u_96 (u_96) wrote,
u_96
u_96

Category:
  • Mood:
  • Music:

Дракон по имени Френсис. Часть вторая.

Первую часть см. тут.

…После возвращения теперь уже сэра Френсиса Дрейка из своего эпохального кругосветного круиза, ситуация в европейских морях заметно изменилась. В январе 1581 года врезал дуба то ли король, то ли регент Португалии, его престарелое преосвященство кардинал Энрики. Это дало повод португальским кортесам уже в апреле с песнями и плясками признать его испанское величество Филиппа II королём Португалии. В результате этого политического кульбита в первоклассных португальских гаванях сразу обосновались испанские корабли, а над большинством бывших португальских плавединиц взвились испанские стяги…

Такой стремительный взлёт Испании, естественно, не мог не обеспокоить Тауэр. Отношения между протестантским Лондоном и католическим Мадридом (куда Филипп ещё в 1561 году перенёс свою столицу из Севильи) холодели буквально на глазах.

Англия попыталась было перещеголять Испанию в колонизации Америки, основав на острове Роанок колонию Вирджиния, получившую своё название в честь королевы-девственницы. Но первая попытка с треском провалилась - колонисты почти поголовно передохли с голоду или пошли на скальпы для местных индейцев. Тогда Елизавета в 1585 году открыто объявила, что готова «уничтожить Испанию любым способом и с помощью Божьего провидения».

Автор: Агент@Mail.Ru u-96 u-96, альбом: Вахтенный журнал

Роль провидения была отведена… Дрейку. 25 снаряжённых на деньги королевы кораблей и 2300 сорвиголов – что ещё настоящему сэру надо для счастья?!.. Дракон славно пощипал испанцев в Карибском море, за полгода разгромив и уничтожив дотла три крупных испанских города и бесчисленное количество мелких. Среди привезённой добычи обнаружились прекрасная жемчужная диадема и пудовый золотой крест, которые английская королева с удовольствием продемонстрировала лондонцам под Новый год.

Автор: Агент@Mail.Ru u-96 u-96, альбом: Вахтенный журнал

Такую пощёчину Филипп снести уже не мог - в Лиссабон и Кадис для переброски в Альбион непобедимой испанской армии стала стягиваться La Felicissima Armada. Однако Дрейк упредил короля, нанеся удар там, где его никто в Испании не ждал. Дрейк вдарил прямо под дых - по Кадису!..

При поддержке Роберта Дадли, графа Лестера, и сэра Френсиса Уолсингема, старшего секретаря королевы, Дракон получил в своё распоряжение новую эскадру. Понятие «военно-морской флот» тогда в Англии было весьма относительным, поэтому силы для нового рейда против Испании собирали, что называется, «на кооперативных началах».

Автор: Агент@Mail.Ru u-96 u-96, альбом: Вахтенный журнал

Из 23 кораблей Дрейка 6 числились как «Её Величества корабли и пинассы», 11 были снаряжены лондонскими купцами (с условием получения процента от общей добычи), ну а остальные являлись собственностью лорда-адмирала Англии Говарда Эффингема и самого Дрейка. При дворе всё ещё не затихали споры о необходимости открытого вооружённого конфликта с Испанией, в силу чего хитроумная Елизавета выдала сэру Френсису Дрейку полный карт-бланш, но предупредила, что по пятам за эскадрой пойдёт судно с дополнительным приказом ни в коем случае не нападать на испанские порты и вообще «действовать помягче, дабы не обострять ситуацию более, чем в данный момент». Вопрос о том «догонит» этот приказ Дрейка или нет, полностью зависел от того, насколько будут успешны действия королевского пирата. Словом, королева сохраняла за собой возможность обвинить задним числом Дрейка в нарушении инструкций и, тем самым, оправдаться перед парламентом и страной, если сэр Френсис где-то облажается. Но тот не подкачал, устроив испанцам самый настоящий Пёрл-Харбор XVI века.

22 мая 1587 года агент банкирско-купеческой фирмы Фуггера в Венеции отослал донесение своему патрону о нападении «английского корсара Дрейка» на Кадис с сотней «хорошо вооружённых галеонов». Агент ссылался при этом на сообщение из Севильи от 30 апреля, полученное им 5 мая, примерно через месяц после того, как произошла та кровавая баня, которую устроил испанцам Дрейк, вышедший со своей эскадрой из Плимута 2 апреля.

…А дело было так.
В Кадисе никто нападения не ждал. Несколько десятков испанских кораблей стояли ничем не защищённые прямо на открытом внешнем рейде. Значительная часть экипажей развлекалась на берегу. В связи с необходимостью срочного приведения галеонов будущей Армады в боеспособное состояние, по личному приказу Филиппа II большая часть пушек, ядер и пороха с береговых батарей Кадиса была переправлена на корабли…

Ночь за плечом, вор у ворот.
Прялки жужжанье спать не даёт
Тебе - я снова здесь.

Кто прядёт лён, кто прядёт шерсть
Кто прядёт страсть, а кто прядёт месть,
А я спряду твою смерть!..
(с)

Проще говоря, в крупнейшем испанском порту стояли тишь, гладь, да Божья благодать, когда 19 апреля 1587 года 13 (а вовсе не 100!) английских кораблей внезапно вошли в Кадисскую бухту прямо средь бела дня. О, это было первоклассное шоу! Впереди под всеми парусами нёсся флагман Дрейка «Элизабет Бонавентура»… На всех флагштоках незваных гостей полоскались громадные боевые штандарты. На всех палубах неумолчно гремели марши, перемежаемые барабанной дробью, от которой мороз продирал по коже, и пронзительными сигналами горнов. Горнами служили раковины ламби, вывезенные Дрейком из морей Нового Света. По одному из этих сигналов мгновенно наступила тишина, особенно звонкая после адского грохота оркестров, и её тут же разорвал бортовой залп английского флагманского корабля. Картечь с визгом смела столпившихся в растерянности на палубе ближайшего галеона матросов и солдат. Глухо простучали вонзившиеся в фальшборт испанца абордажные крючья. Удар бортами, залп английских мушкетов в упор и Дрейк, с тесаком наперевес, первым перепрыгнул на квартердек противника: «Пусть расточатся враги правды, и да воцарится вечный мир в детях Израиля! За Англию и королеву!..» Эхом адмиралу был пушечный рёв подошедших на пистолетный выстрел к испанцам «Рэйнбоу» и «Дредноута». Из глубины гавани наперерез англичанам метнулись низкие тени испанских галер, но тщетно. Хорошо разогнавшийся на фордевинде, «Голден Лайон» положил руль круто влево. Страшный треск ломающегося дерева и разрезанная надвое головная галера камнем пошла на дно. Остальные, сталкиваясь и в панике ломая друг другу вёсла, метнулись назад. «За Англию! За королеву!..» - не обращая ни малейшего внимания на вялую ответную пальбу испанцев, британцы азартно сходились на абордаж, забрасывали надстройки врага факелами и вдребезги разносили из пушек стоящую на якорях собственность короля Филиппа.

Автор: Агент@Mail.Ru u-96 u-96, альбом: Вахтенный журнал

Английская мясорубка работала безотказно в течение 24 часов, пока на дно не ушли со всем содержимым 22 испанских вымпела.
Photo Sharing and Video Hosting at Photobucket
Покончив с этим, Дрейк бросил ставшую теперь знаменитой сентенцию «Хочешь, чтобы что-то было сделано хорошо – сделай это сам» и повёл своих озверевших от крови и добычи парней на берег. Там, с самого рождения привыкшие к чувству постоянного голода, английские матросы обнаружили терриконы бочек с солониной, сухарями, черносливом и вином, приготовленных для экипажей испанской Армады. О такой халявной обжираловке уроженцы нищих трущоб Лондона, Портсмута и Плимута никогда и мечтать не смели!.. Всё, что англичане не съели или не утащили на свои корабли, было безжалостно сожжено. Гарнизон Кадиса вместе с большей частью местных жителей в ужасе бежал прочь от побережья. Удивлённым встречным беглецы истерично кричали: «Дрейк! Дрейк!..» В их устах это звучало почти как: «Дьявол! Дьявол!..»

Сделав своё дело, Дрейк убрался восвояси под тот же гром оркестров, не только не потеряв ни одного корабля, но и уводя с собой на буксире огромный галеон «Сан Фелипе», не успевший разгрузиться и до самых крышек трюмов набитый сокровищами Мозамбика.

Вернёмся к донесению агента Фуггера: «Нападавшие захватили стоявшую в порту королевскую армаду, которая насчитывала 22 галеона. Снаряжение и прочие вещи они предали огню, так как не могли вести с собой корабли. Люди, находившиеся в составе команд испанских кораблей, по большей части заблаговременно бежали на сушу. Эти корабли представляли собой нерв всей Армады. Дай Бог, чтобы вест-индская флотилия не попалась в их руки, ибо следует опасаться, что Дрейк станет её подстерегать. Тогда на море не останется никакого флота, способного противостоять Англии».

Когда писались эти строки, сэр Френсис был уже в Португалии, где отдал дань памяти Генриха Мореплавателя, захватив и предав огню его знаменитый замок-обсерваторию Сагриш, вывезя из него предварительно полдюжины пушек и целую кипу сверхсекретных отчётов португальских мореплавателей… Заодно возле мыса Сен-Винсент Дракон пустил ко дну десяток испанских транспортов с бочарной клепкой. Это, вкупе с погромом, устроенным Дрейком в Кадисе, почти полностью лишило испанский флот главной корабельной тары тех времён для провизии и воды – крепких дубовых бочек. Как позже выяснилось, положение с бочками было столь аховое, что вынудило его католическое величество Филиппа II, скрипя зубы, отложить вторжение в Англию на целый год… 20 июня, страшно довольные собой, Дрейк и его головорезы возвратились в Плимут. Дополнительный приказ Елизаветы адмирала так и "не догнал", что вполне объяснимо. Как-никак, на последующих торгах один лишь груз «Сан Фелипе» был оценен в очень приличную по тем временам сумму – 114000 фунтов, что превосходило все затраты на отправку английской эскадры к Кадису. Словом, как и в случае с кругосветной экспедицией 1577-80 годов, сэр Френсис Дрейк в 1587 году неукоснительно соблюдал принцип самоокупаемости своей личной войны с Испанией…

Продолжение следует.
Tags: Дрейк
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments