?

Log in

No account? Create an account
Вахтенный журнал стареющего пирата

> Свежие записи
> Архив
> Друзья
> Личная информация
> Вахтенный журнал стареющего пирата

Июль 2, 2005


Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
08:17 pm - ЛЕВОЕ "КРЫЛО" НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМА (5)

После окончания в 1945 году второй мировой войны. потребность в фундаментальном труде, охватывающем весь жизненный путь нацистского диктатора, стала ощущаться особенно остро. И самым серьёзным и обстоятельным ответом на вызов времени явилась книга британского историка Аллана Буллока “Гитлер. Исследование тирании”. Её первое издание увидело свет в 1952 году, а второе, капитально обновлённое, десятилетие спустя. В этом была своя логика, ведь именно в английской историографии биографический жанр занимает видное место, и именно в Альбионе утвердилась традиция политического жизнеописания. Британскому историку предстояло внести в подверженную всякого рода перепадам “гитлериаду” элементы стабильности, солидности и баланса.
“История Гитлера - это история его недооценки” [72 Т. 1, с. 4], - отмечал известный германский историк Ф. Валентин, имея в виду историю его прихода к власти. Недооценкой грешило большинство современников фюрера НСДАП: и правые, и левые, в самой Германии и за её пределами, что и облегчило Гитлеру путь в рейхсканцелярию, помогло ему стать вершителем судеб Европы.
Чудовищные преступления Гитлера и титанические усилия, которые потребовались, чтобы сокрушить его империю, не оставляли места для недооценки. Но ей на смену приходит другая крайность: из персонажа скандальной хроники Гитлер превращается в воплощение некой сверхчеловеческой сатанинской силы, не подвластной объяснению с позиций здравого смысла, не поддающейся научному анализу. Германский историк Ф. Майнекке полагал, что “дело Гитлера следует считать прорывом сатанинского принципа в мировую историю”. Другой немец - Л. Деио видел в Гитлере олицетворение “демонии третьей степени” или “сатанинского гения”.
Книга Буллока противостояла тенденции к демонизации личности Гитлера. Подход к нему британского историка трезв и реалистичен, что позволяет ему вскрыть прагматические мотивы даже самых экстравагантных шагов героя книги.
Для Буллока Гитлер интересен прежде всего как политик. Во многом это объясняется и тем, что как личность тот представлялся автору книги весьма убогим. Многие современники и историки отмечали удивительную “одномерность” личности Гитлера, поглощённого одной-единственной страстью к политической власти при потрясающей прохладе к иным сторонам человеческого бытия: образованию, профессии, любви, дружбе и браку.
В Гитлере Буллок увидел феномен столь же европейский, сколь и германский. По мнению британского историка, нацистский фюрер был симптомом болезни, которая не ограничивалась одной страной, хотя в Германии она сказывалась сильнее, чем где бы то ни было. Язык Гитлера был немецким, но мысли и эмоции, которые он выражал, имели более универсальное значение. Однако дальше этих общих суждений Буллок не пошёл. В его книге характер взаимодействия Гитлера с современной ему эпохой практически не раскрывается. К этому стоит добавить, что Буллок подобно Хейдену ограничился лишь сухим описанием событий, связанных с существованием группировки левых в рядах нацистов. С другой стороны, как раз Буллок первым обратил внимание на ключевую роль братьев Штрассеров в истории левого “крыла” НСДАП.
В 1991 году Буллок дополнил биографию Гитлера биографией И.В. Сталина, создав таким образом единственное в мировой исторической литературе фундаментальное сопоставительное жизнеописание этих двух крупнейших исторических деятелей. Попутно биография Гитлера была дополнена многими новыми фактами и выводами, что однако не изменило общей направленности труда - исследование событий с точки зрения политики. В 1994 году эта книга Буллока в сокращённом виде впервые вышла на русском языке, а в 2000 году смоленское издательство “Русич” осуществило более полный перевод труда английского историка. Именно это последнее издание, вышедшее в свет под названием “Гитлер и Сталин: Жизнь великих диктаторов” и было использовано при составлении этой работы.
Третьим в череде авторов, серьёзно изучавших жизненный путь фюрера третьего рейха следует назвать Уильяма Ширера и его труд “Взлёт и падение третьего рейха” [73], впервые напечатанный в Лондоне в 1960 году. Ширер стал продолжателем того подхода к изучению феномена Гитлера, автором которого был К. Хейден. Точно также, как и Хейден, Ширер не был профессиональным историком, но зато был профессиональным журналистом, поэтому по стилю написания его работа напоминает скорее не фундаментальное историческое исследование, а журналистское расследование, дополненное широким обзором фактов и событий. Будучи представителем американских газет “Чикаго трибюн” и “Коламбиа броадкастинг сервис”, Ширер дважды (с 1926 года по декабрь 1941-го и с мая 1945 по февраль 1949-го) длительно работал в Германии, что позволило ему лично ознакомиться с теми событиями, людьми и документами, которые он позже описал в своей книге. Пребывание же в Германии после окончания войны открыло перед американским журналистом возможность изучения обширных трофейных архивов третьего рейха. При некоторой вольности и некритичности трактовок, Ширер, в отличии от Буллока, постарался рассмотреть фашизацию Германии не как комплексное социально-политическое явление, а как движение, организованное, финансируемое и возглавляемое германским капиталом. Левое “крыло” при этом показано не как движение внутрипартийной группировки НСДАП, а как деятельность отдельных, практически не связанных между собой членов нацистской партии. На фоне этого сам Гитлер выступает то как безвольная марионетка промышленных магнатов Германии (до прихода к власти в 1933 году), то как диктатор с маниакальными наклонностями и “чудовищным запасом везения” [76 c. 6]. С одной стороны подобное можно объяснить личными предубеждениями автора, с другой - ориентацией книги Ширера не на европейскую, а, в первую очередь, на американскую читательскую аудиторию, более падкую до сенсаций и не склонную к компромиссным суждениям. Интересно, что несмотря на все эти недостатки, Ширер всё же пришёл к следующему выводу: “Нацизм и третий рейх по существу были не чем иным, как логическим продолжением германской истории” [73 c. 4]. Не избежал Ширер и увлечения в какой-то мере знаменитым марксистским классовым подходом: по мнению автора исследования, Гитлер был своеобразным “противоядием” для Германии от марксистско-пролетарской революции российского толка. Подобный взгляд не мог не импонировать советским историкам, что очевидно и стало причиной издания книги Ширера в России в 1991 году - много раньше, чем в нашей стране состоялось опубликование иных авторов подобных работ по нацизму.
В 1963 году увидела свет работа Эрнста Нольте “Фашизм в его эпоху”. Она стоит вне общего ряда биографических трудов о Гитлере, но нуждается в упоминании, т.к. выводы Нольте послужили фундаментом для работы наиболее маститого “гитлероведа” - И. Феста. Дело в том, что именно Нольте вернул после длительного перерыва в научный обиход почти вышедшее на Западе из употребления общее понятие “фашизм”. Таким образом, благодаря усилиям Нольте в историографии Запада происходит “ренессанс” понятия “фашизм”. Он рискнул покуситься на устоявшуюся версию теории тоталитаризма, практически отождествляющую его коричневую и красную разновидности, и привыкшую рассматривать фашизм-нацизм как несомненную форму тоталитаризма. Нольте же, трактуя кризис европейской либеральной системы как первопричину генезиса фашизма, пришёл к выводу, что фашизм - это феномен sui generis, т.е. явление имеющее собственную природу. Это отнюдь не означало отказа от теории тоталитаризма, о чём свидетельствует выведенное Нольте определение: “Фашизм - это антимарксизм, который стремится уничтожить противника, благодаря созданию радикально противостоящей и тем не менее соседствующей идеологии и применению идентичных, хотя и модифицированных методов” [72 Т. 1, с. 8].
Благодаря смелому и небезуспешному комплексному подходу к изучению феномена Гитлера, четвёртым и, пожалуй, самым высоким пиком “гитлериады” стала фундаментальная биография нацистского диктатора, написанная немцем Иоахимом Фестом [72], автором, который подобно К. Хейдену, не был профессиональным историком и чья профессиональная принадлежность вообще не поддаётся однозначному определению из-за широкого диапазона его интересов и деятельности. Впервые труд И. Феста с лаконичным названием “Гитлер” увидел свет в 1973 году и сразу стал сенсацией. Книга Феста представляет собой монографию уникальную по своей обширности, глобальности и глубине проникновения в мотивацию поведения и деятельности Гитлера, представляющих собой причудливую смесь самого беспринципного оппортунизма и безоглядной решимости, именно это и привлекло ту массу читателей, которых не удовлетворяла простая сводка фактов.
Это не значит, что Фест пренебрегает фактами. Дело обстоит как раз наоборот - фактологическая основа его монография поистине фундаментальна, но главным для автора было всё же не описание, а понимание. Стремление Феста добиться целостного изображения исследуемого персонажа чётко обусловило структуру книги. Её концептуальный каркас образуют авторские размышления, вписывающие биографию индивида в контекст эпохи и всемирной истории вообще. Прочность и даже известное изящество конструкции достигаются по словам П. Ю. Рахшмира “ажурной вязью авторских суждений, тонких замечаний, сравнений, пронизывающих объёмный труд буквально насквозь и органично, без каких-либо потуг, поддерживающих его высокий концептуальный уровень” [72 Т. 1, с. 13].
Фест отвергает концепции, трактующие Гитлера с точки зрения принципиального противопоставления его личности эпохе: “Он был не столько великим противоречием своего времени, сколько его отражением - то и дело сталкиваешься тут со следами некой скрытой тождественности”. В нём, как писал Фест, “сфокусировалась мощнейшая тенденция времени, под знаком которой стояла вся первая половина века”.
Помимо всего перечисленного, работа Феста выделяется из ряда себе подобных ещё одним свойством. Фест первый (и единственный на данный момент!) проследил динамику развития левого “крыла” национал-социализма как достаточно мощной и влиятельной внутрипартийной группировки. Фест же первым указал на взаимосвязь проблемы финансирования немецкими капиталистами НСДАП и борьбы Гитлера с левым “крылом” своей партии, а также на то, что главным результатом деятельности левых стало превращение НСДАП из региональной южногерманской партии в общегерманскую политическую силу, что впоследствии стало главной предпосылкой для прихода нацистов к власти.
В силу этих отличительных особенностей книга Феста была выбрана в качестве схематической основы для моего исследования, что предопределило изучение левого “крыла” национал-социализма в контексте общей истории НСДАП, по отношению к которой история левых в НСДАП выступает в роли субъекта.
Переведённая на полтора десятка языков, работа Феста дошла до отечественного читателя с большим опозданием - слишком опасен оказался для советского режима “эффект узнавания” ситуации, невольно проводящий параллели между нацизмом и коммунизмом. Так или иначе, но только в 1993 году пермский культурный центр “Алетейа” решился выпустить работу Феста в виде трёхтомного издания. Именно это издание и было мной использовано.
Для дополнения и уточнения материалов Хейдена, Буллока, Ширера и Феста были использованы исследования жизни Гитлера принадлежащие перу немцев У. Горлитза-Х. Куинта [82] и В. Мазера [48], американца Д. Толанда [66], поляка К. Грюнберга [35] и отечественного историка Э. Каршаи [44]. Богатейший фото- и документально-аналитический материал по той же теме содержится в выпуске “Адольф Гитлер” из франко-российской книжной серии “Судьбы XX века” [66].
2) Для прослеживания динамики генезиса тоталитаризма в странах Европы в XX веке использовались отечественные монографии А.Ю. Головатенко [34], В. Замковского [43] и др. авторов [60, 62, 67, 68, 69, 70]. Из них наибольший интерес с точки зрения изучения деятельености левого “крыла” НСДАП представляет историко-социальный очерк “Рефлексия тоталитаризма: борьба за определение политических партий Европы в 20-30 годах” [62], опубликованный в 1992 году в сборнике “Национальная правая прежде и теперь”. Очерк включает довольно подробный анализ тех движений в Веймарской Германии и в ряде других стран Западной Европы, которые развивались в том же направлении, что и гитлеровское крыло в НСДАП. К ним были отнесены левое “крыло” НСДАП, так называемое “национал-большевистское” движение, “большевизирующаяся” КПГ, Социалистическая партия Швеции, Народная партия Франции и др.
Следует отметить, что отечественная историография всегда стремилась заниматься проблематикой и теорией тоталитаризма, но реальный “прорыв” произошёл только после горбачёвской перестройки. При внимательном ознакомлении с соответствующей литературой, можно условно разделить современную отечественную историографию на три этапа: первый (1990-1994 гг.) - комплексное исследование тоталитаризма [34, 62, 68, 69], второй (1994 - 1996 гг.) - поиски точного определения самого термина “тоталитаризм”, попытка адаптации зарубежных исследований [ 70], и наконец, третий (конец 90-х) - зрелые, обобщающие работы [56, 67]. Одним из главных изучаемых вопросов при этом был вопрос о тождественности понятий “фашизм” и “национал-социализм” [53, 54, 55]. Надо отметить, что при этом, например, статьи Ю.А. Орлова нельзя рассматривать как объективное и непредвзятое исследование. Вызвано это тем, что Орлов не разделяет так называемый “чистый” фашизм и национал-социализм по присущей последнему склонности к антисемитизму. Более предпочтительным при этом является обращение к работе О.Ю. Пленкова [56], лишённого недостатков, присущих трудам Ю.А. Орлова. В качестве аналогичной западной работы можно указать монографию Р. Опитца [51], где рассматривается проблематика революционно-консервативных движений.
3) В качестве монографий, осуществляющих комплексное изучение германского национал-социализма были использованы фундаментальные работы Б. Бессонова “Фашизм: идеология, политика” [23], А. Бланка “Из истории раннего фашизма в Германии” [24], А. Галкина “Германский фашизм” [32], Ж. Желева “Фашизм. Тоталитарное государство” [40] и В.А. Пруссакова “Германский национал-социализм”. Основным объектом дискуссии этих произведений является вопрос о том можно ли считать германский национал-социализм закономерным этапом генезиса тоталитаризма, и являются ли понятия “фашизм” и “национал-социализм” тождественными. При этом левому “крылу” национал-социализма практически не уделяется никакого внимания, но зато даётся чёткая и ясная концепция развития национал-социализма в Германии в межвоенный период, что значительно облегчает понимание мотивов тех или иных действий Гитлера и его окружения в указанный временной период.

(Оставить комментарий)


> Go to Top
LiveJournal.com