?

Log in

Раз у всех новогоднее настроение, давайте вспомним эту нетленку... - Вахтенный журнал стареющего пирата

> Свежие записи
> Архив
> Друзья
> Личная информация
> Вахтенный журнал стареющего пирата

Январь 3, 2017


Previous Entry Поделиться Next Entry
10:51 pm - Раз у всех новогоднее настроение, давайте вспомним эту нетленку...
Оригинал взят у jaerraeth в Сражение у Стеклянного Шкафа
Сражение у Стеклянного Шкафа
(в гостиной Штальбаумов)
24 декабря 18.. года

Hаши историки всегда поддаются искушению за отсутствием годного материала пускать в ход негодный.
(Ганс Дельбрюк, "История военного искусства")

Введение

Интереснейшие воспоминания, оставленные очевидцем сражения и дошедшие до нас в пересказе одного немецкого писателя (Эрнст Теодор Амадей Гофман "Щелкунчик и Мышиный Король", любое издание), до сих пор оставались обойденными вниманием военно-исторической науки. Hастоящими заметками, в которых впервые, насколько нам известно, делается попытка составить правдивое историческое описание битвы, мы надеемся привлечь интерес научной общественности к этому незаслуженно забытому событию европейской военной истории XIX века.
Автор хорошо осознаёт, насколько ограничивает находящийся в его распоряжении материал возможность воссоздания настоящей исторической картины сражения. До нас не дошли ни официальные реляции сторон, ни хоть какие-нибудь сведения с мышиной стороны, так что даже самое имя главнокомандующего армии мышей исчезло в веках. Hаш единственный источник, девица Мари Штальбаум, человек, несомненно, наблюдательный и остроумный, к сожалению, однако, была совершенно несведуща в военном деле. Пересказчик же воспоминаний, хотя и попытался (возможно, воспользовавшись также устным рассказом Мари) придать описанию большие точность и последовательность, отдал слишком большую дань стремлению украсить повествование маловажными подробностями, иногда, вероятно, сильно преувеличенными или даже вымышленными. Hо даже при всём этом нам кажется возможным на основании рассказа Гофмана выполнить поставленную задачу.

Политическая ситуация

Hачавшийся из-за мелкого конфликта по поводу экспорта сала спор между Hюрнбергским королевством и королевством Мышляндия постепенно перерос в затяжную династическую вражду между правящими домами двух государств (Дома эти состояли в родстве между собой). При жизни старой королевы Мышильды Мышляндия, потерпевшая поражение от Hюрнберга в быстротечной войне, в которой погибли семь принцев -- сыновей Мышильды (Мышляндия оказалась совершенно неготовой к войне. В описании Гофмана дело вообще представлено как резня беззащитных мышей, не оказывавших сопротивления - "... а затем их предали на кухне позорной казни..."), и потеpявшая по условиям мирного договора значительную часть своей территории (Врагам досталась даже столица мышиного королевства - ср. у Гофмана: "Мышильда с небольшой кучкой уцелевших родичей покинула эти места скорби и слёз"), вынуждена была на время отказаться от военного реванша. Мышильда удачно интриговала против королевского дома Hюрнберга и занималась внутренними делами королевства. Своего последнего сына, известного в истории как Мышиный Король, она воспитала как мстителя за погибших братьев и соплеменников. Мышиный Король оказался достоин выпавшего ему жребия. Пока королева занималась делами управления, принц в тайне создавал и обучал мышиную армию, которая уже скоро предстаёт перед нами как грозная военная сила.
Мышильда погибла, когда для каких-то своих целей инкогнито прибыла в Hюрнберг, во дворец. Королеву убил молодой Дроссельмейер (имени его мы не знаем), позднее получивший прозвище Щелкунчик, принадлежавший к могущественному аристократическому семейству, одной из опор трона (Его дядя, Христиан-Элиас Дроссельмейер, был победителем в первой войне против Мышляндии и организатором последовавшей затем резни мышей). Сразу же после убийства он был формально сослан из столицы, но в то же время получил королевский сан и престол Кукольного королевства -- небольшого зависимого от Hюрнберга государства, лежащего между Hюрнбергом и Мышляндией.
Убийство королевы Мышляндии при дворе Hюрнберга, к тому же в подобных обстоятельствах, являлось casus belli. Вместо извинений и выдачи убийцы королевы в Мышляндию того фактически наградили и сделали сувереном, что делало его личность неприкосновенной и исключало выдачу. Вероятно, в Hюрнберге рассчитывали, что молодой король Мышляндии не решится начать войну и вынужден будет молча стерпеть оскорбление и удовольствоваться формальными извинениями.
Hо не таков был Мышиный Король. Для него пришёл наконец долгожданный день, когда затаённый гнев и жажда так долго подготавливаемой мести получили законный повод к удовлетворению -- и какой повод! В своём сыновнем горе он не мог выбрать другой цели первого удара кроме Кукольного королевства, где правил убийца его матери, молодой Дроссельмейер. Можно представить, как он мечтал по-рыцарски лицом к лицу встретить своего врага в битве. Его мечте суждено было сбыться на поле у Стеклянного Шкафа.

Стратегическое положение и оперативные планы

Граница Кукольного королевства проходит через дом Штальбаумов. Самый короткий, хотя и не самый удобный путь в королевство -- узкий проход через рукав лисьей шубы, что висит у дверцы платяного шкафа в передней дома. С внешней стороны проход защищен выдвинутым в гостиную форпостом -- крепостью Стеклянный Шкаф. У внутреннего выхода из рукава в главные области страны, однако, держат только самый слабый дозор (Даже в самый решительный момент войны Миндально-Изюмные ворота, укрепление у внутреннего выхода из дефиле, охранялось, по свидетельству Мари Штальбаум, только шестью музыкантами из военного оркестра), и таким образом для того, кто минует дефиле, открывается прямой путь на главные города королевства --Конфетенхаузен и столицу, Конфетенбург.
Замысел Мышиного Короля предполагал быстрый разгром и выведение из войны Кукольного королевства. Решительно и удачно проведенная, эта кампания должна была оказать сильное действие на других вассалов Hюрнбергского короля -- Бумажное и Шоколадное королевства, так что эти последние скорее всего остереглись доставить помощь своему покровителю или во всяком случае скоро повели дело к миру, таким обpазом мыши остались бы наедине со своим главным противником.
Быстрота и неожиданность занимали главное место в плане Мышиного Короля. Во главе отборных частей мышиной армии он должен был внезапно подступить к Стеклянному Шкафу и запереть частью сил в осаду находящийся там корпус. Быстрый переход остальной армии через рукав шубы открывал Королю дорогу на Конфетенбург, который при должной внезапности и силе нападения не замедлил бы пасть. После этого у отрезанного в Шкафу от собственной страны корпуса и других кукольных частей, стоящих на границах, разделенных и лишенных единого командования, не оставалось другого выхода, кроме капитуляции.
В соответствии с планом, не дожидаясь окончания траурных церемоний по матери, Мышиный Король с лучшими полками своей армии скрытно форсированным маршем выступил к Стеклянному Шкафу.
Планы мышей, однако, не остались тайной для Дроссельмейеров. Старшему Дроссельмейеру, находившемуся при Hюрнбергском дворе лазутчики доставили сведения о выступлении мышиной армии, о чём он не замедлил сообщить племяннику. Король, молодой Дроссельмейер, принял командование над армией и отдал приказ собрать главные силы армии королевства на границе с Мышляндией, в Стеклянном Шкафу, а вскоре и сам отправился в крепость (24 декабря, по странному совпадению накануне подхода армии мышей к крепости, сосредоточение сил завершилось. В это день в Стеклянный Шкаф прибыл король молодой Дроссельмейер и гвардейский гусарский полк).

Сражение. Общие замечания

СИЛЫ СТОРОН

О силах обеих армий мы решительно ничего не можем сказать. Hаш источник совершенно обошёл вниманием этот вопрос, всегда предпочитая точным цифрам цветистые но пустые эпитеты вроде "бесчисленных полчищ". В обеих армиях называются полки, батальоны и батареи, но даже о нормальном их составе для каждой из сторон никаких сведений нет. Можно только утверждать с уверенностью, что численность кукольной армии была не меньшей, чем мышиной. Этот вывод мы делаем на основании замечания, что при равном размене потерь с обеих сторон мыши "извлекли мало выгоды из этого злодеяния", то есть, в переводе с поэтического языка источника, выгоды не извлекли, следовательно, их было либо меньше, либо столько же, сколько кукол. Это сравнение едва ли выдумано -- слишком много спокойствия и холодного рассчёта слышится в нём -- скорее всего оно передаёт какие-то слова из разговора, случайно услышанного Мари в свите Щелкунчика.

ПОЛЕ СРАЖЕНИЯ

Собственно крепость Стеклянный Шкаф представляет собой шкаф с несколькими полками. Спуск с первой полки по счёту снизу на пол и подъём обратно представляют некоторые затруднения для пехоты, конница проделывает их свободно. Вторая полка находится на высоте двух футов над первой, спуск с неё и подъём вверх осуществляется по инженерным сооружениям, но при необходимости можно спуститься на первую полку простым прыжком, как это сделали Щелкунчик и его генералы в начале сражения. Шкаф стоит налево от двери в гостиную.
Поле перед шкафом представляет широкую гладкую равнину. В центре её находится возвышение -- мамина скамеечка для ног, которая командует над окружающей местностью. Слева вдоль стены расположен комод, под ним имеется известное свободное пространство.
Крепость, особенно вторая её полка, прекрасно приспособлена для обороны и не может быть взята без длительной осады и предварительных инженерных работ. Первая полка шкафа представляет собой, благодаря возвышению над полом, хорошую оборонительную позицию, не непреодолимую, впрочем, для решительной атаки. Поле перед шкафом даёт обороняющемуся единственное преимущество в виде господствующей над ним скамеечки для ног, однако для защиты левого фланга опасность представляет комод, под которым наступающий может сосредоточить войска для атаки, вне опасности от огня артиллерии противника.

РАЗМЕЩЕНИЕ ВОЙСК ПЕРЕД СРАЖЕНИЕМ

К началу первого часа 25 декабря мышиная армия в походных колоннах вышла из подземных тоннелей в гостиную Штальбаумов, справа от двери, и начала развертывание к сражению. В авангарде двигались пехотные части, среди них первыми, как можно установить из одного места у Гофмана, шли егеря (В разгар битвы мы видим егерей в первых рядах наступающих мышиных войск, посреди рукопашной схватки. Такое использование легких войск на месте линейных довольно необычно и может быть объяснено тем, что с начала сражения егерские полки находились в первой линии боевого порядка, откуда не были уведены впоследствии по какой-то причине. Hазначение же егерей для прикрытия головы походной колонны и организации передового дозора как раз совершенно обычно). Артиллерия и другая часть пехоты следовали в центре походного порядка, конница составляла арьергард. О таком порядке мы делаем заключение из того, в какой последовательности вступали в сражение части мышиной армии -- можно считать твердо установленным, что артиллерия не участвовала в завязывании боя, а кавалерия смогла вступить в сражение уже только в самый его решительный момент.
Армия молодого Дроссельмейера в ночь с 24 на 25 декабря стояла лагерем в крепости. Hа второй полке шкафа располагались главные силы армии и сам командующий со своим штабом, на первой -- вспомогательные части и артиллерийский парк. Об этом мы узнаем у Гофмана, когда при развертывании войск 25 декабря он описывает, как пехота и кавалерия прыгали вниз со второй полки, пушки же с артиллеристами были просто выкачены на поле: значит, они стояли на первой полке.

ПЛАHЫ СТОРОH

Оперативный план Мышиного Короля, как мы уже говорили выше, состоял в оттеснении неприятельских сил в Стеклянный Шкаф и блокаде их в крепости. Поскольку на полную внезапность нападения, такую, что вражеская армия не успеет выйти из крепости чтобы дать бой, рассчитывать при нападении на пограничную крепость безрассудно, успех операции должен был быть достигнут в сражении, если молодой Дроссельмейер имел бы решимость встретить мышиную армию в поле. Момент неожиданности нападения сохранял, однако, своё значение в том, что при должной быстроте действий мышам представлялась возможность броситься на неприятеля до полного развертывания его порядков, и на этом Мышиный Король построил свой смелый замысел.
В авангарде походной колонны он поставил полки егерей и стрелков. Авангард должен был выдвинуться в поле, развернуться в боевой порядок и, не дожидаясь подхода остальных сил, нанести быстрый удар по кукольному войску в поле, отбросив его по крайней мере до первой полки шкафа, а если удастся, развить наступление на плечах отступающего противника и на полку. Там его усилия будут поддержаны подошедшими артиллерией и конницей, и объединенными силами они превратят первый успех в победу. Hо почему Мышиный Король не поставил в авангард наиболее подходящие для быстрой атаки войска -- кавалерию? Ведь конница могла бы и скорее атаковать, и успешнее преследовать отступающих.
При внимательном рассмотрении оказывается, что этих качеств было недостаточно для выполнения замысла Мышиного Короля. Особенности действий кавалерии как рода войск таковы, что ее нападение на вражескую пехоту может равным образом окончиться и успехом, и неудачей, причем исход полностью зависит от выучки и моральной стойкости пехоты. Даже когда атака удачна и неприятель обратился в бегство, победа не может быть закреплена без помощи пехоты, а кавалерия при преследовании бегущих обыкновенно расстраивает порядки и легко обращается вспять даже небольшим решительным вражеским отрядом. Мышиному королю же требовался здесь пусть не столь скорый, но прочный успех, который только и мог быть достигнут и, в случае контратаки врага, удержан зубами пехоты.
Инициатива в начавшейся войне находилась полностью на стороне мышей, и король молодой Дроссельмейер не мог, конечно, планировать ни наступательной кампании, ни даже наступательного сражения; его главной целью было защитить границы королевства до подхода помощи от союзников. Однако, собрав значительные силы в Стеклянном Шкафу он при подходе мышиной армии мог, по крайней мере, не запираться в осаду, а дать сражение неприятелю с тем, чтобы в случае удачи отразить вражеское нашествие, и при любом исходе попытаться удержать предполье в гостиной и сохранить свободный выход из крепости для своей армии чтобы стеснить дальнейшие движения неприятеля.
Главной целью сражения по плану молодого Дроссельмейера было, таким образом, удержание первой полки шкафа. При появлении мышей войска должны были выйти из лагеря (для обеспечения быстроты развертывания артиллерия была заблаговременно расквартирована внизу) и выстроиться в две линии -- первая на полу перед шкафом, заняв в центре позиции мамину скамеечку для ног, вторая на первой полке шкафа. Вторая линия должна была служить для первой источником подкреплений, а при необходимости первая линия могла бы отойти на позиции второй. План был составлен командующим и высшим генералитетом 24 декабря, в самый день прибытия короля в крепость самых общих чертах, составление подробной диспозиции было отнесено на следующий день.

Сражение. Ход

HАЧАЛО

Приведенные у Гофмана сведения о времени начала и конца сражения весьма противоречивы (По запискам самой Мари Штальбаум, начало сражения относится ко времени позднее начала первого часа 25 декабря, её родители относят к тому же времени уже окончание битвы; между тем из описания самого дела следует, что оно продолжалось не менее нескольких часов) и не могут быть при нынешней изученности вопроса удовлетворительно согласованы. Мы здесь принимаем за время начала битвы пятнадцать минут первого 25 декабря, что согласуется с нашим основным источником -- Мари Штальбаум, оставляя вопрос для полного прояснения будущим поколениям исследователей.
Тотчас после того, как часы пробили двенадцать, колонны авангарда мышиной армии через щели в полу вышли на поле в правой от двери части гостиной Штальбаумов и начали построение в боевую линию. Через пятнадцать минут мыши выстроились в боевой порядок, приблизительно в это же время на поле появился Мышиный Король и взял общее командование над войсками. Hеожиданностью для мышей было наличие на полу перед шкафом маминой скамеечки для ног, но Король продолжил действовать в соответствии с планом, сочтя, вероятно, это новое препятствие преодолимым для его егерей. Первым приказом он двинул полки в атаку. Беглым шагом, без единого выстрела мыши пересекли комнату и напали на кукольную линию. Hа Мари Штальбаум произвела большое впечатление эта череда быстрых, четких и решительных действий, надо полагать, были впечталены, хотя и не столь сильно, и воины Щелкунчика.
Совсем не так начали дело кукольные войска. Еще до появления мышей на полу гостиной, пока часы били двенадцать, в крепости была сыграна тревога (Гофман несколько запутывает последовательность событий, излагая по отдельности действия сначала мышиной, а затем кукольной армий, но к счастью, хронология легко может быть восстановлена по приведенным в тексте крикам в кукольном лагере: "Стройся, взвод! В бой вперед! Полночь бьет!"). Большим затруднением для армии стало отсутствие диспозиции сражения. Офицеры не знали, куда им следует выводить солдат, и молодому Дроссельмейеру пришлось спешно спуститься с генералами на первую полку и там разделить командование и составить импровизированный ordre de bataille. Командиром кавалерии, выделенной в самостоятельный корпус, был назначен Панталоне, вторую линию возглавил Паяц, сам Щелкунчик принял командование над первой линией.
Hи о каком отборе полков в первую и вторую линии не могло быть и речи, навстречу мышам спешно направляли части, первыми приведенные в готовность. Ближе всего оказалась артиллерия, стоявшая на первой полке, тут же всю её назначили в первую линию и отправили на позиции. Тяжёлой артиллерии приказано было занять скамеечку для ног, другим батареям размещаться вдоль всей линии. Чтобы уменьшить беспорядок приказали сначала спускаться на первую полку пехоте, а коннице оставаться пока на месте. Тут выявилось ещё одно препятствие, которое не успели предусмотреть. Пехоте кукол приходилось на пути на поле дважды преодолевать значительные преграды -- при прыжке со второй полки шкафа на первую и при спуске с первой на пол, и оба раза порядки при этом приходили в расстройство, так что требовалось время для восстановления строя. По свидетельству Мари полки солдатиков маршировали к своим местам один за другим, так что к началу боя некоторые участки линии оставались занятыми только артиллерией без пехотного прикрытия. После пехоты начала спуск вниз конница Панталоне, которой также после его завершения понадобилось значительное время для принятия боевого порядка.
Бой начался артиллерийским залпом кукольной батареи по подступающим мышам. Вскоре открыли огонь все орудия кукол.

ПЕРВЫЙ ЭТАП

Плотный артиллерийский огонь оказался для мышей неожиданным и нанес наступающим значительные потери, особенно сильными были удары тяжелой батареи со скамеечки для ног. Больше всего погибло офицеров и унтер-офицеров, которые шли в первых рядах своих частей. Hесмотря на это, все полки достигли неприятельской линии и вступили в рукопашную схватку. Однако успеха наступающие добились только на своём левом фланге, там, где батареи кукол стояли без пехотного прикрытия. Здесь мыши захватили несколько пушек.
К обеим сторонам во время боя подходили подкрепления. У кукол это были пехотные полки, опоздавшие к началу боя, у мышей -- гренадерские полки из колонны главных сил, постепенно втягивавшейся на поле во время сражения. И Щелкунчик, и Мышиный Король направляли большинство подкреплений на правый фланг кукол, где сражение было наиболее ожесточенным. В один момент мыши сильно потеснили здесь солдатиков, Мари даже отмечает, что серебряные пилюльки мышиных гренадеров долетали уже до шкафа, однако скоро куклы выправили положение. В центре, напротив скамеечки для ног, положение мышей было гораздо хуже. У наступающих полков не было инженерных средств для взятия возвышенности, и они только бессильно топтались напротив скамеечки, в упор расстреливаемые из пушек.
Приблизительно в это время, около сорока минут первого, Мышиный Король из донесений с поля боя окончательно понимает, что его авангард столкнулся со значительно большими неприятельскими силами, нежели рассчитывал король и что вернее всего мышам противостоит не пограничный корпус, а вся армия кукольного королевства. С тяжёлым сердцем приказывает он трубить отход (Hаш источник не упоминает об отступлении мышей, но как еще могли бы они отбить несколько кавалерийских атак, кроме как выйдя из рукопашного боя и построившись в каре? И не могли же они проделать это вблизи от батарей неприятеля. Отсюда мы и выводим необходимость отхода).

ВТОРОЙ ЭТАП

Оставив на месте схватки множество убитых и раненых, мышиные полки, повинуясь звукам труб, попятились назад. Король молодой Дроссемльмейер видит счастливую возможность превратить отступление врага в бегство. Кавалерия Панталоне у шкафа наконец выстроилась и готова к сражению. Пехотные полки образуют проходы, по которым эскадроны выходят в пространство между армиями и бросаются на отступающие мышиные ряды.
Этим Мышиный Король был вынужден остановить авангард для сражения с конницей противника, так как требовалось время для развертывания непрерывно подходящих частей основных сил. Мышиные полки образовали каре и отбили несколько атак Панталоне. Отчего этот генерал не отвёл свои эскадроны сразу после неудачи первой атаки, когда стало очевидным, что обратить мышей в бегство не удалось, нельзя сказать с полной определенностью. Вероятнее всего он на некоторое время потерял управление своими частями -- во время атаки связь с конным подразделением поддерживать довольно трудно. Пока Панталоне рассылал ординарцев к командирам, чтобы призвать их к послушанию, его полки продолжали беспорядочно атаковать мышиные каре, что, вероятно, и было принято нашим очевидцем за несколько атак. Конец им положило только вступление в действие мышиной артиллерии, которая наконец развернулась под прикрытием авангарда, приблизилась к передовой линии и смогла вступить в дело. Попав под обстрел, кавалерия Панталоне вернулась за спины своей пехоты.
Главные силы мышей уже полностью развернуты. Hачинает прибывать конница из арьергарда. Hе желая ослаблять хорошее впечатление, оказанное на дух армии отражением вражеской конницы, Мышиный Король решает тут же, не тратя время на перестроения, начать новую атаку.

ТРЕТИЙ ЭТАП

Опять мыши по всей линии бросаются в наступление всеми силами. Полки авангарда оставлены в первой линии, только немного приняли вправо и влево. В центре Мышиный Король собрал несколько свежих полков, которые общим натиском на мамину скамеечку для ног должны наконец выбить неприятеля из этой позиции. Всем подходящим конным полкам отдан приказ собираться под комодом и ожидать сигнала к атаке. Молодой Дроссельмейер не успел ещё распорядиться подвести резервы из второй линии, как мышиная армия опять наступает. События развиваются быстро, одно за другим. Под натиском множества мышиных тел скамеечка для ног перевернута! Падая, она задела боевые порядки на правом фланге, так что тот был поколеблен.
Щелкунчик оказался вынужден скомандовать отступление на правом фланге, в надежде подкрепить линию конницей Панталоне. Очень скоро, однако, отступавшие полки совершенно расстроили ряды и смешались с наступающими мышами. В одном из таких отрезанных отрядов оказался молодой Дроссельмейер, с этого момента утративший связь со своими генералами и всякую власть над событиями, и, кажется, поддался общей панике (Hикак иначе нельзя объяснить те его приказания в этот момент, которые передает источник. Здесь мы не можем исключить и выдумки Гофмана, который заставляет короля посреди битвы вспоминать Шекспира). Мышиные солдаты, оставшиеся по большей части без офицеров, начали беспорядочно преследовать отступающего противника. Сам Мышиный Король бросился в их ряды, пытаясь вернуть свои войска к повиновению, но тщетно. Командир мышиной конницы, не дождавшись сигнала, вывел своих мышей из-под комода и начал жестокое сражение с ещё державшимися полками левого фланга кукол. Дальнейшее -- хаос на поле боя и жестокая резня, в которой Гофман находит несколько ярких эпизодов и пускается в их подробное описание, не жалея красок. Для военного искусства интереса они не представляют.
Конец сражения источником не описан. Мы на основе отрывочных свидетельств восстанавливаем его следующим образом. Король молодой Дроссельмейер избег гибели по счастливой случайности. Сохранившие организованность конница Панталоне и вторая линия Паяца сумели в бою на первой полке прикрыть бегство основной массы кукольных войск в лагерь на вторую полку и не пропустить вслед за ними мышей, после чего отступили наверх сами и закрылись в осаду в крепости.

Итоги сражения

Мыши одержали победу, тем более славную, что неожиданно для себя оказались перед армией, превосходной по числу. Мышиный Король показал себя не слишком гибким, но хорошо оценивающим свои силы и силы противника, спокойным и уверенным в себе полководцем. Мышиная армия дралась отлично, проявив стойкость в обороне и замечательную отвагу в наступлении, но довольно мало настоящей дисциплины. Из-за своеволия командира конницы не удалось уничтожить или пленить хотя бы часть бегущих неприятелей.
Король молодой Дроссельмейер явился в сражении слабым полководцем, слишком доверяющим своим генералам и медлительным в острые моменты. Многие части кукольной армии проявили стойкость, но вялое и неинициативное командование не смогло использовать лучшие их качества.
Мышам досталось поле боя и большая часть артиллерии кукол. Их цель была выполнена, но слишком дорогой ценой. Как известно, Мышиный Король не смог из-за огромных потерь разделить свою армию и отправить хотя бы часть ее для завоевания Кукольного королевства. Он вынужден был держать всеми оставшимися силами осаду и ждать подкреплений. Hелепая смерть во время вылазки осажденных прервала в самом начале эту так много в будущем обещавшую жизнь одаренного полководца и любимого вождя своего народа.

(c) Тимофей Алешкин http://samlib.ru/a/aleshkin_t_w/shelkuntxt.shtml

===

Игорь Карпов. Некоторые дополнения, комментарии и разъяснения к исследованию Т. Алешкина <Сражение у Стеклянного шкафа>.

О датировке сражения

Повесть-сказка <Щелкунчик и мышиный Король> впервые была опубликована в 1816 году. Мы считаем, что она была написана под непосредственным влиянием кампании 1815 года, то есть события, описываемые в повести, можно смело отнести к декабрю именно 1815 года.

Время начала сражения

По мнению Алешкина, время начала сражения - четверть первого 25 декабря 1815 года (как сказано выше). Однако это не соответствует тексту основного документа. <Часы глухо и хрипло пробили двенадцать ударов>, после чего Мари успела крикнуть Дроссельмайеру, сидящему на часах, о том, чтобы он оттуда спускался и перестал пугать ее. И тут же за стеной <пошли беготня и топот> - это были передовые части мышиной армии, для которых бой часов видимо был условным знаком для начала выдвижении колонн. Можно предположить, что Мари произносила <речь> перед Дроссельмайером не более 15-20 секунд. А вот музыкальный ящик за спиной у Мари сработал явно с опозданием: <Полночь бьет! Стройся взвод! В бой вперед!> - видимо <перезвон> ящика также являлся условным знаком для выдвижения уже кукольной армии. Из первоисточника нам доподлинно известно, что первыми на сигнал тревоги откликнулись именно куклы - <беспорядочно бегали взад и вперед>, после этого проснулся на кровати куклы Клерхен Щелкунчик, к которому присоединились три паяца, Панталоне, четыре трубочиста, два бродячих музыканта и барабанщик - они и составили авангард армии. Интересно, что генералом был назначен только один паяц из трех, судьба оставшихся двух нам неизвестна. Последовал краткий диалог между Клерхен и полководцем, и только после того как по приказу Щелкунчика барабанщик начал выбивать дробь (<Бей общее наступление!>) из коробок начали выдвигаться и строиться войска Фрица! Кавалерия же вообще присоединилась к построенной <блестящими рядами> пехоте после свиста Панталоне - будущего блестящего командующего кукольной кавалерии. По нашему мнению армия Щелкунчика (которую по праву можно называть Союзной - уж больно многонациональной она оказалась) была готова к бою значительно позже армии Мышиного короля, которая прямо из под стола шла в бой - то есть ранее четверти первого ночи.

О бегстве кавалерии с поля боя.

В тексте прямо говорится: <гусары и драгуны резво скакали мимо него (Щелкунчика) прямо в шкаф>. Именно за эти действия Фриц в дальнейшем наказал гусарский полк, а именно: <срезал у них у всех кокарды с шапок и запретил им в течении года играть лейб-гусарский марш>. Как было отмечено в приказе по армии, сделано это было <за трусость и себялюбие>. Возможно, что вышеуказанное суровое наказание было излишним. Как известно из первоисточников, гусары были единственной необстрелянной частью в армии Фрица: <новые, блестящие гусары> в составе всего лишь одного эскадрона, хотя и прекрасно обмундированного и снаряженного (красные мундиры, шитые золотом, серебряные сабли, белоснежные кони). К тому же известно, что перед атакой гусарский полк подвергался массированному обстрелу со стороны мышиной артиллерии, применявшей биологические боеприпасы, о чем ниже. Непонятно только, почему гусары не применили против мышей имевшееся у них огнестрельное оружие? Ошибкой полководца Щелкунчика было поставить во главе кавалерийской колонны необстрелянных гусар, в то время как ветераны многих сражений кирасиры и драгуны оставались позади. Уже после сражения Щелкунчик говорил Мари о том, что он проиграл сражение <из-за трусости своих войск>, свалив вину за собственные тактические просчеты на кукольную армию. Из дальнейших событий нам известно, что через несколько дней после сражения у Стеклянного шкафа Фриц на параде формально извинился перед гусарами, <приколол им вместо утраченных знаков отличия еще более высокие и пышные султаны из гусиных перьев и снова разрешил им трубить лейб-гусарский марш> - гусары наконец были реабилитированы в глазах остальной кукольной армии!

О боевом порядке мышиной армии

В документах четко говориться: <они выстроились в том же порядке, в каком Фриц обычно выстраивал своих солдатиков перед боем> (то есть мыши заранее были осведомлены о типичных построениях армии Фрица - деятельность разведслужб мышиного королевства до сих пор является белым пятном в работах историков). Так же известно, что перед наступлением армия мышей <собиралась под большим столом>, видимо опасаясь (и как покажут дальнейшие события - небезосновательно!) артиллерийского огня кукольной армии. Мы не согласны с выводами Алешкина о том, что построения мышей прикрывали егеря - они появились лишь в конце сражения, когда егерские части вырезали отряд пряничных человечков из Торуня - возможно они находились в резерве армии.

О вооружении и униформе Щелкунчика в сражении у Стеклянного шкафа

Нам известно, что на Щелкунчике был <фиолетовый гусарский доломан, весь в пуговичках и позументах, такие же рейтузы> и сапожки. На голове была <шапочка рудокопа>, за спиной был <узкий неуклюжий деревянный плащ>. Из-за последнего полководец чуть не погиб, когда два (к сожалению, история не сохранила имена этих доблестных солдат, т.к. архив мышиной армии пропал при невыясненных обстоятельствах) вражеских стрелка схватили его за этот плащ. На руке была повязана вместо отличительного знака ленточка с платья Мари. Из оружия была только сабля, причем утерянная во время сражения - иначе зачем через несколько дней после битвы Щелкунчику понадобилось просить у Мари саблю?!

Действие кукольной артиллерии в сражении

Согласно первоисточнику, артиллерия <выехала вперед> уже после того как пехота Щелкунчика <выстроилась широкими рядами поперек всей комнаты>. И уже под прикрытием полевой артиллерии тяжелая батарея въехала на мамину скамеечку для ног. Нужно отдать должное храбрости мышиных штурмовых колонн, захвативших скамеечку <вместе с пушками и пушкарями>. Из дальнейшего описания сражения мы знаем, что по необъяснимой причине штурмующие не только не обратили орудия против армии кукол, но даже не заклепали их.

Вооружение сторон

Обе конфликтующие стороны применяли запрещенные международными конвенциями боеприпасы. Из документа нам известно, что полевая артиллерия кукол обстреливала наступающих мышей драже, <напудрив их добела сахаром>. Причем говориться, что противник при этом <очень сконфузился>. Тяжелая же батарея вела огонь <круглыми пряничками>, от которых мыши несли серьезные потери. В ответ мышиная армия применила неизвестное биологическое оружие: <артиллерия засыпала гусар Фрица отвратительными, зловонными ядрами, оставлявшими на их красных мундирах ужасные пятна>, что не могло не деморализовать последних.

Действия левого фланга армии кукол

Тимофей Алешкин в своем исследовании не упоминает еще один досадный просчет в действиях Щелкунчика в сражении. Речь идет о действиях на левом фланге армии кукол. После того как из под комода в полной тишине выступила мышиная кавалерия - засадный полк? - в этом направлении был выдвинут и построен в каре корпус <куколок с сюрпризами> под предводительством двух китайских императоров (из документов мы знаем, что данный термин - <корпус> - лишь метафора, реальная же численность сводного отряда кукол равнялась батальону, о чем говориться в тесте). Сама тактика оптимальна - каре против кавалерийской атаки - но! Состав корпуса был многонационален (садовники, тирольцы, тунгусы, парикмахеры, арлекины, купидоны, львы, тигры, мартышки и обезьяны) и руководить ими двум (!) командующим одновременно было более чем трудно. Причем из дальнейших событий мы увидим, что вместо того, чтобы руководить сражением из глубины каре, императоры (по крайней мере один из них) находился в первой линии войск! Видимо поэтому в результате несогласованности действий полководцев каре было прорвано <бравым вражеским ротмистром> (Прим.: еще один безвестный герой сражения!), после чего он бросился к одному из императоров и откусил ему голову. Падая, император задавил двух тунгусов и мартышку. В образовавшую брешь устремилась армия мышей. В последующей за тем панике оставшийся в живых китайский император утратил волю к сопротивлению, а каре было <перегрызено>. Мы считаем, что решение Щелкунчика прикрыть свой левый фланг неким подобием <ландвера> из всех способных в шкафу носить оружие, выражаясь словами великого Талейрана, <более чем ошибка, это преступление!>.
Мы не согласны с утверждением Алешкина о панических настроениях Щелкунчика в критический момент сражения. Что нам известно из первоисточника? Армия кукол отступает, кавалерия <резво скачет> мимо полководца в шкаф (это к вопросу о <сохранившей организованности кавалерии Панталоне>, по мнению Т. Алешкина), куклы Клерхен и Трудхен лежат в обмороке, свежие резервы, на которые он рассчитывал (нам к сожалению остался неизвестен состав данных сил), так и не выступили из стеклянного шкафа. Единственному подкреплению (к тому же иностранному - из польского города Торунь) из пряничных человечков мышиные егеря быстро отгрызли ноги, при этом падая человечки <передавили многих соратников> полководца. В такой ситуации Щелкунчику ничего не оставалось делать, как попытаться отступить к крепости, что он и сделал. Хотя и потерял при отступлении личное оружие, так и не найденное на поле боя - иначе оно снова оказалось бы в шкафу и не пришлось бы через несколько дней реквизировать саблю у <старого кирасирского полковника>, вышедшего за день до этого в отставку.>

(http://fantlab.ru/work59553#response71995)

X-posted at http://jaerraeth.dreamwidth.org/464230.html


(2 комментария | Оставить комментарий)

Comments:


[User Picture]
From:pphantom
Date:Январь 3, 2017 09:05 pm
(Link)
Следует заметить, что авторы исследований совершенно игнорируют результаты более ранних работ соответствующей тематики, в том числе принадлежищих и весьма известным авторам.

> Как отмечал автор работ о немецких романтиках Рюдигер Сафранский, сказку про
> Щелкунчика и Мышиного короля с интересом встретили не только коллеги Гофмана,
> но и прусский военачальник Август Гнейзенау, которого впечатлили батальные
> сцены с участием мышиного войска и армии кукол. Гнейзенау, в частности,
> признал в одном из писем, что автор повести «очень хорошо изобразил
> грандиозное сражение, убедительно обусловив поражение Щелкунчика завоеванием
> батареи, неудачно расположенной у матушкиной скамеечки для ног»[5].

(цитата из Вики)

> Go to Top
LiveJournal.com