёт НСДАП и её левое “крыло” по разные стороны баррикады, но на начальных этапах левые всё ещё продолжали видеть в нацистах “трамплин” для захвата власти, а потому единоначалие рассматривалось Штрассерами и иже с ними, как плюс, а не как минус.
Во всей этой ещё только начинавшей складываться системе место Гитлера уже было особым. Из этого позже, к концу 1920-х годов, и будет раздут миф о Гитлере (“Спасителе, посланном Провидением, дабы избавить немецкий народ от бедственного положения, в котором он находится, и вернуть ему утраченное величие” [83 c. 91]); так стал возникать образ харизматического лидера, подотчётного лишь самому себе, отождествление всего движения с личностью Адольфа Гитлера, с его идеологией и мировоззрением и персонифицирующий характер отношений Гитлера с его гауляйтерами, зачастую похожие на неофеодальные отношения между верховным сеньором и его вассалами.
Между тем, процесс преобразования Гитлером НСДАП в ведущую политическую партию Германии и подбор Гитлером своего окружения шёл одновременно.
Это были люди из разных слоёв общества. Двое - Рудольф Гесс и Герман Геринг - оказались из бывших военных лётчиков.
Сын немецкого оптового торговца, Гесс родился в Александрии и был моложе Гитлера на 7 лет. Как большинство его сверстников, Гесс прошёл первую мировую. В партию Гесс вступил в 1920-м. Учась на экономиста, Гесс, однако большую часть времени тратил на распространение антисемитских листовок и участие в стычках с разными вооружёнными бандами, которых в 20-е гг. XX века в Баварии было предостаточно. В те годы студент Мюнхенского университета, неулыбчивый, мрачноватый, абсолютно лишённый чувства юмора, Гесс демонстрировал собачью преданность Гитлеру и в 1925-м году был назначен его секретарём. До этого Гесс числился членом загадочного “Общества Туле”, и возглавлял отряд СА Мюнхенского университета [59 c. 30, 31]. Именно Гесс познакомил Гитлера с геополитическими взглядами профессора Карла Хаусхофера, в ту пору профессора геополитики Мюнхенского университета. Но особое расположение Гитлера Гесс снискал, опубликовав небольшое эссе “Что должен представлять собой человек, которому суждено вернуть Германии её прошлое величие?” Эссе получило премию, а Гитлер красным карандашом обвёл в нём следующий отрывок:
“Когда от бывшего правительства не останется и следа, новую власть сможет установить лишь человек, вышедший из недр народа... Чем глубже корни диктатора в широких массах, тем лучше он понимает, как обходиться с ним в психологическом плане. Чем больше ему будут доверять рабочие, тем больше сторонников завоюет он среди этих наиболее энергичных слоёв населения. Сам же он ничего общего с массами иметь не будет, поскольку, как любой великий деятель, он - прежде всего личность... В случае необходимости он не содрогнётся перед кровопролитием. Серьёзные вопросы всегда решаются кровью и железом... Для достижения своей цели он готов пожертвовать самыми близкими друзьями... (выделено мной - А.И. Если бы братья Штрассеры читали Гесса столь же внимательно, как это делал Гитлер, возможно всё могло бы закончиться совсем-совсем иначе!) Законодатель обязан обладать неумолимой решительностью и твёрдостью... Если понадобится, он должен топтать их... солдатскими сапогами...” [73 c. 73]
Это был словесный портрет лидера, каким Гитлер в тот момент ещё не являлся, однако хотел им стать и СТАЛ. Вполне естественно, что он обратил должное внимание на молодого Гесса. Впоследствии, после “Пивного путча” в тюрьме Ландсберг именно Гессу придётся под диктовку своего фюрера кропотливо стенографировать “Майн Кампф”. При всей своей серьёзности и усердии Гесс был заурядным исполнителем с готовностью и фанатизмом воспринимавшим любые идеи Гитлера. До самых последних дней он оставался одним из наиболее лояльных последователей Гитлера и принадлежал к числу тех немногих, кого не снедали личные амбиции. Отто Штрассер: “Я мало что могу рассказать о Рудольфе Гессе. Он был привлекательным молодым человеком, интеллектуалом и художником, офицером и поэтом. Энергичный и преданный, он никогда не скрывал своего пылкого увлечения Адольфом Гитлером. Его поклонение Гитлеру было так велико, что злые языки называли его “фрейлейн Гитлер”. Сам я, однако, считаю, что их отношения были абсолютно чисты” [13 c. 56].
Герман Вильгельм Геринг был сыном губернатора немецкой колонии в Юго-Западной Африке (современная Намибия). Геринг в первую мировую войну командовал элитной эскадрильей истребителей “Рихтгофен” и обладал самой высокой в Германией воинской наградой - орденом Pour le Merite. Человек чванливый, он, женившись на шведской баронессе, обладательнице изрядного состояния, вёл барскую жизнь, позволяя себе изредка посещать университетские занятия в Мюнхене. Отзыв Отто Штрассера о Геринге: “Опытный лётчик и настоящий солдат, который никогда бы не ступил на скользкую тропинку авантюризма, если бы у него была возможность заниматься любимым делом. Выпускник кадетской школы, Герман имел консервативные взгляды, типичные для профессионального военного. Он был человеком весьма среднего ума, откровенно грубым и нечистоплотным, вёл разгульную жизнь, любил хорошо поесть и выпить” [13 c. 55]. В ноябре 1922-го года он впервые увидел Гитлера на одном из митингов в центре Мюнхена, а вскоре, под влиянием своего друга Гесса уже стал членом нацистской партии [13 c. 326]. Лучшими рекомендациями при этом послужило большое уважение, которым Геринг пользовался в среде военных, и не менее большие взносы Геринга в партийную кассу НСДАП. Связи с военными и аристократией сделали Геринга ценным приобретением для нацистов. Со своей стороны в победе НСДАП Геринг видел шанс для осуществления своих личных амбиций [35 c. 17, 45 с. 32, 33]. В начале января 1923-го года Гитлер сделал его командиром СА - это было началом политической карьеры Геринга, приведшей его в 1930-е годы на самый высокий после Гитлера пост в Германии.
Гесс и Геринг были очень заметными фигурами в нацистской партии начала 20-х, но бесспорно ключевую роль во взлёте Гитлера сыграл Эрнст Рем, прирождённый “солдат удачи”, штабной капитан, в руках которого находилось всё хитросплетение связей окружного командования германской армии (рейхсвера) с многочисленными антиреспубликанскими националистическими организациями в Баварии и с группами добровольцев, которые, несмотря на то, что официально считались распущенными, нашли надёжное прикрытие под крылом НСДАП. О себе Рем говорил так: “Ещё когда я был незрелым хилым юнцом, война и тревоги привлекали меня куда больше, чем славный буржуазный порядок” [13 c. 339]. Именно Рем завербовал Гитлера и направил его в качестве своего осведомителя в только что образовавшуюся нацистскую партию Дрекслера. Именно Рем негласно снабжал Гитлера средствами из тайных фондов рейхсвера; это он рекомендовал и представлял Гитлера офицерской верхушке; он сделал достоянием гласности тот факт, что Гитлер пользуется поддержкой рейхсвера; это он поставлял кадры для СА и сыграл в её становлении куда большую роль, чем Гитлер [25 c. 123]. Отто Штрассер питал к Рему намного большее уважение, чем к Гитлеру: “Рем знал Гитлера с 1919 года... Рем был умным человеком и первоклассным организатором, он хорошо знал людей. Он по достоинству оценил силу личного обаяния Гитлера... С высоты своего положения Рем разговаривал со всеми, как хозяин” [13 c. 52].
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments